Covid-19, Латвия, Медицина, Общество, Прямая речь, Рынки и компании

Балтийский курс. Новости и аналитика Суббота, 23.10.2021, 13:45

Министр здоровья Илзе Винькеле: в циклическом смягчении и ужесточении ограничений пройдет и следующий год

БК, Рига, 16.11.2020.версия для печати
Благодаря недавно введенным ограничениям заболеваемость "Covid-19" может снизиться, и ограничения могут быть смягчены, однако по-прежнему существует вероятность того, что после смягчения ограничений заболеваемость "Covid-19" снова увеличится. Как долго придется жить циклически, снимая, а затем снова вводя ограничения?

 В интервью LETA  министр здравоохранения Илзе Винькеле (AP) заявила, что этот циклический подход может изменить только появление вакцины в том случае, если она будет успешной и эффективной. К сожалению, это означает, что, согласно текущим прогнозам, в таком ритме пройдет и следующий год. В то же время министр надеется, что ограничения не будут настолько строгими, если первые вакцины действительно появятся в декабре, как обещают производители.

 

Приближается государственный праздник и рождественский сезон. Понятно, что в этом году масштабного празднования государственного праздника не будет, но каковы прогнозы на Новый год? Можно ли уже сейчас сказать, что и Новый год не будет массово отмечаться?

 

Илзе Винькеле: Мы уже сейчас с уверенностью можем говорить, что Рождество и Новый год будут отмечаться в семейном кругу и тихо. Есть основания полагать, что инфекцию удастся стабилизировать и уменьшить в течение четырех недель, но ясно, что ограничения и меры предосторожности после этого никуда не денутся. И дольше всего они сохранятся именно на мероприятия - по количеству участников и по способу их проведения. Так что совершенно ясно, что массовых празднований Нового года с участием сотен людей в этом году не будет, причем не только в Латвии, но и по всей Европе. К сожалению, такова новая реальность.

 

Как вы реагируете на высказывания отдельных людей, что реакция правительства на осеннюю волну Covid-19 была запоздалой?

 

И.В.: Я понимаю беспокойство людей, потому что, несомненно, всегда есть возможности для улучшения, лучшего планирования и более точной координации. Что можно отметить как положительное достижение, так это то, что новую волну мы встретили достаточно подготовленными. Об этом свидетельствуют наши показатели инфицирования Covid-19, которые, хотя и относительно высоки, в контексте всего ЕС остаются достаточно низкими.

 

Больницы, хотя и находятся в условиях повышенной готовности и загруженности, могут справляться и оказывать помощь пациентам с Covid-19. Лекарства и медперсонал есть, но надо также признать, что летом не было регулярной, скоординированной подготовки правительства к осени. Каждое министерство занималось своими делами, и, возможно, чего-то и не делало.

 

Минздрав ни на минуту не прекращал работу над планами по Covid-19, в том числе в летнее "мирное время". Упомяну ряд вещей: у нас был план Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по оценке действий в период весеннего кризиса, где мы очень точно прошли все блоки, начиная с разработки тестовой системы и заканчивая реакцией больниц. При поддержке ВОЗ мы разыгрывали разные сценарии, в том числе вспышки в определенных сообществах или больницах, и работали над увеличением возможностей тестирования. Но мы делали это в нашей отрасли, а координации с другими министерствами, надо признать, действительно не было. Это, безусловно, слабое место.

 

Лига Гайгала, эксперт Национальной службы здравоохранения, недавно сообщила, что первые 100 000 из 800 000 вакцин могут быть доставлены в Латвию к концу года. Как вы думаете, как скоро можно будет вакцинировать все 800 000 человек и какой это будет тип вакцины?

 

И.В.: Ученые все еще изучают эффекты вакцины и обсуждают, как долго будет развиваться иммунитет. Об этом лучше спросить Угу Думписа, который сможет сделать прогнозы об устойчивости иммунитета.

 

Теперь о том, как быстро можно вакцинировать людей. Это будет, не побоюсь употребить это слово, беспрецедентно масштабное и быстрое вакцинирование. Провести вакцинацию так быстро для такого широкого круга людей - серьезный вызов. В настоящее время мы работаем над практическими решениями - как обеспечить вакцинацию в первую очередь тем группам, которые наиболее подвержены риску заражения Covid-19. Например, в случае с врачами мы можем использовать алгоритм вакцинации, который используется для прививки против гриппа - вакцинация медицинского персонала на рабочих местах.

 

У нас есть опыт реализации государственных программ вакцинации через семейных врачей, и достаточно хороший. Сейчас мы интенсивно работаем над вакцинацией клиентов и сотрудников социальных центров, которые тоже относятся к группе риска. Затем идут работники спасательных служб, которые также сильно подвержены риску большого количества контактов.

 

Первые 100 000 доз вакцины предназначены только для медиков. Кто еще может рассчитывать на вакцинацию в первую очередь?

 

И.В.: У нас нет 100 000 медиков, поэтому очевидно, что медперсонал, пожилые люди, спасатели, в том числе полицейские, педагоги, получат вакцину в приоритетном порядке. Подчеркну, что вакцинация является добровольной, поэтому никто не может быть принужден к прививке, а это означает, что разъяснительная информационная кампания также должна быть частью программы вакцинации.

 

Эпидемиологический показатель, который, возможно, не является самым важным, но бросается в глаза больше всего - это количество случаев заболевания, поэтому я спрошу, есть есть ли у вас какие-либо оценки количества случаев, по которым Центр профилактики и контроля заболеваний (ЦПКЗ) больше не может обеспечить эпидемиологическое расследование?


И.В.: Дело даже не столько в количестве случаев в день, сколько в доле положительных случаев в день. Давайте посмотрим на Эстонию, они очень хорошо справлялись со своей ситуацией с Covid-19 - они мало тестировали, поэтому случаев было немного, даже если процентная доля была высокой. Такой выбор возможен, но это не выбор Латвии.

 

Другой важный показатель, на который необходимо обратить внимание, - это отчеты ЦПКЗ о том, сколько случаев можно отследить до источника инфекции. Очевидно, что мы находимся в той области, где распространение вируса больше не контролируется, поскольку почти 50% людей больше не могут объяснить, где они заразились. Однако ЦПКЗ будет проводить эпидемиологическое расследование независимо от количества случаев. Если они не могут охватить всех, они будут расследовать случаи, относящиеся к объектам критической инфраструктуры, важной для здоровья и безопасности населения.

 

Если цифры будут настолько высоки, что их невозможно и бессмысленно отслеживать по отдельности, то ЦПКЗ в любом случае будет проводить эпидемиологическое расследование в медицинских учреждениях и других местах.

 

Что будет в этом списке приоритетов - медицинские учреждения и центры социального ухода? Может быть, вы могли бы обозначить, какие учреждения будут расследоваться в приоритетном порядке?

 

И.В.: Те, которые важны для здоровья и безопасности населения и где заражение может иметь наибольший мультипликативный эффект на общество. Это медицинские учреждения, центры социального ухода, полиция, армия, закрытые учреждения, такие как тюрьмы, учебные заведения и дошкольные учреждения. Это места, где много людей, и с большим влиянием на здоровье других людей.

 

Если сейчас благодаря введенным ограничениям заболеваемость Covid-19  будет падать и ограничения снова будут смягчены, возможно ли, что за этим снова последует рост заболеваемости? Как долго мы будем жить циклически - смягчение, а затем введение новых ограничений? Может ли появление вакцины или новых лекарств разорвать этот заколдованный круг?

 

И.В.: Этот циклический подход может изменить только появление вакцины в том случае, если она будет успешной и эффективной. К сожалению, это означает, что, согласно текущим прогнозам, в таком ритме пройдет и следующий год. Но надо надеяться, что ограничения не будут настолько строгими, если первые вакцины действительно появятся в декабре, как обещают производители.

 

Но будут некоторые вещи, которые, я думаю, останутся надолго. Это, например, изменения в структуре туризма, потому что изменится поведение потребителей, и тень страха, на мой взгляд, сохранится еще довольно долго. Это будут изменения, которые наверняка останутся, в том числе более строгое соблюдение требований эпидемиологической безопасности при оказании услуг и

 

Если мы не дождемся снижения заболеваемости Covid-19 в будущем, какие следующие ограничения потенциально могут быть введены?

 

И.В.: Ограничения нацелены на процессы и поведение людей, которые способствуют распространению вируса - это контакты и мобильность. Следующие меры, если они потребуются, но будем надеяться, что нет, будут направлены на еще более жесткое ограничение скопления людей. Нам, слава богу, пока не приходилось делать это настолько строго, как в других странах, где даже пребывание вне дома регламентировано. Еще более жесткие ограничения на торговлю, поскольку в настоящее время в выходные дни закрыты только торговые центры, а в других странах работают только продуктовые магазины и аптеки. Мы не сможем изобрести ничего нового и оригинального. Нам придется пойти по пути, по которому пошли многие европейские страны, если мы потерпим неудачу, но я надеюсь, что нам удастся.

 

Сколько коек для пациентов с Covid-19 в настоящее время доступно с учетом человеческих ресурсов и сколько мы можем обеспечить при условии, что не остановим оказание всех важных медицинских услуг?

 

И.В.: Ситуация серьезная, хотя я еще бы не стала употреблять слова "критическая" или "катастрофическая". Занято около 300 коек. Граница, при которой нам не нужно значительно ограничивать плановые услуги - это 450 коек, самое большее 500. Если мы выйдем за рамки этой цифры, то нам нужно будет установить более жесткие ограничения на плановые услуги.

 

Теоретически можно заполнить пациентами с Covid-19 хоть все больше 8000 коек в больницах Латвии, но это будет катаклизм. Например, в странах Южной Европы с таким количеством пациентов с Covid-19 наблюдается массовое заражение медиков независимо от того, насколько безопасна организация условий труда. Общественность должна осознавать, что такие сценарии вполне реальны, и мы видим их по всей Европе. Даже богатая бельгийская система здравоохранения, как бы печально это ни звучало, находится в катастрофическом состоянии.

 

При каком количестве госпитализированных больных с "Covid-19" придется размещать койки вне медицинских учреждений, например, в выставочном холле на Кипсале?

 

И.В.: Начнем с того, что владельцы холла на Кипсале сами написали в Министерство здравоохранения, что, если в Латвии возникнет такая необходимость, они предлагают свой выставочный зал для создания мобильной больницы. Это была не совсем наша инициатива. Я благодарна предпринимателям, которые предлагают и оказывают разного рода поддержку.

 

Если же я должна ответить на вопрос, при каких цифрах такая необходимость возникнет, то госпитализировать больных с Covid-19 в местах, которые не являются больницами, придется в том случае, если количество нуждающихся в госпитализации составит 1000 или 2000. Тут важно понимать, что такой последней мерой будет не перенос кроватей на Кипсалу или в любой другой зал, а использование в первую очередь всего, что мы можем использовать в больницах. Конечно, в такой экстремальной ситуации, с которой столкнулись многие европейские страны, это означает введение очень радикальных ограничений на плановые услуги, чего мы ни при каких обстоятельствах не хотели бы допускать. Однако наличие помещений, более или менее подходящих для размещения пациентов, не решает кадровой проблемы. Эти койки не помогают сами по себе - должен быть медицинский персонал, который будет лечить пациентов и заботиться о них.

 

Поэтому, осознавая, насколько драматичным и сложным это может быть, я могу только напоминать снова и снова в качестве аргумента для общественности, что мы должны соблюдать эти меры безопасности и ограничения, чтобы нам не пришлось проверять в Латвии сценарий с госпиталем в выставочном холле.

 

Что сейчас происходит с реформой уровней больниц? Отложена ли она и как далеко продвинулись переговоры с самоуправлениями? Может быть, уже ясно, каким больницам уровень будет снижен?

 

И.В.: Ревизия, которая продолжается почти год, прояснила, каким больницам должен быть пересмотрен объем услуг. Этот отчет сейчас доработан, и мы согласовываем его с другими учреждениями, чтобы включить в повестку дня Кабинета министров. Нам нужно сделать это в ноябре, потому что больницы должны подписать договоры с Национальной службой здравоохранения.

 

Латвийская ассоциация молодых врачей заявила, что хотела бы видеть конкретный долгосрочный план увеличения зарплат медиков. В модели эта идея была, поэтому я хочу спросить, что случилось с этой идеей и реализуется ли она.

 

И.В.: Эта история состоит из двух частей - одна о повышении заработной платы врачей, которое было начато во времена премьер-министра Мариса Кучинского (ZZS). Ему надо выразить особую благодарность, так как в его период проблема была осознана и постепенно начала решаться. Продолжение повышения зарплат было зафиксировано в законе о здравоохранении. Это было соглашение с отраслью о том, как будет происходить увеличение зарплат медработников в бюджете на 2021 год. Этого требует закон, и эти обещания были выполнены.

 

Новая модель оплаты труда - это больше, чем повышение заработной платы. Речь идет о принципах, которые заложены в вознаграждение врачей, чтобы врач, медсестра и фельдшер знали, что и в каком размере им платят за их работу.

 






Поиск