Очерки по новейшей истории Латвии, Хорошо для дела

Балтийский курс. Новости и аналитика Суббота, 23.10.2021, 15:12

Моя жизнь в газете. Очерки по новейшей истории Латвии. Глава 9

Ольга Павук, Dr.oec, главный редактор, Baltic-course.com. Рига., 28.03.2021.версия для печати
Новейшая история Латвии была бы неполной, без рассказа о приватизации группы предприятий пищевой промышленности, объединенных звучным названием Ave Lat. Сегодня уже можно признать, что заслуга в сохранении отрасли принадлежит Андрису Шкеле, миллионеру, трижды занимавшему кресло премьера Латвийской Республики. История эта по праву стала очередной главой наших очерков по экономической истории страны.

Журналисты «Бизнес & Балтии» Александр Никласс, Галина Молочкова и Ольга Павук беседуют с премьером Латвии Андрисом Шкеле. Рига. 1995.

Некоронованный король Латвии. Крестный отец Ave Lat. Член тайной масонской ложи. Олигарх. Все этих званий народная молва удостоила миллионера Андриса Шкеле.

 

В конце 1995 года «Бизнес & Балтия» опубликовала авторскую статью «Группы роста латвийской экономики», куда наряду с многоотраслевыми холдингами Skonto и Mono по праву попала Ave Lat Grupa. Доказать прямые связи г-на Шкеле c концерном Ave Lat Grupa документально было очень сложно. Но свою роль в его создании сам А. Шкеле оценивает как весомую.

 

В течение первых пяти лет работа Андриса Шкеле в сфере бизнеса была

покрыта покровом тайны. По крайней мере в прессе в 1994 -1995

годах имя Шкеле если и появлялось, то в публикациях, связанных с

его работой в Минсельхозе или в Агентстве приватизации. Всего два упоминания: в газете «Diena» (от 15.07.95.) он дал оценку финансовому кризису и в «Бизнес & Балтии» (от 31.07.95.) комментарий по поводу приватизации АО Kaija. В начале декабря того же года несколько газет одновременно распиарили скандал, разгоревшийся по поводу кредита Parex Bank, гарантированного АО Rigas vini, где Шкеле упоминался как председатель совета акционерного общества.

 

Неожиданно, к середине декабря 1995 года, имя Шкеле высветилось в связи с его выдвижением на пост президента министров Латвии. Во время обсуждения его кандидатуры наша газета первой (см. «Б&Б» от 12.12.95.) рассказала о новом явлении в экономике страны - истории создания финансово-промышленной корпорации Ave Lat. По счастливой случайности незадолго до этого я стала собирать досье о приватизации предприятий «пищевки», в которых виднелось имя Шкеле. И нарисовать в газете схему приватизации Ave Lat было делом техники. В конце декабря 1995 года Андрис Шкеле занял пост президента министров Латвии, оставив все свои председательские кресла в советах предприятий, среди них - Latvijas kuģniecībaRīgas miesnieksUzvaraRīgas viņiRīgas alusKaija.

 

Позднее, не раз встречаясь с г-ном Шкеле, я собирала информацию о его деятельности в разных ипостасях из своих источников, что позволило досконально описать схему приватизации Ave Lat Group, ставшей важным звеном в новой истории Латвии.


Глава 9. Империя Шкеле: от рассвета до заката

Рисунок С. Тюленева.

Начало финансово-промышленной корпорации Ave Lat было положено еще в 1991 году созданием ООО Ave lux. Вслед за ним в феврале 1992 года в Регистре предприятий ЛР частными лицами было зарегистрировано ООО Ave Lat. И практически сразу после его создания началась приватизация госпредприятий пищевой промышленности.

                                              

Обратить свой взор на приватизацию пищевых предприятий еще осенью 1995 года подсказали автору этих строк друзья газеты, или как мы их называли – ньюсмейкеры. В журналистское досье попала справка Агентства приватизации, в которой были перечислены все основные предприятия пищевой отрасли: производство яиц (ООО Balticovo), детское питание (ООО Lize), мясопереработка (ООО Rigas galas parstrades sabiedriba), производство кондитерской продукции (АО Laima, АО Grauss, АО Uzvara), мукомольное производство (АО Abra, АО Rezeknes dzirnavnieks, ООО Rezeknes maiznieks, ООО Baltmaiznieks, АО Hanzas maiznica) и рыбопереработку (АО Kaija). Там же по закону жанра был указан коммерческий банк – Zemes banka. К ним стоит добавить ООО Ave Lux (переработка сельхозпродукции и др.) и ООО Ave Sargs (охранная деятельность). Объединял все эти предприятия общий владелец — Ave Lat, общество с ограниченной ответственностью, зарегистрированное в Регистре предприятий еще в феврале 1992 года. 30 декабря 1994 года в Регистре предприятий Ave Lat перерегистрировано в ООО Ave Lat Grupa.

 

Без офшорки не обошлосьВ ноябре 1992 года к частным владельцам добавилась офшорная компания Quainton Ltd, зарегистрированная на острове Мэн, директором которой числился Андрис Шкеле. Адрес офшорки принадлежал фирме Abacus Ltd, проводившей регистрацию. Рижский адрес (пл. Републикас, 2) в регистрационном удостоверении офшорной компании совпадал с адресом Минсельхоза Латвии. Заметим, что в это время А. Шкеле занимал должность и. о. министра сельского хозяйства, и широкой общественности ничего о его предпринимательской деятельности известно не было.

 

Впрочем, завеса тайны его бизнеса держалась вплоть до конца 1995 года, когда 37-летний А. Шкеле был выдвинут на должность премьера. 

К тому времени офшорная компания была предусмотрительно перерегистрирована на компаньонов А. Шкеле – Харийса Кронгорна  (финансового директора Ave Lat Grupa) и Эрика Мастейко. Последний вместе с давними знакомыми А. Шкеле Нормундсом Путансом и Варисом Яковицкисом числились учредителями большинства предприятий, контролируемых компанией Ave Lat.

 

Журналистам в те годы пришлось приложить немало усилий, чтобы разобраться с офшорным бизнесом растущей как на дрожжах группы Ave Lat. Но первая официальная информация о причастности А. Шкеле к Quainton Ltd появилась в газете «Бизнес&Балтия» в 1995 году. Не будем вспоминать как, но тогда удалось достать регистрационное удостоверение этой офшорки, где упоминалось имя Шкеле. И только в 1998 году председатель правления Ave Lat Grupa  и ее гендиректор Э. Мастейко признался журналу «Klubs», что Quainton Ltd принадлежит ему. На вопрос журнала, как долго будет необходима «офшорка Quainton», Э. Мастейко ответил: «Надо посмотреть, как будет развиваться государство».

 

Помимо контроля за Ave Lat Grupa (в 1998 году в концерн входило более 15 предприятий) офшорная компания Quainton Ltd контролировала еще несколько латвийских предприятий, связанных с пищевой промышленностью. А самого А. Шкеле в те годы называли некоронованным королем или крёстным отцом Ave Lat.


Символы Латвии. Рига. 2021. Фото А. Шаврея.

Да здравствует Латвия! Попробуем ответить на вопрос, как малоизвестному предпринимателю удалось прибрать к рукам пищевую отрасль страны, долгое время оставаясь в тени собственного бизнеса.

            

Для этого придется вернуться в начало 90-х, когда под сенью НИИ электрификации и автоматизации сельского хозяйства и НПО Stars (где с 1981 по 1990 годы Андрис Шкеле работал в различных рангах — от инженера до замдиректора по коммерческим вопросам, а его отец Эдгарс Шкеле, профессор Елгавской сельхозакадемии — там же консультантом). В 1991 году было создано ООО Ave Lux, а вслед за ним в 1992 году — ООО Ave Lat. В НПО Stars работали многие люди, ставшие впоследствии партнерами Ave Lat, среди которых ушедшие в директора: фабрики   Kaija – Андрис ФелдманисHanzas maiznica — Андрис-Карлис ДамбергсLaima — Элмарс Гозитис. По соседству с институтом находилась контора Dailrade, откуда ушел руководить Balticovo Валдис Гримзе.

 

Да и само торжественное название Ave Lat, по версии тогдашнего редактора газеты НПО Stars Надежды Котиковой, сложилось из первых букв имен его создателей А. Шкеле, В. Гримзе, Э. Мастейко (Эрик в латышском языке начинается с буквы Е ). Плюс — часто используемое в названиях фирм величественное слово «Lat». Сам Шкеле отрицал эту версию, выдвинув свою: Ave Lat – «Да здравствует Латвия!».

 

Заметим, что А. Шкеле напрямую не принимал участие в создании Ave Lat и даже в офшоре его имя быстро заменили коллеги по бизнесу. Ave Lux и Ave Lat занимались тогда поставками сельхозтехники (тракторов и др.) из Беларуси. И чуть позднее стали поставлять оборудование для предприятий пищевой промышленности, в том числе агрофирме Adaži. Маленькая, но интересная подробность, описанная в NRA в 1998 году, журналисты газеты тогда  посвятили Ave Lat целый разворот. Оттуда мы узнали, что 11 февраля 1993 года в Ave Lat появился новый участник — гражданин Беларуси Иван Гузенок. Эдакая невидаль, скажете вы. Однако за 100 долларов, которые внес в капитал фирмы иностранец, Ave Lat  получил льготы по налогам на четыре года. Успели вовремя. Уже 23 февраля такой порядок был отменен. Юридическая подкованность и доступ к информации еще много раз помогали А. Шкеле успешно решать вопросы своего бизнеса.


Давние друзья - Андрис Шкеле и Гиртс Рунгайнис. Фото dailymotion.

Несомненно, в становлении группы Ave Lat громадное значение сыграл Zemes bankaсозданный в 1989 году как Агрокооперативный банк Союза сельскохозяйственных предприятий. Большая часть кредитов — G-24 и других — в первые годы была выдана именно этим банком. При приватизации Kaija банк был даже включен в перечень предприятий, входящих в холдинг Ave Lat. Как-то в интервью «Бизнес&Балтии», взятым автором в 1997 году, президент Zemes banka Андрис Руселис назвал себя банкиром А. Шкеле (в 1998 году Zemes banka был присоединен к Hansabanka. — Прим. ред.). Сам Руселис категорически отрицал вхождение своего банка в группу Шкеле, действительно участием в капиталах они связаны не были. Однако одна из особенностей банковской отрасли состояла в том, что часть банков, их называли «карманными», обслуживала определенные сферы бизнеса без прямого участия в капитале. Связь г-на Шкеле с другим латвийским банком — Unibanka — прослеживается через его участие (вплоть до второго этапа приватизации осенью 1995 года) в составе совета банка.

 

К 1998 году Ave Lat превратился в достаточно мощную структуру, куда вошли такие крупные предприятия, как Balticovo, Salacgriva’95, Kaija, Hanzas maiznīca, Laima, Rīgas piena kombināts, Rīgas viņi. На них работало более 6,5 тыс. человек, прибыль этих заводов и фабрик в 1997 году составила 3,7 млн. латов. После реструктуризации в конце 1996 года концерн возглавила Ave Lat Grupa, являвшаяся держателем акций, связанных с ней предприятий. Зарегистрированный капитал группы составлял 15 млн. латов. Председателем правления концерна стал Э. Мастейко, СМИ называли его головой империи. При этом А. Шкеле соглашался, что является ее мозгом.


Здание Минсельхоза ЛР. Рига. Фото: rigasekskursijas.lv

Знание законов освобождает от ответственностиРоль в Андриса Шкеле в стремительном продвижении к рынку Ave Lat Grupa несомненна. Еще в августе 1990 года Шкеле сменил должность директора НИИ на кресло замминистра земледелия (министром тогда был Дайнис Гегерс, а премьером — Иварс Годманис, работавший до этого в том самом институте в Улброке над своей диссертацией), став затем и. о. министра, где и проработал до августа 1993 года. Именно тогда Минсельхозу было поручено провести приватизацию предприятий, занимающихся переработкой сельхозпродуктов.

 

И если искать «блох» в деле А. Шкеле, то рыться придется в анналах законотворчества тех времен. С подачи Минсельхоза в 1991 году Верховный совет ЛР принял ряд специальных законов о приватизации предприятий пищевой промышленности: “О приватизации предприятий по переработке молока», «О приватизации собственности на предприятиях агросервиса», «О приватизации предприятий по переработке мяса», «О приватизации предприятий по производству хлеба». Идея спецзаконов была почерпнута из опыта приватизации в странах Центральной Европы. Эти предприятия были освобождены от всех установленных государством и Законом «О приватизации объектов государственной собственности и собственности самоуправлений» налогов и пошлин.

 

Интересно, что доклад о приватизации в странах Центральной Европы, где рассказывалось о специальных законах, мне прислали коллеги из Венгрии примерно в то же время, что и Шкеле. Написала статью для газеты, использовала эту информацию в своих лекциях по экономике для студентов вузов. В отличие от Шкеле, который с успехом применил их на практике.

 

 Особенностью всех специальных законов о приватизации предприятий по переработке сельхозпродуктов было то, что контрольный пакет продаваемых акций (65—85%) устанавливался как неделимый. Автором всех вышеназванных законопроектов был Андрис Миглавс, возглавивший позднее Институт аграрной экономики. По данным Министерства земледелия, все на тот же апрель согласно спецзаконам было приватизировано 49 из 60 латвийских предприятий по переработке сельхозпродуктов. После чего, в апреле 1996 года, все эти специальные законы были отменены Правилами Кабинета министров.

 

Именно с помощью спецзаконов и были приватизированы первые предприятия Ave Lat. Однако, внимательно читавший наши статьи,  Шкеле, в беседе со мной в 1998 году уточнил, что Ave Lat не применял эти законы для приватизации своих предприятий. Большинство из них (BalticovoRigas maiznieksBaltmaiznieksAbraRezeknes maiznieksRezeknes dzirnavnieks) было перекуплено сразу после их приватизации по спецзаконам другими лицами в 1994 году. И почти все были проданы Ave Lat за пару недель до десятикратной переоценки стоимости основных средств. Опять же Шкеле помог доступ к информации.

 

На начало 1995 года были таким образом приватизированы все 15 имевшихся в стране предприятий по переработке молока, 7 из 12 хлебозаводов, 9 из 14 мясокомбинатов. Значительная часть этих предприятий была приватизирована при участии Ave Lat и Ave Lux в1993 -1994 годах. Во всех этих предприятиях Ave Lat являлся стратегическим инвестором. Другие были приватизированы с помощью физических либо юридических лиц, входящих в структуры корпорации Ave Lat. И тогда здесь непременно оказалось бы еще несколько групп фирм, объединяющих, к примеру, автобизнес или мукомольные предприятия.


Андрис Шкеле. Рига. 04.02.1997. Фото: Latvijas vestnesis.

После начала массовой приватизации в 1994 году процесс расширения концерна был продолжен. В игру вступили приватизационные сертификаты. Небезынтересно узнать, что одним из претендентов на пост гендиректора Латвийского агентства приватизации (ЛАП) был А. Шкеле, став затем консультантом Яниса Наглиса (должность гендиректора ЛАП Шкеле не досталась благодаря стараниям, находившейся у власти партии «Латвияс цельш»).

                                          

Неудивительно, что в числе первых трех выставленных на аукцион ЛАП предприятий оказался государственный рыбоконсервный завод Kaija. Он же был тогда одним из самых дорогих объектов (уставный капитал 3 млн. латов), приватизируемых с помощью агентства. 54% акций Kaija (1805583 акций по 1 лату) приобрел стратегический инвестор ООО Ave Lux — 25% в латах и 75% в сертификатах. Председателем совета АО Kaija стал все тот же А. Шкеле. Председателем правления – Э. Мастейко.

 

Вслед за Kaija одно из предприятий финансово-промышленной корпорации Rigas vini приобрело по той же схеме контрольный пакет (80%) ГПО по производству напитков Rigа (уставный капитал 400 тыс. латов). Другие предприятия группы получили статус АО распоряжением Минэкономики (LaimaUzvara) либо были перекуплены позднее (Salacgriva’95Latvijas BalzamsRigas alus).

 

В апреле 1997 года гендиректор Ave Lat Grupa Э. Мастейко публично заявил, что группа хочет принять участие в приватизации крупнейших латвийских компаний – Latvenergo, Latvijas gaze, Latvijas kuģniecība, Ventspils nafta. Но до этого дело не дошло.

 

Вплоть до 1998 года все предприятия концерна успешно работали, принося прибыли своим владельцам. Так, в 1997 году рыбзавод Kaija заработал посленалоговой прибыли 730,9 тыс. латов, Salacgriva’95 — 195,6 тыс. латов, Latvijas Balzams — 2,3 млн. латов, Rigas alus — 184,3 тыс. латов.

 

Другие интересыСам же А. Шкеле к тому времени уже трижды побывал в кресле премьера (представляя в правительстве Народную партию): с декабря 1995-го по январь 1997 года, с февраля по июль 1997 года и с октября 1998-го по июль 1999 года.

 

Попав в политику, А. Шкеле стал участником многочисленных скандалов, самым громким из которых стало дело о педофилии. Скандал с «педофилгейтом» спровоцировал резкое падение народного рейтинга А. Шкеле, надолго возведя его в ранг самого непопулярного политика в Латвии. Приватизацией предприятий Ave Lat в разные годы безуспешно интересовались и Полиция безопасности, и Генпрокуратура, и Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, и Служба госходов.

 

Купля-продажа Ave Lat GrupaПосле случившегося в августе 1998 года российского кризиса, предприятиям «пищевки», плотно работавшим с Россией, пришлось нелегко. Многие из них были близки к банкротству. Как оказалось, умный советчик А. Шкеле (имевший статус консультанта и собственную консалтинговую фирму) практически ничего не сделал для более равномерного распределения импорта продукции предприятий на Восток и Запад.


Latvijas balzams – 100 лет. Главный акционер предпрития Эрик Мастейко, начальник производства Байба Элиаса и гендиректор Александр Иванов. Фото: Arnis Blumbergs, "LV", 12.03.1999.

Весной 1999 года Шкеле стал официальным владельцем Ave Lat Grupa, когда фирма Uzņēmumu vadība un konsultācijas, совладельцем которой был А. Шкеле, приобрела в свою собственность концерн. Тогда же в собственность А. Шкеле перешла и офшорная компания Quainton Ltd, до этого числившаяся за Э. Мастейко. Сумма сделки не раскрывалась. В официальном заявлении говорилось лишь, что на покупку концерна А. Шкеле взял кредит в одном из крупнейших латвийских банков, Впрочем, ни банк, ни сумма кредита также не разглашались.

                                 

В том же 1999 году А. Шкеле в очередной раз стал премьер-министром и был вынужден распрощаться с пищевым бизнесом. 17 августа он доверил международному аудитору PricewaterhouseCooper подыскать управляющего акциями Ave Lat Grupa.16 ноября аудиторская компания сообщила, что акции по трастовому договору переданы фирме Abacus Ltd. И никто тогда не обратил внимание, что по адресу Abacus Ltd была зарегистрирована в 1992 году офшорная компания Quainton Ltd, что на острове Мэн, та самая, документы которой в 1995 году раздобыла «Бизнес & Балтия».

 

Немного позже управляющие поменяли Abacus Ltd на другую офшорку — Bolster Management (зарегистрированную на Нормандских островах — англ. Channel Irlands), которая согласно данным Регистра предприятий, стала в январе 2000 года владельцем 99,9% акций Ave Lat Grupa. А Шкеле получил на руки вексель номиналом в 29 млн. долларов. Заметим, что в одном из интервью автору этих строк в 1998 году на вопрос, есть ли у него другие офшорки, А. Шкеле ответил: «Есть. Одна. В Ирландии. И к Ave Lat отношения не имеет». Тогда действительно не имела…

 

Эрику Мастейко достались все акции, принадлежащей концерну компании Hanzas maiznīca, большая часть которых позднее была продана. Э. Мастейко, Н. Путанс, В. Гримзе и многие другие соратники А. Шкеле входят сегодня в бизнес-элиту страны, украшая в разные годы списки латвийских миллионеров.

 

Данные о финансовых показателях Ave Lat Grupa за 1999 год свидетельствуют, что все предприятия концерна работали с прибылью. 

9 марта 2000 года акционеры Ave Lat Grupa заявили о смене названия своего детища в связи с новым направлением деятельности. Отныне Ave Lat Grupa получает труднопроизносимое имя New Technology and Business Development Corporation (NTBDC), которому предстояло заняться информационными технологиями. Во главе NTBDC был поставлен Янис Лейманис, предложив прессе общаться с Bolster Management только по электронной почте.

 

Однако вместо информационных технологий NTBDC начал реорганизацию внутри себя. «Отпочкования» в виде заново зарегистрированных фирм — NTBDC LBNTBDC SLNTBDC SLG и др. говорили о готовящейся масштабной распродаже предприятий NTBDC.

KaijaRigas alusBalticovo, а за ними и остальные, входящие в бывший концерн Ave Lat Grupa лидеры латвийской «пищевки», постепенно были проданы новым владельцам. Каждая такая сделка вызывала определенный резонанс в обществе. Народ подсчитывал, тянут ли сокровища бывшего пищевого гиганта Ave Lat Grupa на таинственный вексель в 29 млн. долларов.

 

В 2001 году у бывшей Ave Lat Grupa «на балансе» осталось только два предприятия — Ave Lat Sargs и Latvijas Balzams. В том же году после долгих переговоров 49,9% акций АО Latvijas Balzams приобрел российский концерн S.P.I. (Союзплодимпорт) за 18,5 млн. долларов, увеличив впоследствии свою долю в капитале до 89,99%. Ave Lat Sargs в 2011 году была продана шведской компании Securitas AB, сумма сделки 1,1 млн. латов.

 

Заговоренный вексельТак назвали журналисты одной из газет знаменитый вексель Андриса Шкеле — один из самых загадочных финансовых документов в новейшей истории Латвии. В ходе проверок Службы госдоходов, а их, надо сказать, было три, выяснилось, что А. Шкеле все же заключил договор о продаже акций Ave Lat Grupa, а вексель стал нестандартным методом расчета.

 

Оставался открытым вопрос, кому была продана Ave Lat Grupa?

 

Очередная проверка документа в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB) закончилась осенью 2005 года безрезультатно, о чем рапортовал общественности шеф этого учреждения Алексей Лоскутов. Заметив, что в случае обнаружения дополнительной информации проверка векселя будет возобновлена. А тогда объяснений А. Шкеле оказалось вполне достаточно.

 

Помощник А. Шкеле Юргис Лиепниекс еще в 2000 году заявил, что до тех пор, пока ушедший в отставку премьер-министр будет заниматься политикой, принадлежащий ему вексель стоимостью 29 млн. долларов использован не будет. Вексель «будет лежать» и в том случае, если А. Шкеле не войдет в новое правительство, сказал тогда агентству LETA Ю. Лиепниекс.

 

Согласно данным налоговой декларации А. Шкеле, стоимость его знаменитого векселя к 2005 году снизилась с 29 млн. долларов до 20 миллионов. 

В феврале 2002 года Регистр предприятий Латвии поставил точку на истории Ave Lat, ликвидировав АО New Technology and Business Development Corporation.

 

Многочисленные предприятия, входившие некогда в крупнейший в Латвии пищевой концерн, продолжают работать, выпуская из своих цехов сыры, конфеты, колбасы, рыбные консервы и всевозможные напитки, способствующие усвоению всей этой снеди. Бывшие шоколадные, рыбные, молочные «дивизии», которые выстраивала Ave Lat Grupa, распались, а предприятия постепенно обрели новых хозяев.

 

Управленцы Ave Lat Grupa с переменным успехом трудятся в компаниях, прежде входивших в структуру концерна, а пожелав сменить место работы, имеют неизменный спрос. Некоторые небольшие акционеры Ave Lat Grupa стали нынче успешными предпринимателями и создали свои фирмы. Ни одно из предприятий группы не обанкротилось в руках новых хозяев. Даже наоборот — развитие их протекает в основном по восходящей. Компании Latvijas BalzamsKaijaRīgas alus (Brūveris), Laima, Rīgas pienu kombinats (Food Union), Hanzas maiznīca, Balticovo по-прежнему остаются лидерами в своих направлениях деятельности и имеют шансы оставаться таковыми в обозримой перспективе.

 

А на улицах Риги еще долго можно было встретить автомобили с символикой Ave Lat Sargs. Это все, что напоминало о некогда могущественной империи А. Шкеле.


Автомобили с символикой Ave Lat Sargs на улицах Риги. Фото из архива БК.

В 2011 году Шкеле, после троекратного премьерства ушел из политики и старался не афишироваться. Но сведущие люди знают, что его офис на улице Дзирнаву в центре Риги открыт для неофициальных встреч с нужными людьми. Он по-прежнему остается одним из самых богатых и влиятельных людей в Латвии. Структура предприятий семьи Шкеле разветвлена и насчитывает до сотни фирм. Главные блоки – недвижимость и предприятия в Рижском порту (совместно с Айнарсом Шлесерсом).  

 

Буквально на днях, в преддверье очередных выборов в самоуправления (назначенных на 5 июня), всплыли уголовные дела «олигархов» более чем десятилетней давности. В деле о внедрении цифрового ТВ А. Шкеле подозревали в мошенничестве и отмывании денег. «У меня не было никаких оснований полагать, что меня подозревают в нарушении закона по этим событиям. За последние 12 лет меня ни разу не вызывали для дачи показаний по этому уголовному делу», - заявил Шкеле в своем обращении для СМИ. Более развернутых комментариев экс-премьер давать отказался.

 

Окончательный приговор по этому делу Верховный суд должен вынести в конце марта. Неужели осудят? Или отложат до следующих выборов?






Поиск