Аналитика, Латвия, Прямая речь, Технологии, Финансы, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Пятница, 23.04.2021, 12:13

Fin Tech компании могут переманить наиболее продвинутых клиентов латвийских банков

Юрий Балтгайлис, доктор экономики, Институт транспорта и связи, специально для БК, Рига, 22.12.2020.версия для печати
Каждый раз, когда вы платите налоги через онлайн системы, заходите в онлайн-банк или покупаете музыку в iTunes — вы используете достижения FinTech-индустрии. Вместе с популярностью интернета возросла и частота онлайн-операций, в том числе финансовых. Теперь значительно удобнее перевести деньги родственникам на счет со смартфона, чем сидя в банке или даже стоя у банкомата. Молодое поколение и вовсе погружено в онлайн-операции.

За последний год FinTech-компании только в США заработали 17,4 млрд. долларов, а мировая доля прибыли составила 84 млрд. долларов.


Чем конкретно занимаются FinTech-компании?

  • Криптовалюта и цифровая валюта.

  • Технологии блокчейна, с децентрализованной системой.

  • Так называемые «умные контракты», которые позволяют безопасно обмениваться деньгами и данными без помощи третьих лиц.

  • InsurTech — технологии, которые используются в области страхования, чтобы оптимизировать процессы.

  • RegTec (regulatory technology) — технологии, обеспечивающие быстрое и надежное соблюдение норм законодательства. Сейчас их популярность растет, поскольку в различных странах активно вводятся законодательные нормы в отношении FinTech-компаний, за которыми приходится следить, чтобы обеспечить их легальную деятельность.

  • Робопомощники — программные алгоритмы, которые включают в себя различные типы инвестиционных советов за гораздо меньшие деньги, чем реальные консалтинговые фирмы.

  • Небанковские сервисы, предлагающие услуги населению с низким доходом, которое не может получить по тем или иным причинам поддержки традиционных банков или других финансовых компаний.

  • Кибербезопасность.


Более 80% мировых банков теряют свои доходы из-за развития функций FinTech-компаний. Прежде всего клиенты пользуются онлайн-платежами, переводами на счета и хранением личных финансов. В разной мере большинство банков собираются наладить сотрудничество с FinTech-компаниями, чтобы хоть как-то покрыть ущерб. Эксперты международной аудиторской компании PwC (PricewaterhouseCoopers) склоняются к мнению, что в скором времени FinTech-компании разовьют и управление личными средствами. В таком случае пользователи могут спросить себя, нужен ли им вообще счет в банке?


Конкуренция банков и FinTech-компаний растет


В Латвии по данным Swedbank и Агентства инвестиций и развития работают порядка 450-500 стартапов, из которых 91 напрямую занимаются проблемами FinTech. 


Инновации в области платежей ― один из наиболее востребованных сегментов на рынке финтеха. Если в 2015 году, по данным Fintech Adoption Index, только 15% населения опрошенных стран знали о существующих платежных инновациях, то сейчас осведомлены 96%, а пользуются ― 75% людей.


При значительном снижении кредитной деятельности, латвийским банкам чтобы не отстать от конкурентной борьбы за будущих клиентов необходима заняться инвестиционной деятельностью и в первую очередь в области развития мировой тенденции финансовых услуг. Конечно, при столь сильном давлении и контроле со стороны мировых и местных институтов это можно делать на уровне международных платформ.


Сформировавшаяся система управления банковской системой Латвии сегодня допускает широкое участие глобальных институтов в формировании общей системы регулирования банковской деятельности, здесь и международные процедуры по обмену информацией, и ужесточенный контроль в области борьбы с отмыванием денег и жесткие нормативы достаточности капитала. Все эти институты формируют дополнительные условия, увеличивающие транзакционные издержки, на которые указывал лауреат Нобелевской премии Рональд Коуз (Coase R.), что снижает конкурентоспособность латвийских банков.


Кредитный портфель латвийских банков за последние десять лет упал более, чем на 10 млрд. евро, что показывает неготовность банковского сектора активно развивать экономику страны под жестким регулированием внешних и внутренних институтов. Этот сектор, особенно в области кредитования физических лиц перенимают компании FinTech сектора, который активно развивается в международных масштабах и имеет прекрасные возможности в области привлечения заемных средств.


Среди наиболее продвинутых стартапов на латвийском рынке именно те, которые связаны с быстрыми и эффективными финансовыми услугами, которые дают возможность им реально конкурировать с банками с наименьшими издержками для клиентов. Это Mogo Finance, дающие возможности быстро получить кредиты для желающих приобрести автомобиль; Mintos, обеспечивающая риэлтерам быстрый поиск объектов финансирования в недвижимость; 4Finance, компания на приемлемых для клиентов условиях осуществляет быстрый поиск возможностей получения займов в 16 странах мира; Robocash Group, занимающуюся поиском альтернативных займов и поддержки клиентов желающих инвестировать в международные фонды.


В Национальном Плане развития Латвии до 2027 года не говориться о строительстве институциональной системы, способной с наименьшими транзакционными издержками стимулировать развитие инновационного бизнеса по сравнению с соседями. Речь в общих словах идет об эффективном предпринимательстве и развитой системы образования, без конкретных целей, и реального планирования.


Дейcтвительно, потеряв за последние десять лет клиентские активы свыше 10 млрд. евро и продолжая испытывать давление со стороны мировых регулирующих институтов, латвийские банки практически не наращивают активы, падают и объемы выданных кредитов.


Латвия отстает от Литвы и Эстонии в рейтинге FinTech


Между тем, в международном рейтинге FinTech Литва находится на 4 месте, Эстония на 10, а Латвия на 49! Из 238 городов -центров финансовой деятельности, где активно разворачиваются стартапы согласно рейтингу FinTech Вильнюс занимает 29 место, Таллинн 38, а Рига только 96.


Сегодня FinTech – визитная карточка Литвы. Государство заинтересовано в том, чтобы финтех-компаний было как можно больше. Эта политика привела к тому, что, например, популярная в последнее время платежная система Revolut из Великобритании во всей Европе сейчас работает по литовской банковской лицензии. TransferGo (сервис онлайн-переводов для трудовых мигрантов, основанный литовцами в Великобритании) и Google Payment тоже. Таким образом, Литва является сегодня страной номер один в Евросоюзе по числу выдаваемых банковских лицензий. До «брексита» это была Великобритания.


Любой продукт — это большая ответственность, и чем лучше он протестирован, тем больше у него шансов на успех. В Литве финтех-стартапы имеют возможность работать в режиме «регуляторной песочницы» с реальными клиентами. Вы можете начать взаимодействовать с финансовой экосистемой: с центробанком, с разными банками в тестовом режиме до того, как ваша технология выйдет в мир. Если у вас что-то пошло не так, центробанк Литвы вежливо вас поправит и поможет вам разобраться. Во многих других странах, если вы создаете финтех-стартап, и у вас что-то пошло не так, это может быть расценено как финансовая махинация.


Стоимость услуг для клиента не всегда напрямую обусловлена затратами, которые компания несет на оказании этих услуг. Она часто больше связана с рынком и текущей ситуацией. Чтобы достойно конкурировать на рынке, все современные финтех-проекты стремятся сделать свои услуги для конечного пользователя максимально дешевыми, при этом неважно, зарегистрированы вы как банк в Германии или в Литве. И это значит, что какое-то время вы даже, возможно, будете работать в минус. Но в Германии это будет большой минус, а в Литве ваши операционные расходы будут ниже, потому что overhead — дополнительные расходы на взаимодействие с регулятором — очень низкие за счет скорости.


Чтобы участвовать в создании институциональной системы, способной обеспечить минимальные транзакционные издержки в области системы FinTech, которая становится реальным и сильным конкурентом латвийским банкам, несмотря на жесткие пруденциальные нормативы. Чтобы не отстать от тенденций мировых технологий, для латвийских банков становится важным создание различных «электронных площадок» для привлечения местных и зарубежных квалифицированных специалистов, накапливать резервы для инвестиций в виде рискового капитала, включаться в процессы использования криптовалюты и технологии блокчейна, готовить собственных специалистов в этой области, освобождаясь за счет перелива капитала в области финансирования этих технологий от давления бюрократических структур.


Первым шаг в этом направлении сделал Swedbank. Его co-working пространство ежемесячно посещают десятки специалистов, где ведется диалог о сотрудничестве. Но это сотрудничество будет неполным и неэффективным, пока регулирующие институты не ослабят свои контрольные узы и вместо преследований и подозрений к клиентам не подключаться к диалогу и поддержке бизнеса.


Снять барьеры призваны цифровые банковские платформы такие, как APIBank. Популярный термин API (англ. Application Programming Interface — программный интерфейс приложения) — это набор способов и правил, по которым различные программы общаются между собой и обмениваются данными.


Благодаря подобным хабам, с одной стороны, банкам не нужно интегрироваться с каждым стартапом отдельно, достаточно лишь дать цифровой платформе доступ к своей инфраструктуре; а с другой ― финтехи получают свободу действий, поскольку через посредника они могут работать сразу с несколькими финансовыми учреждениями. Именно в сочетании защиты банковских процессов и массового подключения финтех-сервисов состоит ключевая роль API-хабов. Однако у них есть еще одна ― не менее важная ― функция: цифровые платформы дают возможность компаниям-партнерам по-другому взглянуть на их бизнес и найти новые направления для развития, благодаря использованию открытых API.


Три варианта внедрения ИКТ в банковский бизнес


По нашему мнению, возможны три варианта внедрения современных инфокоммуникационных технологий в банковский бизнес. Первый вариант заключается в создании нового банка (необанка), чья бизнес-модель будет изначально основана на использовании онлайн-технологий и разработок финтех-компаний. Второй вариант – это создание цифрового банка как отдельного подразделения традиционного банка, но внутри автоматизированной банковской системы. Третий вариант заключается в кооперации с финтех-сервисами или в их покупке и встраивании в существующий банковский бизнес.


С позиции цифровых платформ основные сложности внедрения инноваций сейчас связаны не с технологиями, а с юридической составляющей ― разработкой регуляторной базы и согласованиями на уровне банковских процессов. Основные инновации в финансовую отрасль пока привносятся не финансовыми экспертами, а специалистами по технологиям и людьми, стремящимися использовать современные технологии.


Самое интересное, что за развитием дигитальных валют, где FinTech сообщество занимает лидирующие позиции, не поспевают юристы, экономисты и аудиторы. Специфический язык разработчиков этой валюты и их процедуры не могут пока одолеть юристы, а экономисты и бухгалтеры не готовы подвести все цифровые процедуры под международные стандарты, да и трудно людям с гуманитарными профессиями угнаться за новыми технологиями.


Например, такой агрегат, как используемый в бухгалтерии Финтеха токен, который является в цифровых технологиях валютной единицей и который представляет баланс счета в конкретной криптовалюте. Все токены зарегистрированы в базе данных. Владельцы получают доступ к своим средствам в виде токенов с помощью специальных приложений, ключей шифрования и электронных подписей. Цена токена может быть привязана к продукции или услугам, а не формироваться только на основе предложения и спроса. Так что пока подступиться к этим технологиям юристам и аудиторам сложно, поэтому кооперация банков в области Финтеха могут осуществлять специалисты, мало просвещённые в юриспруденции, а разрешить эту проблему могли бы платформы, по типу электронных площадок Swedbank.


Один из международно признанных специалистов в области Финтеха бывший CEO дигитального американского банка Monzo, а ныне глобального специалиста системы VISA - TS Anil отмечает, что политика регулятора также является одним из факторов, которые оказывают влияние на желание технологических компаний работать вместе с банками. В странах с мягкой регуляторной политикой технологические компании обычно неохотно взаимодействуют с банками, потому что не видят в таком партнерстве каких-либо значительных для себя выгод. Они могут самостоятельно работать без помощи традиционных игроков финансового сектора до тех пор, пока их бизнес не станет достаточно большим, чтобы привлечь внимание регулятора. Если регулятор придерживается противоположного подхода и более консервативной политики, то финтех-компании активнее сотрудничают с банками, поскольку в одиночку не могут справиться с требованиями, которые предъявляются регулятором к участникам банковского сектора на таких рынках.


Это различие наглядно видно на примере регулятивных систем в Литве и Латвии. При общей европейской тенденции к ужесточению надзора Литва имеет одно существенное отличие. Поскольку страна взяла осознанный курс на финтех, все эти вещи там происходят быстрее: вы быстро получите ответ от центробанка, пояснение от регулятора, например, что вы делаете не так, какой должна быть ваш KYC (система «знай своего клиента») или как правильно выстраивать комплайнс.


В Латвии, помимо того, что система регулирования банковской деятельности является двухуровневой, к процессу регулирования подключены на государственном уровне международные институты, которые дают свои заключения по комплайнсу и их решения часто принимаются за основу деятельности всей системы. Поэтому в настоящий момент процедуры регулирования комплайнса забюрократизированы и регуляторы изначально предвзяты, плюс клиенты банков, как нерезиденты, так и резиденты вынуждены отслеживать происхождение денежных средств зарубежных партнеров, что резко усложняет и удорожает процесс любых транзакций или доказывать по каждой транзакции ее правомерность и предоставлять отчетность по сделкам многолетней давности.


Поэтому в латвийском случае нужно в первую очередь перестраиваться регуляторам и содействовать развитию FinTech. Политика регулирования ФинТех-рынка в тех странах, где успешно реализуются эти технологии охватывает следующие области: защита прав потребителей и инвесторов, обеспечение доступности финансовых услуг, стимулирование инноваций и конкуренции. В этой связи достаточно проводить более глубокий мониторинг со стороны надзорных органов таких областей, как рентабельность финансового сектора, стандарты кредитования, кибер-безопасность, а в области комплайнса добиваться самостоятельности, как в Литве и совершенствовать процедуры комплайнса, делая упор на управление рисками, а не фиксации их для последующих ограничений и наказаний.


В целом сотрудничество или конкуренция латвийских банков и компаний FinTech будет зависеть от трех факторов:

  1. Изменение регулятивных процедур со стороны государства. Переход регулятивных функций к управлению рисками.

  2. Активное развитие банками АТI платформ, способных привлечь компании FinTech к сотрудничеству.

  3. Подготовка и стимулирование кадров, способных работать в сфере FinTech, а также широкий диалог с этим сообществом.






Поиск