Банки, Латвия, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Пятница, 04.12.2020, 12:26

Банк Латвии: высокая заболеваемость Covid-19 негативно повлияет на экономику

Ингуна Укенабеле, LETA, Рига, 22.10.2020.версия для печати
Если заболеваемость Covid-19 в течение длительного времени сохранится высокой, это негативно повлияет на экономику страны, сказал в интервью LETA президент Банка Латвии Мартиньш Казакс.

Он считает, что предыдущие решения по ограничению распространения инфекции были правильными и необходимыми, но дальнейшие шаги должны быть намного более целенаправленными и конкретными, чтобы ограничения не наносили удар по экономике. В то же время не стоит забывать о возможностях, которые появились во время кризиса, например, о новом инструменте Европейского союза для оздоровления экономики Next Generation EU.

 

В начале пандемии "Covid-19" прогнозы развития экономики Латвии и остального мира были весьма пессимистичными, позже они были пересмотрены и повышены. Не придется ли с учетом стремительного роста заболеваемости в Латвии и Европе вновь их пересматривать?


Мартиньш Казакс: Если смотреть на ситуацию, которая была до сих пор, то в Европе и Латвии спад экономики был меньше, чем первоначально предполагалось, однако ситуация с Covid-19, конечно же, очень и очень неопределенная и непредсказуемая. Если показатели заболеваемости будут высокими в течение длительного времени, это негативно повлияет на экономику. Все, что мы узнали из опыта весны и начала лета, это то, как различные ограничения влияют на экономику. Предыдущие решения были правильными и необходимыми, потому что здоровье человека - важнее всего, но дальнейшие решения должны быть намного более целенаправленными и конкретными, чтобы ограничения не нанесли очень большого удара по экономике.

 

Что касается латвийской экономики, то, на мой взгляд, самый большой спад уже позади. Началось постепенное оздоровление, экономика растет - один сектор быстрее, другой медленнее, но растет. Восстановление экономики не будет равномерным, безусловно, будут незначительные падения в связи со вспышками "Covid-19". Но вряд ли падение будет глубже, чем во втором квартале года. Рост экономики не будет равномерным, но в целом траектория будет на повышение.


Может ли в связи с ростом заболеваемости Банк Латвии пересмотреть свои прогнозы экономического роста?


М.К.: У нас, как и других центральных банков Европы, есть график, когда все страны еврозоны разрабатывают и публикуют прогнозы. Если мы увидим какие-то резкие изменения или спад, то возможны отклонения от графика, и прогнозы могут быть обнародованы раньше.


Как экономика Латвии выглядит на данный момент?


М.К.: Латвия пережила рецессию в первой половине года, как и любая другая страна Европейского союза (ЕС). У нас спад экономики был меньше, чем в среднем по ЕС. Правительство в этот кризис экономику могло поддержать и делало это. В целом, на мой взгляд, все предпринятые правительством шаги до сих пор были в правильном направлении.

 

Как я уже говорил, наибольшее падение у нас позади, экономика постепенно начинает восстанавливаться, но перед нами еще стоят большие задачи. Что я имею в виду? Covid-19 вызвал не только рецессию и прочие неприятные вещи, но и заставил страны посмотреть на эту ситуацию как на новые возможности. Next Generation EU - это огромная возможность, которую Латвия должна использовать, и это та большая будущая задача, на которой нам как обществу нужно сосредоточиться. Это вопрос об устойчивости, готовности ЕС и Латвии к будущему с гораздо более высоким уровнем производительности, гораздо более высоким уровнем жизни и менее негативным влиянием на окружающую среду. И вот этой большой задаче мы как государство должны уделять гораздо больше внимания.

 

Какие из ограничений весной стали самым тяжелым ударом для экономики? Как нам действовать сейчас?

 

М.К.: Как мы видим, в экономике Латвии есть структурно слабые места - в первую очередь это транзит, где значительно уменьшились железнодорожные перевозки, во-вторых, это мечта стать центром финансовых услуг, о которой теперь можно забыть.

 

В целом экономика Латвии этот кризис пережила относительно хорошо. Наша история успеха, на мой взгляд, заключается в том, что у нас нет одной большой Nokia, но есть много разных маленьких Nokia. Экономика у нас диверсифицирована, адаптирована к различным рынкам, поэтому ее легче сбалансировать. В этом заключается наше преимущество - экономика не полагается только на одну конкретную отрасль, хотя у нас есть проблемы с транзитом и финансовым сектором и довольно большая зависимость от туризма. Другие сферы способны довольно хорошо реагировать на кризис. Например, если посмотреть на данные о безработице, то ее уровень вырос не очень резко.

 

Тяжелее всего на экономику повлияли два ограничения. Первое - ограничение на передвижение людей, когда они просто сидят дома и не делают целый ряд вещей. Это мы видели в туризме, в начале пандемии - также в розничной торговле.

 

Второе - это неопределенность. Тревожась о будущем, люди не тратят, компании не инвестируют. Хорошо, что весной в Латвии не было большой заболеваемости, поэтому предприятия могли работать и производить, работникам не нужно было сидеть на карантине. Это был хороший выбор, когда правительство последовало рекомендациям эпидемиологов, а общество было ответственным, что позволило предприятиям продолжить работу. Надеюсь, что так будет и в дальнейшем.

 

Коснусь того, что правительство делало правильно или неправильно. Очень хорошим решением правительства было введение пособий за простой, которые позволили предприятиям не ликвидировать рабочие места, а с возобновлением спроса на товары и услуги люди вновь были обеспечены работой. Хотя пособий за простой у нас было меньше, чем в соседних странах, у нас было больше поддержки в виде финансовых инструментов для бизнеса. Структура поддержки у нас была немного другая. Был ли наш путь правильнее, чем у литовцев и эстонцев, мы увидим только в будущем. Урок, который можно извлечь из этого опыта, состоит в том, что, если кризис короткий, то поддержка рынка труда - хорошая стратегия. В то же время эта поддержка не может быть бесконечной.

 

Изменил ли кризис из-за Covid-19 бизнес-мышление? Если до кризиса однозначно доминировало требование разрешить ввоз дешевой рабочей силы, возможно ли, что кризис заставил смотреть в сторону автоматизации и дигитализации?

 

М.К.:  Думаю, что да. Но не будем наивными - как только экономика разогреется, в циклически нестабильных секторах работников вновь будет не хватать. Однако кризис, безусловно, показал, что дигитализация и роботизация - крайне важные вещи. Кроме того, кризис вывил уязвимость очень длинных и сложных цепочек поставок. В будущем многие цепочки поставок станут короче и проще, это в свою очередь означает возможности для Латвии в производстве электротехники, где у нас имеется хорошая база и высокая производительность. Если цепочки поставок будут все ближе концентрироваться к европейским производителям, это возможность для Латвии, и ее ни в коем случае нельзя упустить. Это может дать нам новый рывок.

 

Совет по фискальной дисциплине указал, что государственная поддержка для решения проблем из-за Сovid-19 в следующем году должна быть ограничена. Что по этому поводу думает Банк Латвии?

 

М.К.: Мы еще весьма далеки от решения проблем в связи с кризисом из-за "Covid-19". Если государство в такое время может оказать поддержку, оно должно это делать. Банк Латвии уже говорил о принципах, на которых должна быть основана государственная поддержка. Это четыре принципа. Первый - постепенность. Если мы видим проблему в конкретной сфере, то оказываем помощь. Во время кризиса мы не можем что-то прогнозировать, поэтому нужно действовать по необходимости. Второе - необходимо оказывать поддержку там, где это дает больше всего пользы обществу. Третье - должно быть разумное распределение рисков между частным сектором и государством, нельзя допускать ситуации, когда убытки национализируются, а прибыль приватизируется. Четвертый принцип - государственный долг должен быть устойчивым, то есть в хорошие времена долг уменьшается, а в тяжелые, как сейчас, государство может поддержать экономику, увеличивая долг.

 

В настоящее время мы можем прогнозировать, что государственный долг будет немного меньше 50% от внутреннего валового продукта (ВВП). На наш взгляд, если долг остается в пределах 50-55% от ВВП и в посткризисный период будет уменьшаться, это не создает угрозы для стабильности. Поэтому мы считаем, что государство может продолжать поддержку экономики. Но важно следить за тем, насколько эффективно эти деньги инвестируются и как это отразится на росте экономики в будущем. В настоящее время прекращать государственную поддержку преждевременно и неправильно, так как кризис еще далек от своего завершения.

 

Правительство передало в Сейм проект бюджета на следующий год. Достаточно ли продуманы предложенные в его рамках реформы и налоговые изменения?


М.К.: Правительство предложило приемлемый бюджет. Здесь не нужны политические споры - утверждаем его и двигаемся дальше. Задачи, которые стоят на очереди после принятия бюджета, очень важны, и медлить нельзя. Одну я уже упоминал -вливание средств Next generation EU в экономику и приоритизация конкретных сфер. Сегодня это намного более важная задача, чем отдельные детали бюджета на будущий год.

Что касается налогов, то Covid-19 внес большие изменения в политическую повестку дня. Этот год начался с очень широкой дискуссии о налоговой реформе, но пришел "Covid-19" и на это не осталось времени. Но в бюджете с точки зрения налогов сделаны шаги в правильном направлении - снижение налогов на рабочую силу, сокращение применения льготных налоговых режимов и т.д.

 

Если страны можно было бы условно разделить на победителей и проигравших в кризисе из-за Covid-19, как Латвия выглядела бы на фоне остальной Европы?

 

М.К.: Думаю, что мы в числе победителей. Пока мы этот кризис переживаем с небольшими потерями, и у нас есть возможность использовать средства, чтобы "подпрыгнуть" на новый уровень. Наша нынешняя позиция лучше, чем у большинства европейских стран.

 

А как обстоят дела у наших соседей - литовцев, эстонцев?

 

М.К.: Мы видим, что у литовцев кризис был на удивление неглубоким. Но следует помнить о том, что в отличие от Литвы мы в кризис вошли с уже известными проблемами в транзитном и финансовом секторах. Столь явных проблем у литовцев в этих отраслях не было. В транспортном секторе у нас самый большой удельный вес у airBaltic, и он важен для Латвии. В Литве больше доля именно автотранспорта, дела у которого идут хорошо. Поэтому можно сказать, что им в этом случае повезло, а нам нет.

 

В целом нужно отметить, что за последние 10 лет с момента последнего кризиса литовцы двигались вперед довольно быстро и мы не смогли их догнать. Это кое-что говорит не только о литовцах, но и о нас... В этом вопросе я согласен с новым членом совета Банка Латвии, бывшим министром финансов Андрисом Вилксом, который считает, что во многих случаях Латвия не была столь решительной, как Литва. Поэтому я призываю нас стать намного более решительными, думать более амбициозно о будущем, и именно Next Generation EU может стать одним из инструментов, чтобы этого добиться. Все в наших руках, и только от нас зависит, сумеем ли мы воспользоваться этой возможностью.

 

Разработан проект присоединения FKTK к Банку Латвии. Какой вы видите дальнейшую структуру Банка Латвии и его повседневной работу? Когда FKTK может быть присоединена к нему?

 

М.К.: Процесс интеграции FKTK и Банка Латвии проходит в очень тесном сотрудничестве - это общее видение, коллегиальный процесс, и по главным вопросам мнения Банка Латвии и FKTK совпадают. Разумеется, процесс будет долгим, но в целом по модели, как мы будем работать вместе и организовывать процесс, договоренность у нас есть.


Мы надеемся, что уже в 2023 году Банк Латвии и FKTK начнут работу как один орган. В настоящее время наша главная цель состоит в том, чтобы и Банк Латвии, и FKTK на высоком уровне выполняли поставленные перед ними задачи до момента слияния и чтобы с 2023 года уже объединенный Банк Латвии на высоком уровне выполнял задачи банковского надзора. Наша цель - обеспечить, чтобы во время этого процесса участники рынка не заметили никаких изменений, за исключением того, что улучшается качество.

 






Поиск