Очерки по новейшей истории Латвии, Хорошо для дела

Балтийский курс. Новости и аналитика Суббота, 23.10.2021, 05:10

Моя жизнь в газете. Очерки по новейшей истории Латвии. Глава 12

Ольга Павук, Dr.oec, главный редактор, Baltic-course.com. Рига., 09.04.2021.версия для печати
Недавно Александр Григорьевич Лукашенко обмолвился: «Мы создадим свою Германию – с её стандартами». Впервые желание подражать ФРГ президент высказал еще в 1995 году, за что был подвергнут порицанию со стороны российских и немецких СМИ. В 2008-м директор Института экономики Национальной АН РБ академик Никитенко, во время встречи с ним в Минске, пролил свет на выбор экономической модели развития страны – за образец которой была взята послевоенная Германия. В таком важном вопросе, как приватизация белорусских крупных предприятий прослеживается также параллель с соседней Польшей. С учетом пристального внимания к Беларуси со стороны мирового сообщества, транслируем интервью с академиком и наши комментарии в очередном очерке по новейшей экономической истории.

Для начала приведем давнюю цитату А. Лукашенко, опубликованную в журнале «Коммерсант Власть», №45 от 05.12.1995. 

 

«Не все только плохое было связано в Германии с известным Адольфом Гитлером. Он перечеркнул все хорошее, что он сделал в Германии, своей внешней политикой... Но вспомните его власть в Германии. Ведь немецкий порядок формировался веками. При Гитлере это формирование достигло наивысшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента... Не может быть в каком-то процессе или в каком-то человеке все черное или белое. Есть и положительное. Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти... Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг лидера. Сегодня мы переживаем такой же период времени, когда нужна консолидация вокруг одного человека или группы людей, чтобы выжить, выстоять и подняться на ноги. Отдано это мне на откуп. Какие я приму меры — такие и будут. Абсолютная власть — это абсолютная ответственность. Я готов к абсолютной ответственности».

 

Интервью с академиком Никитенко, опубликованное в Baltic-course. сom 24.10.2008. объясняет выбор экономической модели в Республике Беларусь.


Глава 12. Германская модель на белорусской земле

Встреча с академиком проходила в Академии наук и была организована в рамках IV Белорусско-Латвийского инвестиционного форума, проходившего в Минске в октябре 2008 года.

 

Петр Георгиевич Никитенко уверен в необходимости дальнейшей либерализации экономики РБ и был предельно откровенен в оценке экономического развития своей страны. По мнению академика, мировой финансовый кризис не обойдет страну стороной, но больших потрясений не предвидится. Объективности ради, заметим, что во время кризиса 1998/99 гг. в Европе только две страны удержали ВВП в плюсе – Польша и Беларусь. То есть академик не блефовал. Итак, само интервью…


Академик Никитенко. Минск. Октябрь 2008 г. Фото БК.

БК: Петр Георгиевич, насколько серьезно затронет мировой финансовый кризис Республику Беларусь?

 

П. Никитенко: Как и все страны мира, Беларусь будет терпеть издержки от мирового кризиса. Серьезной проблемой для белорусской экономики может стать снижение мировых цен на нефть и нефтепродукты, которые составляют более трети всего экспорта страны. В результате, следует ожидать не только уменьшения валютной выручки, но и сокращения поступлений в бюджет экспортных пошлин на нефтепродукты. Кроме того, на фоне кризиса на мировых финансовых рынках уже наблюдается падение цен на золото и фосфорные удобрения. Поэтому не исключено и снижение цен на калийные удобрения, которые также являются значимой статьей белорусского экспорта. Большого падения спроса на трактора, продукцию автомобильной промышленности, сельхозпродукты мы не ожидаем, да и составляющая этой продукции в ВВП небольшая. В целом следует ожидать снижения поступлений в бюджет от внешней торговли на 1-2%. Но это не будет продолжаться долго, так как Россию, особенно Москву, устраивает качество наших товаров, таких, к примеру, как троллейбусы и др.

Для банковской системы Беларуси мировой финансовый кризис может обернуться потерей ликвидности, сокращением ресурсной базы, ростом внешней задолженности и потерей собственного капитала. Поэтому надо повышать монетизацию и капитализацию финансового сектора.

Общий уставный фонд банков на 1 июля 2008 года равнялся около 2,5 млрд. долларов. Этих средств банковской системе в условиях кризиса может оказаться слишком мало для стабильного развития. В результате может возникнуть кризис неплатежей, долги банков перед своими контрагентами, проблемы с наличием денег на рынке межбанковского кредитования, резкий отток банковских вкладов со стороны граждан и юридических лиц. В банковский сектор нужно привлекать, в первую очередь, российский и китайский капиталы. Сегодня доля иностранного капитала в белорусских банках составляет 22,2%, для сравнения в Украине — 35%, в России — 25,7%. Наша задача — выходить на материнские иностранные банки без посредников.

Поскольку Россия уже испытывает влияние мирового финансового кризиса, возможно временное снижение спроса на белорусские товары на российском рынке. Однако предпринимать какие-либо действий по уходу из зоны российского рубля белорусским предприятиям не следует. Располагая самым высоким уровнем ликвидности в мире, российский рубль в ближайшей перспективе войдет в состав самых надежных валют мира.

 

Инфляция финансовых средств на мировых рынках приведет к росту расходов на обслуживание внешнего белорусского долга. Поэтому могут создаться предпосылки для кризиса ликвидности в нашей стране. В связи с этим нужно ориентироваться, прежде всего, на привлечение не кредитов и займов, а прямых инвестиций, которые не увеличивают внешний госдолг.

Укрепить стабильность финансовой системы Беларуси должна дальнейшая либерализация экономики.

 

И все-таки больших потрясений не предвидится. Когда внешняя задолженность небольшая, негатив легко превращается в позитив. Мы это уже проходили во времена Павловской реформы. У кого ничего не было, тот ничего и не потерял. Первыми «бандитами на той дороге» оказались банки, но они не виноваты в том, что не сами копили свой капитал, а получили его готовым. Поэтому нам пришлось начинать с «зайчиков».

 

О.П.: Какие меры можно предпринять в стране для стабилизации экономического положения?

 

П. Н.: Прежде всего, необходима стабилизация российского рубля. Несмотря на то, что Россия уже испытывает влияние мирового финансового кризиса, белорусским предприятиям не следует не следует пытаться уйти из зоны российского рубля. В связи с тем, что Россия уже испытывает влияние мирового финансового кризиса, возможно временное снижение спроса на белорусские товары на российском рынке. Это может стать сдерживающим фактором развития ведущих белорусских импортеров и экспортеров. Располагая самым высоким уровнем ликвидности в мире, российский рубль в ближайшей перспективе войдет в состав самых надежных валют мира, как и юань. Мы давно привязали национальную валюту к корзинке, основная доля которой приходится на доллар, российский рубль составляет  до 50%, юань и евро  имеют небольшой вес. Белтрансгаз акционирован Газпромом, которому принадлежит 50% акций, что повлияло на долю российского рубля в валютной корзинке.  Думаю, долларизм коснется и российского рубля, но ненадолго.


Здание Национальной академии наук РБ.

О.П.: Чем можно объяснить то, что Беларусь в отличие от Латвии сумела сохранить свою промышленность? Какую модель экономического развития Беларусь взяла за основу?

 

П. Н.: Прежде всего, напряженной и интеллектуальной составляющей. Прибалтика и Беларусь за счет разницы цен на сырье и готовую продукцию имели положительное сальдо. По уровню жизни наши республики шли нога в ногу. Во времена горбачевских реформ Беларусь сказала «нет» региональному хозрасчету. Уже тогда мы говорили о необходимости снижения доли военно-промышленного комплекса в ВВП, составлявшем 70%. После распада Союза четкой программы преобразований не было, но в Минске была концентрация финансов. На предприятиях были средства, чтобы медленно, но набирать обороты. Реальная безработица тогда составляла более 40%, зачастую работники продолжали числиться на предприятиях, но работы на всех не хватало.  

 

Так продолжалось до середины 90-х или чуть дольше, в это время была разработана программа развития социально-ориентированной экономики. За основу была взята социально-рыночная модель Людвига Эрхардта 1950—60 гг. в Германии. Земля Северная Рейн-Вестфалия была закреплена за Беларусью в рамках «Программы поддержки Беларуси» правительства ФРГ. В  Северной Рейн-Вестфалии есть белорусский клуб.

 

К концу 90-х военных заказов в стране осталось около 7%, но они позволяли предприятиям работать. Кстати, белорусские дороги, тоже часть нашей программы устойчивого социально-экономического развития Беларуси. 


О.П.: Часто можно услышать критику в адрес налоговой системы Беларуси. Ваш комментарий по этому поводу.

 

П. Н.: Наша налоговая система имеет ряд недостатков, которые в конечном итоге сказываются на конкурентоспособности экономики страны. Эти недостатки необходимо устранить, думаю, что в перспективе нам стоит перейти к единому налогу на доход.

 

В Беларуси необходимо изменить структуру издержек производств и целиком изменить систему бухгалтерского учета. Здесь мы опять сталкиваемся как с интересами чиновников, так и самих бухгалтеров, не желающих каждый по своим причинам что-либо менять.

 

Предстоит продолжить работу по созданию прозрачной системы производства внутреннего валового продукта. Только в прошлом году был принят закон о кредитной истории. В системе лицензирования действует разрешительный принцип.

 

Мы часто переоцениваем основные фонды, накручиваем инфляционный элемент на стоимость продукции и относим это на издержки производства. А на макроуровне амортизация учитывается как основная часть ВВП. Получается, что в конечном итоге мы инфляцируем ВВП. Данный механизм стоит упорядочить.

 

О.П.: В Беларуси принята программа приватизации на 2008—2010 годы. Время ли проводит передачу госпредприятий в частные руки во время кризиса? Существует мнение, что на приватизацию пойдут убыточные либо банкротирующие  предприятия?  

 

П.Н.: Это не так. Это работающие с прибылью предприятия. Вопрос в том, насколько они могут улучшить техническое состояние с привлечением иностранного капитала. Насколько зарубежный капитал может обеспечить новые технологии, выпускать экологически чистую продукцию, в том числе на экспорт. К примеру с привлечение германского капитала модернизирован металлургический завод. Техника немецкая, кредиты немецкие, генподрядчик немецкий. Рабочая сила — наша. Модернизированы Минский тракторный завод, БЕЛАЗ, экспорт которого составляет 30%.

 

В то же время процесс приватизации в текущем году — вялотекущий. Ряд условий, выдвигаемых со стороны Беларуси, задерживают приход инвесторов. Система выстроена так, что чиновники не заинтересованы в продвижении приватизации. Институт экономики дает рекомендации, доводит их до руководства страны. Все предприятия согласовывают планы приватизации с Президентом РБ. Сложная запутанная система учета — это элемент коррупции и для чиновников, и для правоохранительных органов. Теневые схемы. Экономическая преступность. При такой системе процветает рейдерство, существует проблема интеллектуальной собственности.   

 

И уровень жизни надо поднимать. И зарплатой надо заниматься. И налоговую нагрузку надо снижать. И целиком менять бухучет. Но я уверен, терпение и труд все перетрут.

 

О.П.: Выдержит ли при этом социально-ориентированная экономика?  

 

П.Н.: Выдержит. Мы были воспитаны на ленинско-сталинских постулатах, говорящих, что человек — нахлебник материальной сферы. Еще Андрей Карлович Шторх — учитель царей и всей Европы, рассматривал производство товаров и производство человека. Сущность социально-ориентированной экономики в том, чтобы люди в науке, образовании, здравоохранении, культуре, политике, СМИ работали как производительная сила. И мы к этому стремимся. 


Информация к размышлению

Многие годы Беларусь обвиняли в отсутствии демократии, авторитаризме ее руководства и прочих грехах. События в стране последних месяцев демонстрируют несогласие народа с действиями властей. Беларусь попала в опалу мирового сообщества. Однако были и другие времена и не очень давние, когда, казалось, Европа поворачивается лицом к Беларуси.

 

В 2007 году, когда мировой кризис уже начался, Европа впервые смягчила свое отношение к Беларуси, осенью того года в Лондоне прошел первый Белорусский инвестиционный форум, руководителей страны стали приглашать на международные конференции. Премьера РБ стали принимать правительства стран ЕС. 

                                

В 2008 году мне пришлось принимать участие в работе XVIII Международного экономического форума в польском курортном городе Крыница-Здруй – ежегодной с 1992 года встрече представителей экономической и политической элиты Центральной и Восточной Европы. В тот год форум, после шестилетнего перерыва, принимал большую – более 50 человек, белорусскую делегацию. «Беларусь становится все ближе и ближе», - заметил в своем приветственном слове форуму председатель Совета министров Польши Дональд Туск. Не забывать о Беларуси призывал и польский экс-президент Александр Квасьневский.


А. Кобяков выступает на Форуме в Крынице. Сентябрь- 2008. Фото автора.

Уже в первой пленарной сессии «Европейские дилеммы. Центральная Европа: партнер или статист?» наряду с Александром Квасьневским и вице-премьером, министром экономики Польши Вальдемаром Павляком выступил заместитель премьер-министра Беларуси Андрей Кобяков. По его словам, экономика Беларуси открыта, и страна очень заинтересована в отношениях с другими рынками, подчеркнув стремление Беларуси интегрироваться в Евросоюз. При этом он привел высказывание премьера Сикорского, о том, что Беларусь — не сосед Европы, а европейский сосед. Вольфгангу Клементу из Bonncomm management & communications (Германия), очень понравился этот тезис, который он тут же применил к себе, сказав, что «думаю о себе, не как о немце в Европе, а как о европейском немце». «До 2003 года мы делали попытки улучшить отношения с РБ, но тогда там не было свободного рынка. Сейчас мы постоянно наблюдаем за Беларусью и Украиной и поддерживаем отношения с ними», — подчеркнул В. Клемент.

                                    

 А. Кобяков сообщил на форуме, что в Беларуси с 2009 по 2011 гг. будет выставлено на приватизацию 519 предприятий. «Это делается для того, чтобы привлечь эффективного инвестора из Центральной Европы и России, а не просто ради приватизации», сказал тогда зам. премьера РБ.

Он привел цифры экономического роста страны: за пять лет среднегодовые темпы роста ВВП составили 9,7%, а в 2008 году рост ВВП ожидается на уровне 10,6%.Экспорт вырос в 15 раз, а импорт — в 5 раз. Польша и Германия — основные торговые партнеры РБ.

 

Интересны и параллели Польши и Беларуси в подходах к проведению приватизации крупных предприятий. Польша, экономика которой традиционно ассоциируется с постулатами «шоковой терапии», первой заявившая о переходе к рынку еще в конце 80-х, не спешила приватизировать системообразующие предприятия. С середины 1990-х, когда в стране начался массовый процесс приватизации предприятий, была поставлена цель — заработать на продаже госпредприятий как можно больше денег. Ежегодный план устанавливал определенные объемы средств, получаемых от приватизации, нельзя было продавать предприятие дешевле, чем оно стоит. Политика польского государства вне зависимости от того, какое правительство находится у власти — правое или левое, была неизменна — сохранить госпредприятия в отраслях, имеющих стратегическое значение. Аналогичную политику исповедуют и в «недемократической» Беларуси, где около 300 крупных промышленных предприятий, оставаясь в собственности государства, работали с прибылью. о чем в своем интервью нам и говорил академик Никитенко. 


Д. Туск презентует план приватизации крупных предприятий на международном форуме в Крынице. Сентябрь-2008. Фото автора.

К 2008 году в Польше действовало более тысячи государственных предприятий. И только в Крынице Дональд Туск презентовал «План приватизации на 2008—2011 гг.», который предусматривал передачу в частные руки 740 обществ Государственной казны, действующих в более 10 отраслях экономики. 

 

В подтверждение вышесказанного хочется вспомнить слова лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица, который еще в 2004 году критиковал опыт шоковой терапии в странах с переходной экономикой в Восточной Европе и бывшем СССР: «Сегодня провал шоковой терапии является общепризнанным: страны, избравшие постепенный переход, сделавшие упор на создание институциональной инфраструктуры, включающей правовую систему решения проблем корпоративного управления, в общем, и в целом, добились лучших результатов».

 

В 90-годы все постсоветские экономики искали пути выхода из своих локальных кризисов. И те, кто делал ставку на сильное государственное влияние на экономику, выиграли в условиях кризиса конца 2000-х годов. Сохранив за государством производственный потенциал, ограничившись на первом этапе приватизации передачей в частные руки малых и средних предприятий, они не спешили с приватизацией крупных предприятий, отложив её до лучших времен. Парадоксально, что разные в целом экономики — Беларуси и Польши — в вопросе приватизации крупных предприятий оказались схожими.

 

В октябре 2020 года Д. Туск, председатель Европейской народной партии, ранее в течение пяти лет возглавлявший Европейский совет, заявлял, что для поддержки Беларуси можно сделать больше, чем уже сделано. Главное, по его словам, объединить устремления ЕС в целом, усилия правительств стран ЕС и общественное мнение: «Одно для меня абсолютно ясно, что наша помощь и политическая поддержка белорусской революции – это не только моральное обязательство. Одновременно это наш крайне рациональный расчет».

 

Сегодня польский политик включен белорусской стороной в список «нежелательных персон». Экономика и политика не всегда ходят рядом.










Поиск