Прямая речь, Хорошо для дела, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Четверг, 22.04.2021, 20:23

Моя жизнь в газете. Очерки по новейшей истории Латвии. Глава 3

Ольга Павук, Dr.oec, главный редактор Baltic-course.com. Рига., 27.02.2021.версия для печати
Девяностые годы прошлого столетия. Лихие 90-е. Противоречивые. Для всех разные. Переломные для распавшейся большой страны и для каждого из нас, чья жизнь формировалась в условиях тотальной закрытости от всего мира, даже если мы этого до конца не осознавали. Многим пришлось закладывать фундамент новой, другой жизни, неизвестной и манящей. Для меня таким фундаментом стала газета. Всего шесть лет работы в «Бизнес & Балтии», до сих пор вспоминаемые как главные в новой для меня профессии журналиста.

Глава 3. Школа жизни в газете

Фото на память. Вышел 1000-й номер «Бизнес & Балтии».

О жизни в газете “Бизнес & Балтия” можно написать книгу. Настолько яркими были для меня эти шесть лет. Всего шесть. А воспоминания на всю жизнь. Но придется ограничиться главкой. Настолько хороши и интересны все, с кем пришлось там работать. И ведь все мы помним друг друга, хоть и прошло уже более двадцати лет, как газету покинули многие из аборигенов. Да и самой газеты уже нет.

 

Начну с того, что первый офис редакции находился в здании родной Академии наук, в высотном здании, спроектированном в 50-е годы как Дом колхозника, но после окончания строительства отданном ученым. Гостиничные номера, с туалетами в конце коридоров, мол для колхозников сгодится, были преобразованы в кабинеты для научных сотрудников, в каждом предбанник с встроенным шкафом, вполне комфортно.

 

Там, в Институте экономики, мне пришлось поработать с 1983 по 1991 гг. По чистой случайности, первая редакция газеты располагалась в том самом кабинете на девятом этаже под номером 907, где мы в 80-х сидели с коллегами по Институту экономики Ритой Каргиной, Инной Довладбековой, Ирой Куцовской, Галей Махарадзе и иногда появляющимися в институте братьями Свикисами, один из них до этого работал на кафедре политэкономии в Латвийском университете и был уволен с формулировкой «за привитие студентам неприязни к общественным наукам». Кстати, он был не единственным диссидентом в институте, в нашем отделе числился и опальный академик Ян Турчинс, оставивший в начале 70-х кресло директора из-за научных разногласий в вопросах развития латвийской экономики.

 

Неслучайное совпадение. В том же самом кабинете на девятом этаже высотки осенью 1991 года готовились и первые номера «Бизнес & Балтии», в одном из них я даже принимала участие, собирая данные в налоговых инспекциях города для статьи Оли Лукашиной. Очень быстро из академии редакция газеты переехала в Дом печати, куда к ее главреду Владимиру Гурову я и приходила годом ранее в поисках работы, когда он в весьма вежливой форме отфутболил меня. Но спустя год, он же пригласил меня в качестве эксперта, а потом и журналиста, в отдел бизнеса.   

 

В газете в общей сложности я проработала около шести лет. Что там проработала – прожила! До сих пор вспоминаю эти годы как одни из лучших в новой для меня журналистской практике. Главный редактор Гуров Владимир Николаевич. до этого успел накопить некий опыт в сфере журналистики в газете «Дело», издаваемой им на паях с профессиональным редактором Алексеем Шейниным из «Молодежки» (газета «Советская молодежь»). Обладая чутьем, Гуров сумел за короткое время собрать вокруг себя преданных людей, отдававших «Бизнес & Балтии» все свое умение, время и силы. Был костяк, ядро тех, кто понимал в экономике и бизнесе, было много молодежи, легко обучаемой и снующей по редакции с утра до ночи, а то и ночевавшей вместе с верстальщиками, играя в компьютерные игры, дома тогда компьютеров не было. Были профессионалы-журналисты, пришедшие из советских газет – Таня Шишкина, Саша Григорян. Задержались же в редакции те, кто был готов играть по правилам деловой прессы, сильно отличавшимися от общей газеты.

 

Несколько первых лет в газете работала и наш ответсек, а потом и замредактора – Лидия Ивановна Гайлиш. Профессионал до мозга костей с многолетним опытом в газете «Советская Латвия». Без ее острого глаза не выходил ни один номер. В редакции все ее побаивались. По ее приказу в кабинетах повесили настенные часы с устрашающей надписью: «Помни о графике». Бывало, заглянет Лидия Ивановна с любезным приглашением пообедать, а мы начинаем лихорадочно докладывать ей о готовности текстов. Дисциплину она держала строгую. Заработала инсульт, выздоровев, ушла в новую газету “Час”, туда же в конце 90-х перевелись и многие другие наши коллеги. 

 

Душой коллектива была Оля Лукашина, о ней я вспоминала в первых главах. Та самая, что была директором «Экондаты». В газете она стала редактором приложения для бухгалтеров «Референт», именно оно подняло тираж и подписку газеты. Каждое предприятие считало необходимым выписать «Бизнес & Балтию» из-за этого полезного для бизнеса приложения. Года через три Оля стала правой рукой и первым замом главного редактора. Левой рукой и другим своим замом Гуров назначил меня. Так и сидели мы две Ольги на коллективных фотографиях справа и слева от Гурова.

 


На открытии корпункта «Бизнес & Балтии» в Вильнюсе. 1995.

Оправдывая свое название, газета вышла на балтийский рынок. Во многом, благодаря нашим специализированным вкладкам по ценным бумагам, банкам и страхованию, установившимися связями с авторами публикаций в соседних странах. Надя Тармак в Таллинне и Владимир Стрецкий в Вильнюсе были профессионалами фондового рынка и первыми постоянными авторами. В 1995 году в Эстонии, Литве и Беларуси были открыты корпункты, газету в них доставляли на редакционных машинах. В Таллине офисом заправлял Саша Суйтс (Чаплыгин), в Вильнюсе – Таня Коморская, в Минске – Таня Жебит. Они расширили круг журналистов, пишущих для нас.  

 

Вскоре после прихода в газету Гуров назначил меня руководить отделом финансов, что было логическим продолжением для обозревателя рынка ценных бумаг. В отделе работало восемь журналистов. Главная по банкам -- наша молодая звездочка Наташа Бардовская, пришедшая в газету одновременно со мной, после окончания филологического факультета ЛУ. Общительная и легкая на подъем, она быстро обаяла президентов многочисленных латвийских банков, а их тогда насчитывалось более шестидесяти. Её «писучести» завидовала вся редакция, а знания финансовых премудростей она черпала из общения со специалистами и учебы на банковских курсах.

 

Олег Божко писал самые сложные для понимания обычного читателя аналитические статьи. Давали ему на полосе максимум 3,5 тысячи знаков, и он мастерски умел уложиться в эту норму. Правда, периодически предпринимались попытки склонить его к более примитивному изложению финансовой аналитики. Но он держался до последнего, до тех пор, пока главным редактором был Гуров, который понимал, что опусы Олега кому-то из читателей нужны и поднимают авторитет делового издания.

 

Некоторое время в отделе работал нелюдимый и странноватый Андрей Корякин, готовивший профессиональные обзоры о приватизации в России и в Латвии. Исчез из газеты также внезапно, как появился. Таня Шепель была моей студенткой и в газету пришла, чтобы подработать во время учебы в РАУ. На работу ей приходилось добираться из Тукумса. Упорство и настойчивость превратили ее в хорошего журналиста, разбирающегося в перипетиях фондового рынка. Мало того, обретя знакомых брокеров, она сумела, играя с ценными бумагами на Рижской фондовой бирже, заработать на первый взнос и взяв кредит в банке, купила себе квартиру в Риге.

 

Совсем из другой отрасли, с железной дороги, пришла в газету Марина Киртовская, сначала секретарем нашего отдела, моей помощницей, впоследствии став журналистом и руководителем отдела финансов, и наверно, почти единственная, кто до сих пор связан с газетой в ее новом интернет-обличии в другом издательстве. Сережа Бардовский появился в газете вслед за своей сестрой сразу после окончания школы, он же привел к нам в отдел своего товарища Сашу Ушакова. Оба они владели русским языком, писали легко и много, но пришлось бороться с поразительной безграмотностью Шурика, который делал неимоверное количество ошибок, везде, где только можно вместо О писал А, вместо И – Е и наоборот. Лидия Ивановна предложила юным «грамотеям», Шурик бы не один такой, самим вносить правки в тексты после корректуры, что быстро помогло поднять грамотность. Через несколько лет Саша выучился на юриста и ушел работать по специальности, став респектабельным бизнесменом. Некоторое время с нами в отделе работал еще один молодой человек, Андрей Воробьев, пытаясь найти себя в журналистике. Не нашел…

 

В газете в 90-е годы собралось много народу. Всех не перечислить, в редакции работало более ста человек. Сорри, чьи-то имена и фамилии стерлись из памяти.


С профессорами Киртовским и Нетесиным в редакции газеты. 1993 год.

С первого дня азам журналистики я училась у профессионалов – Тани Шишкиной, Люси Прибыльской, Лидии Ивановны Гайлиш. Люся с дипломом журналиста МГУ, пришедшая в «Бизнес & Балтию» из «Советской Латвии», стала моим наставником, первое свое интервью с президентом компании Bonus Игорем Петровым я готовила с ее помощью. Она же поначалу упрекала меня в излишней академичности, ведь до газеты мой эпистолярный опыт ограничивался написанием диссертации, нескольких научных статей и обзоров в газете «Express». С этим “недостатком” справилась быстро, поначалу тексты мои читал и правил сам главред, тоже не журналист, а коллега-политэконом, обладавший безупречным редакторским нюхом. Отдельная тема – заголовки. Искала темы для них в поговорках, цитатах и афоризмах классиков. Заранее выписала на листочек штук тридцать и применяла по мере необходимости. К примеру, такой: «Вся наша жизнь – игра!»  -- про фондовую биржу. Или: «Что за комиссия, создатель!» -- про комиссию рынка ценных бумаг.

 

Вокруг Люси в газете образовалась молодежная секция, самый младштй Егорка Ерохомович появился в редакции, когда ему было тринадцать,  сыну Петру - четырнадцать, Лена Родина, Оксана Мигунова, Вера Макроменко, Ира Куликова, Оля Зубарева… (те, кого запомнила, на самом деле их было гораздо больше) учились в старших классах либо недавно окончили школу. Это были способные ребята, владевшие пером, особенно хорошо у них получались живые репортажи, легкие на подъем именно они оказывались первыми в неожиданных ситуациях. Петю Павука по его статьям многие читатели принимали за моего мужа или брата, и он стал подписываться псевдонимом - Владимиров. Егор, Оксана, Вера выросли в профессионалов и до сих пор в журналистике, другие оставили это дело, но газета помогла им найти свой путь в жизни, понять, что хочется делать, чем заниматься.

 

Еще один молодой талант – Лёвушка Файнвейц – пришел в редакцию сразу после школы и быстро вырос в самого молодого руководителя отдела «Рынки и компании», ему Гуров оплачивал учебу в вузе. К сожалению, не по своей воле, Лёва в конце 90-х покинул газету, работал в пресс-службе банка Parex, а потом создал свою компанию, продолжая и сегодня вполне успешно трудиться на ниве бизнес-обучения. Льва в «Рынках и компаниях» заменила Наташа Максимова, профессиональный журналист, перешедшая к нам из «Ригас балсс», редакция которой находилась на одном этаже с «Бизнес & Балтией». К сожалению, через несколько лет, после тяжелой болезни Наташи не стало. Позже мы пересеклись с ее сыном в БМА, где он был одним из самых успешных магистрантов.

 

Сережа Гродников, Лена Титова, Саша Никласс – все они в разные годы были отличными редакторами отдела новостей. Сергей ушел в банк. Саша в свой бизнес (к великому сожалению, заболел и умер три года назад). Лена стала издателем и редактором глянцевого журнала.

 

Еще одно «золотое перо» газеты - Ирена Полторак, со своими криминальными сюжетами, тоже пришла к нам из «Ригас балсс», ее детективные истории и тюремные репортажи поднимали тиражи газеты. Давно уже вместе с Димой Лычковским (тоже начинавшим в Б&Б) они делают журнал для мужчин.


Победу по метанию дротиков и шаров одержала не пившая пива сборная команда «юниоры/сениоры». 1996 г.

Геночка - Генрих Эберенц, инженер, выпускник РКИИГА, с немецкой дотошностью писал тексты о компьютерной технике и занимательные интервью. С ним мы как-то вместе летали в Испанию по бартерной путевке, завязавшийся на отдыхе наш курортный роман продолжался несколько лет. Из газеты Генрих перешел в еженедельник «Вести», а в самом конце 90-х уехал по программе репатриации в Германию. Живет в Берлине с новой семьей. Дружим с ним и по сей день. Была у него в гостях, переписываемся и обязательно встречаемся, когда он бывает в Риге. И нам есть, о чем вспомнить, о чем поговорить.

 

Служебные романы были не редкостью в редакции, мы были молодыми, и все почти жили в газете, в прямом и переносном смысле. Иногда романы заканчивались созданием ячейки общества. С тех самых пор вместе наш компьютерный гений Юрочка Иванов и художник газеты Таня Зубарева. Бывало, что свадьбы отмечались прямо в Доме печати. Нашего верстальщика Олега Цилевича с невестой встречали на парадной лестнице высотки на Кипсале. Олег давно покинул Латвию и успешно занимается изданием русских газет и журналов в Германии. Бывало и такое, когда интервью завершалось брачными узами на долгие годы, как у Наташи Бардовской и Леона Дайна.

 

Неординарные личности работали в газете в отделе культуры. Писатель Андрей Левкин. Поэт Сергей Тимофеев. Дизайнер и антиквар Иван Пауков. Многократный призер, международный гроссмейстер по шашкам Владимир Вигман. Литературный редактор и завотделом Катя Борщова. Журналист Сергей Николаев. (последние двое тоже покинули этот мир).

  

Наташа Езерская. Ира Сярки. Марина Дианова. Они вошли в газету через еще одно приложение «Интерес», рассчитанное на потребителя финансовых услуг. Галя Молочкова и Эля Гайлиш - молодые журналисты, быстро поднаторевшие в вопросах транспорта и энергетики.  

 

Марина, Лина, Лариса, Лена – наши замечательные ответсеки. Отряд корректоров во главе со Светланой Малашенок. Наборщицы Лена и Катя, не все журналисты владели письмом на компьютерах, какое-то время нам, будучи школьницей, помогала с набором рукописных текстов и моя дочка.

Художницы Таня Зубарева и Наташа Кугаевская. Фотографы Леонид Бессараба (давно живет в Штатах), Лёня Гусев. Бухгалтеры Таня, Валя, Надя. Большой рекламный отдел: его руководители в разное время - Рафик Агишев (муж Люси Прибыльской), Наташа Воробьева (Dr.hist., вице-президент ISMA), Света Евдокимова, Инара Баубеле. Мона Еременко и ее муж Витя (все они до сих пор связаны со СМИ). Вася Прохоров (сегодня водит троллейбус). Прошу прощенья тех, чьи имена запамятовала.  Иных уж нет, а те далече.


На выставке латвийских товаров в Пекине. 1994 год.

Моя первая заграничная командировка тоже была связана с газетой. Латвийское агентство инвестиций и развития (ЛАИР) пригласило в декабре 1994 года журналиста Б&Б на выставку латвийских товаров в Пекин. Поездка была организована в рамках визита президента Гунтиса Ульманиса в Китай. Выбор пал на меня. Более ста директоров и руководителей предприятий – в основном еще работавших советских фабрик и заводов. Летели чартерным рейсом. На неделю. Предприниматели везли на выставку образцы своей продукции. Конфеты «Лаймы» и «Стабурагса». Женское белье «Лаумы» и «Росме». Табуретки и украшения «Дайльраде». Кофемолки и мясорубки «Страуме». А также буклеты фабрик и банков. Под выставку латвийцам выделили большой павильон в выставочном комплексе, красную ленточку на открытии разрезал президент Латвии. Поначалу мы не понимали странный подбор посетителей, сметавших конфеты и другие угощения со стендов вместе с буклетами. Через пару дней поняли, что все они заходят к нам из павильона по соседству (типа рижского рынка во Дворце спорта), где располагался вещевой базар со всякими китайскими товарами, там же между рядами продавались пряности, издававшие острый аромат. Почти все, что привезли наши бизнесмены, можно было купить по дешевке на этом рынке. Что и сделали участники нашей выставки, затарившись по самое не могу китайской посудой, бытовой техникой, махровыми полотенцами и шелковыми скатертями. Переводчик с нами был один Андрей Пилдегович (впоследствии посол Латвии в США), и того пригласило не агентство, а предприниматель Георг Лансманис (позднее советник Айнарса Шлесерса), он единственный, кто еще из Риги подготовил встречи с китайскими партнерами. Остальные участники выставки (оплатившие свой вояж) просто слетали на экскурсию. Вернувшись в Ригу, я написала правдивый репортаж о поездке, после чего директор недавно созданного агентства потерял свое кресло. Деловая газета тогда была влиятельным печатным органом. Мне же еще не раз пришлось летать в командировки от газеты в разные страны – на восток и на запад.

 

А какие были корпоративы! С выездом на природу, за город, с ночевками, купаниями в озере или на море, катаниями на лошадях. Не обходилось и без курьезов, в один из таких десантов на базу отдыха в Энгури, Генрих, пытаясь продемонстрировать свое умение наездника, свалился с коня. Уже лежа в больнице, оформил покупку собственной квартиры, о которой мечтал, и тогда же получил долгожданное разрешение на выезд в Германию. А какие были соревнования в боулинг-центре кинотеатра «Спартак», когда победителем по метанию дротиков и шаров стала не пившая пива команда «юниоры/сениоры».


Мой день рождения. Рига. Югла.1994 год.

И как весело мы праздновали Новый год, ЛИГО и дни рождения. Мой золотой юбилей отметили дважды, сначала в редакции, где мне вручили первый мобильный телефон (номер с тех пор тот же), завершив день банкетом в ресторане. Но самый запомнившийся – обычный день рождения в 1994 году, когда после сдачи номера, практически ночью, большой компанией поехали из Дома печати на Юглу, где в нашей тесной квартирке смогли поместиться человек двадцать пять. Пели, пили, плясали. Гуляли до утра, и оттуда же прямиком на вахту, в газету.

 

Умел Владимир Николаевич сплотить коллектив. Мы любили свою газету. Не просто любили, были ее фанатами. И это отражалось на содержании и подписке, полос становилось все больше, тиражи росли. В 1996 году газета занимала второе место на рекламном рынке латвийских СМИ. В июне 1999 года «Бизнес & Балтия» стала единственной русскоязычной газетой — действительным членом Ассоциации деловой прессы Европы EBP (European Business Press) наряду с Financial Times, The Economist, The Wall Street Journal Europe, La Tribune, Dagens Industri. Рядом с газетой стали выходить другие издания, редактором одного из них «Семь пятниц» стал писатель Александр Гаррос, впоследствии уехал в Москву, к великому сожалению, заболел и в возрасте 40 лет умер.

 

Появилось «Русское радио «Бизнес & Балтия», ставшее в конце 90-х первым на радиорынке Латвии. Гриша Берг. Костя Ранкс. Олеся Шалецкая. Народу прибавилось, в общей сложности в редакции медиагруппы в 1997 году насчитывалось до 150 человек. Реклама в те годы шла сама, сотрудники рекламного отдела с трудом справлялись с заказами, утром мы не знали, сколько газетных полос выйдет завтра. Реклама идет за контентом, за содержанием. Глубоко в этом убеждена. Газета и радио были нужна предпринимателям. И очень жаль, что конфронтация с Национальным советом по радио и ТВ привела в 2000 году к закрытию «Русского радио».


«Русское радио «Бизнес & Балтия». Беседуем с Бу Крагом, экспертом из Швеции. 1997 г.

Во второй половине 90-х, в самые успешные для издательства годы, Гуров, решив дальше поднимать тираж, и, мол не барское это дело – пост главного редактора, пригласил занять редакторское кресло Таню Фаст, за спиной которой был опыт собкора «Литературной газеты», а в новое время, в 1990 году – главного редактора «Балтийской независимой газеты», принадлежавшей тогда уже миллионеру Владимиру Лескову – владельцу на паях с банкиром Александром Лавентом, печально известной компании Пардаугава. Газета та прожила около года и была закрыта решением издателя, а Таня Фаст, собрав свою команду, стала выпускать по ее же выражению “старшую сестру” – «Балтийскую газету», которая, опять же, по ее словам, «с трудом добывая рекламу, просуществовала вплоть до банковского кризиса 1995 года».

 

Гурову-бизнесмену казалось, что с приходом в «Бизнес & Балтию» Татьяны газета станет доступнее для более широкого круга читателей, а, следовательно, увеличится количество подписчиков и рекламодателей, а значит и доходы. Как позднее оказалось, это был неудачный ход. И не только потому, что опытный журналист, Таня плохо понимала специфику делового издания. Это было бы полбеды.

   

После прихода в редакцию в 1996 году Тани Фаст в качестве главного редактора, атмосфера в газете стала резко меняться. Это был совсем другой подход к управлению коллективом, чем тот, что был при Владимире Николаевиче. Таня ввела жесткий мелочный контроль за каждым журналистом, при том, что были отделы и их руководители, отвечавшие за своих людей. Коллектив, привыкший к другому стилю, демократичному и свободному, стало лихорадить. Неловко вспоминать, но думаю, многие коллеги помнят планерки, на которых доверенные лица главного редактора обличали своих же коллег. Принцип Петра Капицы, существовавший в газете до нее, – «руководить значит не мешать хорошим людям работать» – был напрочь попран. На мой взгляд, это и было началом конца настольной газеты, полезной для зарождающего нового класса латвийских бизнесменов. Однако моей ошибкой была попытка объяснить руководителю, что так делать нельзя, это только усугубило ситуацию и ухудшило мои отношения с главредом. 

 

По времени кризис в редакции совпал с августовским дефолтом 1998 года в России и падением на волне операций с российскими госбумагами нескольких наших банков. В ультимативной форме главред просто предложила мне написать заявление об уходе после того, как я посоветовала подождать с публикацией о проблемах в Рижском коммерческом банке – одном из проштрафившихся на рынке российских гособлигаций. Заявление я тут же положила на стол. И уже через полчаса после увольнения меня принял на работу в «Dienas bizness» Юрис Пайдерс, благо далеко ходить не надо было -- редакция этой газеты тоже находилась в Доме печати, этажом выше «Бизнес & Балтии». Юрис предложил стать консультантом их нового проекта на русском языке «Деловые будни», нулевой номер газеты тогда готовился к печати.


Уместно подробнее вспомнить про этот несостоявшийся проект шведского концерна Bonier, издававшего деловые газеты на розовой бумаге во всех балтийских странах – «Aripaev» и «Деловые вести» в Эстонии, «Verslo zinijas» в Литве и «Dienas bizness» в Латвии. 7 сентября 1998 года был выпущен тестовый номер «Деловые будни» на русском языке тиражом 30 тысяч экземпляров, целью которого было изучение читательского спроса и рекламного рынка. Кризис в России резко изменил ситуацию на рынке рекламы, и в конце октября шведы приняли решение заморозить проект, посчитав выпуск русской версии в Латвии нерентабельным. Тем не менее три месяца (до принятия решения шведами) я оставалась в редакции «Dienas bizness». Еще один опыт общения с коллегами-латышами и неоценимые знания по технологии выпуска газеты, выгодно отличавшейся от того, как мы это делали в «Бизнес & Балтии». Полосы шведского таблоида верстали сами редакторы отделов, и только новости и обложку дежурный верстальщик. В «Бизнес & Балтии» версткой занимался целый отдел, не менее пяти человек в смену.         

 

Обиды на Гурова не было даже тогда, тактически он действовал верно, отдав все бразды по управлению редакцией Фаст, и не вмешиваясь в ее работу. Стратегически же это было ошибкой. Если бы из газеты ушла только я, можно было бы считать это частным случаем, однако в течение полугода 1998 года, из «Бизнес&Балтии» уволились все лучшие журналисты – Оля Лукашина, Наташа Бардовская, Лев Файнвейц, Саша Никласс, Ирэна Полторак и многие другие. Тогда же, рассорившись с Гуровым, расстался с газетой директор и совладелец издательства Юра Алексеев – отличный журналист, игравший важную роль не только в административных делах. Его мотивация была другой, они с Гуровым как совладельцы предприятия (80 на 20) не сошлись во мнении по поводу продажи газеты, предложение от иностранного инвестора (говорят, что это был Bonier и речь шла о нескольких миллионах) было заманчивым, но Гуров, как главный владелец, отменил сделку. Владимира Николаевича уже нет в живых, а Юра все не может простить ему этот шанс невероятно разбогатеть. Распад коллектива и внутренние дрязги в среде оставшихся сотрудников изменили дух и саму газету, экономический кризис лишь подлил масла в огонь. В последующие годы газета не раз меняла владельцев, потеряла тираж и практически сошла на нет. Так бывает. Бренд остался, а газеты нет. Исчез из интернета и газетный архив, что особенно жалко. Не сохранили новые владельцы и громадный бумажный фотоархив. Все фотографии здесь из моего личного архива, теперь уже раритеты.

 


Наш коллектив в начале пути. 1994 год.

Нет обиды и на Таню Фаст, ей тоже досталось. Пытаясь “облегчить” деловую газету, сделать ее читаемой для более широкого круга, она не поняла, что нельзя “впрячь в одну телегу коня и трепетную лань“. Интриги же в коллективе привели к тому, что через несколько лет “соратники” вынудили покинуть редакцию и главреда, ее место занял Алексей Щербаков (теперь драматург). Еще через какое-то время после продажи газеты, его заменил вернувшийся в редакцию Юра Алексеев, в 2000-х он пять лет выпускал «клон» «Бизнес & Балтии» - «Коммерсант Baltic», тоже не справившийся с финансами. А еще через несколько лет «Бизнес & Балтии» в очередной раз сменила хозяев и в августе 2014 года из типографии вышел последний бумажный номер газеты.

 

Пройдя в должности главного редактора цепочку нескольких неудачных с точки зрения бизнеса газетных проектов (“Республика”, “Телеграф”), Таня вместе со своим “Санчо Пансо”, другом и коллегой Володей Вигманом, вполне успешно занимаются своим журналом и порталом «Открытый город». Отношения у нас ровные и даже дружественные, о той истории с увольнением мы деликатно не вспоминаем.

 

Впереди новые главы – забывшиеся страницы экономической истории тех лет…






Поиск