Аналитика, ЕС – Балтия, Латвия, Образование и наука, Прямая речь, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Суббота, 16.10.2021, 15:01

Почему в Европе не ловят «лебедей» Нассима Талеба?

Юрис Балтгайлис, Dr.oec., Институт транспорта и связи, специально для БК, Рига, 27.04.2020.версия для печати
Профессор, финансист, писатель и бывший трейдер Уолл-стрит Нассим Николас Талеб ввел в обиход понятие «черный лебедь». Согласно Талебу, «черные лебеди» — это события, которые возникают непредсказуемо, как торнадо, и оказывают огромное воздействие на рынки, глобальную политику и жизни людей. Тем не менее он считает, что пандемия коронавируса была предсказуема, поэтому ее нельзя поставить в один ряд с терактом 11 сентября и считать «черным лебедем».

Талеб подчеркивает: «Мы выпускали предупреждение о том, что его (коронавирус) нужно убивать в зародыше, если это возможно, и действовать очень быстро». Талеб уверен, что люди просто проигнорировали это предупреждение — исключением стала администрация Дональда Трампа, которая ограничила авиасообщение с Китаем еще на раннем этапе распространениям коронавируса.

 

По словам Талеба, пандемия была предсказуема, а значит, речь идет о «белом лебеде». Он считает, что поскольку пандемия была предсказуема, у бизнеса и правительств во всем мире «нет оправданий» такому низкому уровню подготовки к распространению вируса: «Они не захотели потратить на это (борьбу с коронавирусом) ни пенни в январе, а теперь тратят миллиарды».

 

По мнению Талеба, дальнейший ход развития событий непредсказуем, поэтому компании не должны торопиться и возвращать своих сотрудников на работу, даже если власти им прикажут. Он подчеркнул, что в нынешней ситуации решать судьбу сотрудников должны главы компаний, а не стран.

 

Также Талеб выступил с критикой предпринимателей, которые оказались не готовы к пандемии. Он объяснил, что правительство сейчас спасает от банкротства только те компании и инвесторов, у которых не было подушки безопасности, и теперь всем приходится расплачиваться за их ошибки. Талеб считает, что у бизнеса должна быть стратегия выживания в кризис, даже если в данный момент угроз нет.  Он всегда продвигал свою мысль, что сложные системы выживают благодаря резервам и избыточности, а не балгодаря займам и оптимизации. Избегайте оптимизации, учитесь любить избыточность, - неизменно повторяет Талеб.


Как избежать реального мандража?

В нынешних условиях вице-председатель и комиссар Еврокомиссии Валдис Домбровскис посетовал, что приходится трудиться чуть ли не круглосуточно! Так, еврогруппа по выработке новой политики поддержки экономики проходила 16 часов подряд — до 8 утра. За это время приняли решений на общую сумму 540 млрд евро. "Такие суммы требуют больших дискуссий по распределению — все должны согласиться. Важно, что ЕС придерживается духа солидарности", - говорит Домбровскис. По его словам, для функционирования внутреннего рынка ЕС — поставок товаров первой необходимости и медицинских — границы уже достаточно открыты. Постепенно круг поставок расширяется. Но как говориться, не прошло и трех месяцев, и гора сдвинулась с места, тем более деньги будут доступны с 1 июня. Только эти ночные посиделки и запоздалый оптимизм, как-то напоминают советский Госплан???  

 

Не зря наверно премьер-министр Венгрии Орбан жестко заметил: «Они сидят там в Брюсселе в своем пузыре и говорят нам, что мы должны делать…» вместо того, чтобы думать о борьбе с вирусами! Так вот и в Госплане СССР люди в авральном порядке в конце каждого месяца сидели сутками и делили деньги между регионами и союзными республиками, других механизмов развития до сих пор не сумели найти, ну и где теперь этот Союз нерушимый??? Так что старый советский механизм, созданный по принципу - отнять и поделить - продолжает работать, действия с прибавлением и умножением практически отодвинуты в сторону, что и отражается на ВВП Евросоюза, который последние годы колеблется вокруг чистой погрешности на уровне 1-2%, а долги как росли и до вирусной пандемии, так и набирают обороты.  

 

Чтобы как-то сгладить эту беспросветную беспомощность, председателю Еврокомиссии приходиться героически на публику мыть руки и слезно просить прощения у Италии. Это после того, как десятки тысяч людей там уже умерли и по разумению брюссельских чиновников, они просто не знали, что им надо было мыть руки???? «Когда европейцы должны были показать, что они — союзники не только при безоблачном небе, слишком многие отказались делиться зонтиком", — посетовала председатель Еврокомиссии Фон дер Ляейн.  

 

Почему же чиновники Евросоюза в критический момент превратились в сторонних наблюдателей, почему сразу не начали воздвигать механизмы защиты от надвигающейся пандемии, почему не брали не себя риски, да и вообще какова основополагающая логика принятия риска. Почему, например, Венгрия и Греция смогли встретить пандемию во всеоружии и взять процессы под свой контроль, в отличие от остальной Европы?

 

«Когда разразилась пандемия, у Еврокомиссии оказались связанными руки, — объяснял в начале апреля еврокомиссар по кризисному управлению Янез Ленарчич. - У нас нет полномочий. Здравоохранение, гражданская оборона, границы — все эти вещи находятся в компетенции стран союза. Европейская Комиссия может только призывать что-то делать или не делать. Мы можем просить, можем умолять, можем убеждать, но Еврокомиссия не может непосредственно принимать меры", — объяснил Ленарчич.

 

Какая удобная позиция: ответственности мизер, достаточно суетиться в виде бесполезных стенаний и мольбы и, главное - зарплата идет, рисков для собственного благополучия ноль! Кто бы не мечтал о такой работе, поэтому то в наших странах часто «отработанных» политиков отправляют на «карантин» в евроструктуры для «заслуженного» отдыха на жирном европансионе.

 

Для того, чтобы наделить Еврокомиссию полномочиями, которые в будущем позволили бы ей руководить борьбой с эпидемиями, нужно менять Договор о Европейском Союзе, а это настолько политически сложное дело, что лидеры стран ЕС не хотели об этом слышать даже и в мирное время. Хотя есть у Евросоюза так называемая Белая Книга, где разработаны еще при прежнем председателе Юнкере пять сценариев дальнейшего развития ЕС. Но об этом чуть ниже.

 

Может нынешние проблемы ЕС высветились сейчас потому, что подавляющее число еврочиновников так и не научились ставить, как выражается Талеб, свою «шкуру на кону»? По его мысли это понятие, по большей части касающееся справедливости, чести и самопожертвования, без которых люди себя не мыслят!  «Получая преимущества, вы обязаны подвергнуться риску, – убеждает Талеб, - и не заставлять других платить за ваши ошибки. Если вы навязываете риск другим, и они страдают, вы должны за это заплатить. Вам следует обращаться с другими так, как вы хотите, чтобы обращались с вами; аналогично вам следует разделять ответственность за происходящее – честно и на равных».

 

Международный валютный фонд (МВФ) получил запросы о предоставлении экстренной финансовой помощи от 103 стран, и исполнительный совет фонда рассмотрит около половины этих запросов к концу текущего месяца, сообщила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева. На прошлой неделе фонд опубликовал обзор мировой экономики (World Economic Outlook: The Great Lockdown), согласно которому мировая экономика в 2020 году упадет на 3%. Снижение экономики в результате ситуации с коронавирусом и предпринимаемых странами мер по сдерживанию его распространения ждет в этом году очень многие государства, отмечалось в обзоре. По словам Георгиевой, правительства стран по всему миру приняли беспрецедентные меры для борьбы с пандемией коронавируса. Бюджетные меры на текущий момент в целом составляют около 8 триллионов долларов. При этом центробанки пошли на масштабные, а в некоторых случаях — неограниченные — вливания ликвидности. Председатель Европейского Центробанка Кристин Лагард предостерегла от недостаточного реагирования на экономические последствия коронавирусного кризиса. Мы рискуем сделать слишком мало и слишком поздно, указала она, отметив, что, по оценкам ЕЦБ, объем ВВП в еврозоне в текущем году может сократиться на 15%.

 

Главный латвийский банкир Мартиньш Казакс считает, что, если экономический спад будет более 10%, он произойдет не из-за банкротств предприятий, резкого роста безработицы и огромной эмиграции, а в связи с тем, что "экономика поставлена на паузу". Как эта «пауза» отразится на людях, вышедшими с пустыми карманами после карантина, без безработицы и эмиграции, думаю он сам не понимает, так как живет в другом мире и свою «шкуру» на эту «паузу» явно не положил, это как раз тот случай, когда сытый голодного не разумеет.

 

Да и какой там прогноз ВВП, если до сих пор не могут определиться как его считать. До 1953 года финансовые услуги носили отрицательный характер, поскольку процентные потоки средств рассматривались в качестве промежуточного потребления финансового сектора (ведь они просто удорожали продукцию и учитывались в цене товаров) и как следствие при расчете ВВП вычитывались из добавленной стоимости произведенных товаров и услуг.  Но под влиянием финансового лобби политики внедрили после 1993 года стандарт отчетности, по которому определяет практически все банковские услуги как независимые и производительные, поддающиеся измерению.

 

По новым стандартам получалось, что банки занялись типичным видом экономической деятельности: точно так же как промышленное предприятие получает сырье и перерабатывает его в продукцию нужную потребителю с добавленной стоимостью, так и банки получают в депозиты деньги как сырье, «вешают»  на себя риски и передают их заемщику под процент, то есть получается «добавленная стоимость» денег возникает благодаря трудовому энтузиазму банкиров, хотя для экономики представляет ценность не принятие на себя банком рисков, а управление ими.

 

Активно продвигал идею «производительности» банков и долголетний председатель ФРС (Федеральной Резервной Системы США) Алан Гринспен, ставший во главе «новой парадигмы». Уже после отставки и разразившегося в 2008 году кризиса, Гринспен печально признал свои ошибки, понял, что финансовые рынки порождают не только иррациональный оптимизм, но и массовое мошенничество и манипулирование рынками, не говоря уже о полной потере нравственных идеалов, что и продемонстрировали алчные финансовые дельцы с ипотечными закладными и их производными в виде деривативов. Поэтому, когда предшественник Казакса на посту президента БЛ Илмарс Римшевич твердил лет пять назад, что драйвером латвийской экономики являются финансовые услуги, оказалось, что просто это работала стиральная машинка и под ее шумок, все эти так называемые услуги надували наш мыльный ВВП воздухом.

 

Ряд нобелевских лауреатов с 2006 года  упорно доказывают неадекватность этого  показателя реалиям, и сегодня, все прогнозы в области ВВП, этого «конструкта», разработанного Джоном Мейнардом Кейнсом в годы военного лихолетья 40-х годов, для определения экономической способности Британии выстоять в войне с Германией. Войны нет, а мы военный «конструкт» до сих пор безоглядно применяем для сомнительных оценок. В таких случаях Талеб говорит достаточно грубо, но, повидимому, справедливо: «Прогноз, особенно когда он сделан «по науке», часто оказывается последним убежищем шарлатана».

 

«Этот кризис не похож на кризис 2008 и 2009 годов, когда был огромный дефицит денег, - утверждает Казакс. - Теперь денег у государства достаточно, и оно может оказывать поддержку», в конце добавив, что инструменты поддержки нужно расширять и улучшать? От последних слов меня, как автора, слеза прошибла. Ну что дает бизнесу (замечу бизнесу, а не отдельным людям) то, что у государства достаточно денег, он внятно не объяснил, ведь правила по их распределению в банках для бизнеса никто не менял. Ведь не будут банкиры с мешками денег стоять по углам и предлагать на вес всем нуждающимся пачки денег?

 

Повторю, что правила их распределения или размещения не меняются. Условия Базель III навешивают на банки довольно жесткие нормативы, которые не позволяют одновременно их строго выполнять и при этом удовлетворять реальные потребности бизнеса! Поэтому и продлевают сроки внедрения этих нормативов по всему миру, мировые регуляторы пытаются переплавить их в более гибкий режим Базель IV, они же легализовали золото в качестве дополнительного обеспечения капиталов банков. Наши коммерческие банки реально закапитализированы уже давно, а объемы кредитования только падают. На этот счет хочу привести мнение Талеба, который разбирая огрехи банковских регулирующих органов метко заметил: «Бумажные души (считающие, что смысл жизни – в перетаскивании бумаг) обложили банки правилами, но загадочным образом на тысячах страниц регуляций не нашлось места принципу шкуры на кону».

 

По словам еврокомиссара Домбровскиса, возможностей получить деньги сейчас хватает, но страны должны учитывать свою финансовую стабильность в перспективе и не влезать в непомерный долг. Да, после кризиса дефицит бюджета у всех будет куда выше стартового, но потом придется по долгам платить — за счет роста экономики и налоговой политики. "Мы готовим и программы поддержки всех стран-участниц. Речь не идет о прощении госдолга — его надо вернуть, но в новом долгосрочном бюджете ЕС будет возможность для поддержки. Уже к концу месяца ЕК даст свои предложения долгосрочного бюджета уже с учетом кризиса".

 


Латвия стала полигоном «истории успеха»

В книге Насиба Талеба «Рискуя собственной шкурой» он рассказывает о банкире, который давал только долгосрочные кредиты. Когда их надо будет погашать этот банкир, как правило, был далеко, работал уже в другом банке и в другой стране и так каждые пять лет! Думаю, и Домбровскис с коллегами будут через пять лет уже в других странах и на новом месте. Хотя, как он грозно заявляет, что госдолг надо вернуть!

 

Но здравомыслящим людям и так ясно, что ни Италия с 130% госдолга по отношению к ВВП, ни Португалия, ни Испания и даже Франция у которой уже госдолг под 100%, никогда его вернуть не смогут, тем более после пандемии, когда они эти долги нарастят в разы! Например, в Латвии прогноз по госдолгу повышен с 40% в этом году до более 52% через пару лет. Канцлер ФРГ Ангела Меркель по-прежнему отвергает идею выпуска совместных европейских облигаций "коронабондов"!  Доверия у немцев и голландцев к южной Европе мало, они прекрасно видят кто заказывает «музыку» и понимают, кто будет за нее платить.

 

На этот счет Талеб замечает, что влезание в долги для решения долговых проблем – это не гомеопатия, а самоубийство!  Думаю комиссары это тоже понимают, поэтому на всякий случай подложили себе под спинку соломки!

 

«Эмиссией евро занимается ЕЦБ — это независимая институция, — говорит Домбровскис. — ЕЦБ принял ряд важных решений по предоставлению ликвидности — финансированию коммерческих банков еврозоны, чтобы они могли кредитовать экономику. Программа на 750 млрд евро по скупке ценных бумаг позволит странам-участницам еврозоны эмитировать свои облигации на рынке с выгодными условиями". То есть долги выкупят все равно через ЕЦБ, получается одна рука дает, а другая подчищает неизбежный мусор в этом деле.

 

Заметьте, сумма, выделенная ЕЦБ, значительно перекрывает помощь самой Еврокомиссии. Домбровскиса, по-видимому,  сама фрау Меркель подтолкнула на этот пост, ведь немцы панически бояться окунуться в гиперинфляцию, буквально раздавившую Веймарскую республику. Поэтому строгий «латышский стрелок» Валдис был обязан денно и нощно отслеживать бюджетные дефициты южно-европейских стран и карать их неуемные аппетиты с помощью отработанной вкупе с  МВФ на бедной Латвии операцией «консолидации» или если откровенно – навязчивого обрезания бюджетных статей. Латвия стала полигоном «истории успеха», которую, если использовать лексику опытного революционера Льва Троцкого, пытались перманентно распространить на весь Евросоюз, о воплощении которого  так  мечтал, сидя в Швейцарии еще в 1915 году, его соратник Владимир Ленин. Получается пандемия спасла континент от очередных обрезаний, и это маленький, но пока плюс.

 

В продолжении «консолидации» или старой формулы - отнять и поделить, в Латвии зазвучали предложения следующего толка: режим налога на микропредприятия отменить, чтобы устранить ситуацию, при которой наемные работники с обычным налоговым режимом платят больше в виде социального налога. А финансирование здравоохранения и системы социального обеспечения можно повысить за счет незначительного повышения налогового бремени. Так считает член правления Латвийской ассоциации налоговых консультантов Айнис Даболс.  По его мнению, такие режимы создают неравную ситуацию для налогоплательщиков, а также используются для так называемых схем. «Сейчас наступил кризис из-за Covid-19, но по существу время микроналога прошло, и правильнее было бы ликвидировать эти режимы", - заявил Даболс. Опять на те же грабли и из той же оперы - отнять и поделить, а не преумножить!

 

«Знаниями я обязан мандражу и притоку гормонов – с тем и другим сталкивается всякий, кто рискует на рынках», - убеждает Нассим Талеб. Крупно сомневаюсь, что наш консультант когда-либо мандражировал сам, но многих подобные консультанты, реально вводят в мандраж. Думаю, с теми, чьи взгляды он озвучивает, бесполезно говорить о волнах конъюнктуры Кондратьева, циклических кризисах или автоматизированных современных производствах непрерывного цикла, где рабочая сила практически не требуется! В этой связи интересно звучит заключение Талеба: «Чем сильнее человек верит в свою способность прогнозировать, тем больше он не любит ставить на кон шкуру».

 

А ведь малые и микроредприятия в принципе выживали, держась на трех китах: офшорах, наличке и зарплатах в конвертах. Теперь их обложили красными флажками, счета под полным контролем, даже за рубежом, а предпринимателям и работникам вчинили прогрессивное налогообложение доходов, якобы учесть социальную справедливость??? Опять же по социалистической схеме: отнять и поделить, дальше фантазия не пошла, и, главное, пока ничего взамен не дали.

 

Прогрессивные налоговые системы характерны для развитых богатых стран, типа Швеции, Британии, Финляндии, где есть устойчивый средний класс с хорошими доходами, а не Латвия, сидящая на задних рядах экономической статистики ЕС и где средний класс почему-то путают с жирной бюрократической прослойкой?

 

Вместо того, чтобы учиться по миру, где подавляющее большинство стран, используют малые предприятия для абсорбции избыточной рабочей силы, всемерно поощряют и стимулируют деловую активность населения. Например, в США активы малых предприятий равны половине активов крупного корпоративного бизнеса, во Франции на фоне пандемии президент Эммануэль Макрон, обращаясь к малому и среднему бизнесу, отметил: «…тем, кто сталкивается с трудностями, не нужно будет платить ни налоги, ни взносы в систему социального обеспечения». Кроме того, «счета за электричество, воду и газ, а также арендная плата будут отсрочены». «Для предпринимателей, продавцов, ремесленников будет создан фонд солидарности, финансируемый государством». И наконец, чтобы никто не остался без средств, «система частичной безработицы» будет значительно расширена, заявил Макрон, а это компенсирует работнику до 70% заработной платы без учёта взносов и отчислений и 84% чистой заработной платы. Министр экономики Брюно ле Мэр предложил к начальной сумме в размере 45 млрд. евро, выделенной на достижение предложенных мер, добавить государственные гарантии в размере 300 млрд. евро на все новые банковские кредиты, привлеченные по контракту с банками, независимо от размера компании.

 

А у нас лишь предлагают малый бизнес искоренять сталинскими методами: нет человека - нет проблемы, и чиновники почему то, уверены, что это делается ради счастья этого человека! Добивая малый бизнес не надо учиться его регулировать и главное, легче стричь налоги, которые затем раздавать в виде пособий по безработице, кормя многочисленную бюрократию в процессе перераспределения денег!


Теневая экономика из бедной Латвии переселяется в богатые страны ЕС

 Еще один пример в данном контексте. «В кризис из-за "Covid-19" Латвия вошла с теневой экономикой в размере около 20%», - заявила недавно глава Службы государственных доходов (СГД) Иева Яунземе. По ее словам, поданные в СГД заявки на пособия за простой свидетельствуют о том, что многие предприятия выплачивают зарплаты "в конвертах", поэтому их работники не могут надеяться на большие пособия. На решение этой проблемы будет нацелена и налоговая реформа правительства. Тут как раз чиновники попытаются разобраться с теневой экономикой, добавив налоги малому бизнесу якобы для большей социальной справедливости???? 

 

Соглашусь с известным в стране журналистом Юрисом Пайдерсом, что независимо от выдумок СГД и политиков, теневая экономика из бедной Латвии переселяется в богатые страны ЕС. Кстати в Италии еще больший уровень теневой экономики, чем в Латвии, но они ее зачисляют в ВВП в раздел промышленности, потому что не получается бороться с многочисленной мафией, крышующей юг страны. Но даже «серые» деньги все равно пополняют бюджет благодаря акцизным товарам, плюс в Италии  не кошмарят мелкий бизнес, понимая, что его существование часто в «серой» зоне, гораздо меньшее зло, чем громадные выплаты социальных пособий по безработице и хождение денег в коррумпированной бюрократической системе.

 

"Оборот наличных денег фактически остановился, потому что нельзя ввозить средства из-за рубежа. У нас есть возможность сделать все, чтобы преодолеть этот кризис", - заявила Яунземе. Что это значит? Провести окончательную зачистку налоговых уклонистов, зачистив их под ноль? Чувствуете железную волю и поступь несгибаемых красных латышских стрелков, с помощью которых Ленин крушил «гидру» контрреволюции. На фоне нашего «революционного» СГД Еврокомиссия выглядит откровенной богадельней.

 

Так, согласно последним прогнозам, в Европе будут потеряны 12 миллионов рабочих мест. Что можно сделать в этой ситуации? Разъясняя перспективы кризиса в ЕС и планы Еврокомиссии, еврокомиссар по вопросам занятости Николя Шмит высказался в том смысле, что он настаивает на том, что теневой экономике в Европе надо положить конец.«Но я реалист – замечает он. -  К сожалению, в некоторых странах-членах ЕС эта теневая экономика всё еще очень крепка и очень велика. Абсолютно необходимо предоставить этим людям возможность получать доход, а затем надо попытаться перевести их на нормальные, легальные ставки и продолжить борьбу с незаконным трудоустройством».

 

То есть Шмит предлагает нам для решения этого вопроса эволюционный процесс по немецкому социалисту Каутскому, а вот Яунземе чисто по-ленински – революционный! За искажение революционной теории Ленин и обозвал Каутского ренегатом, так что держись Шмит, пока там в Еврокомиссии «ренегаты» только морщат лбы, мы на местах будем сами, с революционной решительностью, строить светлое будущее.

 

Пока каждый призыв ослабить контроль в механизме управления кажется подозрительным, штрафы и ограничения остаются главными инструментами, на которые опирается культура взаимоотношений нашего государства и его населения. С такой культурой трудновато добиться высокого уровня благосостояния. Про таких чиновников Талеб говорит, что они не могут уяснить, что в эмпирически сложных системах нет очевидных одномерных причинно-следственных механизмов – и что в условиях непрозрачности шутить с такими системами не стоит.

 


Зачем ставить шкуру на кон?

Вообще то я не замечал, чтобы началось массовое движение чиновников и консультантов в сферу бизнеса, чтобы они массово ставили на кон свои шкуры и показывали нам примеры выдающейся работы в частном бизнесе??? Обратный процесс наблюдал, но в чиновники сбегали, как правило, неудачники и сидят они там тихо и не высовываются, ну разве что в консультантах проявляются, чтобы лишний раз не мандражировать.  

 

Как правило в крупные чиновники поруководить страной ходят те, кого у нас называют олигархами. Но кто помнит их достижения на поприще развития страны??? Для них главное было поучаствовать в тихой приватизации, потянуть бюджетное одеяло на свои аффилированные компании, на худой конец засветится перед крупными инвесторами, чтобы вклинится с высоты своего положения в серьезные международные проекты. А ведь, например, в начале 90-х Латвия и Ирландия были в экономическом плане почти на одном уровне.

 

Ирландия — один из редких примеров того, как отсталая страна (с низким экономическим ростом, высоким уровнем безработицы (до 20% в начале 90-х и как в Латгалии сегодня) и устойчивым оттоком населения, нищая офшорная страна с косным застарелым национализмом за относительно короткий срок смогла превратиться в единственное европейское государство, пережившее что-то похожее на истории успеха "тигров из Азии". Ирландия смогла найти формулу роста. В ее основе — способность привлечь международные компании, в основном, из США. Ирландия решила построить модель gateway country — она позиционировала себя как европейский плацдарм для американских технологических и финансовых компаний. Знание английского языка, выгодное географическое положение, низкие налоги (особенно подоходный налог для предприятий, он составляет 12,5%), и особый налоговый режим для интеллектуальной собственности, были ключевыми факторами этой стратегии.

 

В 1980-м году в Ирландию пришла и компания Apple. Сегодня здесь работает почти 6 тысяч человек — намного больше, чем где-либо в Европе (за исключением Великобритании). Почему Apple выбрала именно Ирландию? Для этого наверняка было множество причин, как официальных, так и не очень. Однако в 2016-м году Еврокомиссия пришла к выводу, что с 1996 по 2007 годы Ирландия искусственно снижала налоги для Apple. Несмотря на то, что ни один из ирландских законов не был нарушен, с точки зрения ЕК Ирландия нарушила правила конкуренции Европейского Союза, предоставив Apple государственную поддержку. В понимании ЕК государственная поддержка — это особо благоприятное законодательство в области интеллектуальной собственности. Apple настаивает, что господдержку не получает, и упрекает ЕК в "фундаментальном недопонимании глобальных бизнес-операций предприятия". При этом Ирландия отказалась принять установленную Европейской Комиссией компенсацию, так как Apple не нарушила ни одного закона страны.

 

В Ирландии у Apple расположены центры хранения данных, там же собираются и доходы от услуг, предоставляемых в Европе. Intel, Facebook, Google, Paypal, Dell, Pfizer, Hewlett Packard — около 700 компаний, по большей части из США, за последние 20 лет вложили в Ирландию в общей сложности 270 млрд. долларов и создали 130 000 рабочих мест в стране. Ирландии удалось привлечь больше американских компаний, чем громадной и населенной Бразилии.

 

Ирландия под давлением Еврокомиссии отменила тот особый режим для интеллектуальной собственности, при помощи которого Apple удалось уменьшить свои налоговые обязательства. Правительство Ирландии очень активно участвовало в процессе разработки процедур BEPS и внесло изменения в свою международную налоговую стратегию (да, она у Ирландии есть!). В итоге появился новый инструмент для привлечения инвестиций со стороны высокотехнологичных компаний — так называемый KDB (knowledge development box). KDB ирландцы позиционируют как первый в мире налоговый режим для интеллектуальной собственности, полностью соответствующий новым требованиям OECD. Совпадение это или нет, но, несмотря на санкции ЕК, Apple уже заявила о планах вложить 1 млрд. долларов в новый центр хранения данных в Ирландии.

 

Конечно и у Латвии были попытки как-то привлечь мировых акул на свою территорию, например узаконив холдинговое законодательство в период финансового кризиса на Кипре, чтобы переманить деньги крупных корпораций в свои, более устойчивые банки. Или введение, как в Эстонии, нулевого налога на прибыль в случае ее реинвестирования в развитие, хоть и неудачно, но прошла попытка внедрить инвестиционную программу в области недвижимости! Но это были робкие и запоздалые действия.

 

С нулевым налогом Эстония нас опередила лет на пять, а по уровню администрирования и создания программы е-Эстония мы даже к ней не приблизились. Кстати, с момента запуска этой программы е-резиденты в Эстонии учредили около 13 000 предприятий или каждое шестое предприятие в стране, суммарный оборот которых в начале весны текущего года превысил миллиард евро. Росту оборота созданных е-резидентами предприятий сопутствует и рост среднестатистического дохода от налогов, получаемых с этих фирм. По данным Налогово-таможенного департамента Эстонии, рост налогов полученных от фирм е-резидентов, за последний год увеличился на 12%. К тому же большинство этих предприятий созданы нерезидентами и работают в сферах, создающих высокую добавленную стоимость. Поэтому-то в Эстонии самый маленький госдолг в Европе в 9% от ВВП, ведь здесь бюджет формирует бизнес, а не заимствования. Значит можно умеючи работать с нерезидентами, а не гнать их как назойливых мух, как это делают латвийские банки.

 

Почему наши молодые программисты сбегают на Мальту, маленькую островную страну, практически без ресурсов и даже питьевой воды, но которая в полтора раза обгоняет Латвию по уровню ВВП на душу населения. Мальта грамотно вписала в свою экономику налоговый режим, позволяющий привлекать на свою территорию разработчиков интеллектуальной собственности и защищать этот режим от грозных окриков и обвинений в налоговых схемах из Брюсселя.

 

А ведь пока мы занимаемся бездумными региональными и налоговыми реформами, кошмарим банки, порты и железные дороги, забросили региональные автодороги, громим на потеху всему миру и в угоду меньшинству инвестиционные программы, связанные с недвижимостью, обедняем наше высшее образование и его качество - привлекательного инвестиционного климата так создать и не умудрились. Поэтому ирландские и мальтийские граждане не стремятся в Латвию пополнять наш бюджет и благосостояние, все пока с точностью до наоборот.  Практически 30% населения просто сбежало из страны, превратившись в вынужденных переселенцев и по потере населения мы лидеры в Европе, опережаем даже Боснию и Герцеговину, где еще не улеглись страдания от недавней войны и разрухи.

 

Думаю, суть проблемы Латвии не в навязанных нам обвинениях в отмывании денег или вороватых бенефициарах, а как раз в нас самих, неумении грамотно ставить задачи, доводить их до конца, защищать их от местных популистов и внешних демагогов. Нашим чиновникам, ради сохранения собственного стула или «золотого парашюта», легче включаться в огульную компанию по обвинениям собственной страны в фейковых грехах, вместо того, чтобы грамотно и квалифицированно отстаивать ее интересы и позицию. Например, в мировых рейтингах по объемам «темных активов» Латвия три года назад не входила даже в первую полусотню стран, профессионально занимавшихся «стиркой» денежных активов, а  за последние пару лет из страны уплыли более 10 млрд. евро активов, это больше нашего бюджета и мы получили мировую известность в качестве официальных «мальчиков для битья».

 

Наши чиновники любят заниматься вопросами реализации политики Евросоюза в нормативные документы Латвии, даже не в экономику, а в пустые бумажки, получая за это громадные доплаты из еврофондов и не спешат разгребать законодательные и административные барьеры на пути домашнего бизнеса. Хотя зря я их огульно обвиняю? Ведь была у наших экочиновников, находившихся в перманентном зеленом «угаре» серьезная «история успеха», связанная с внедрением КОЗ или пресловутой компоненты обязательной закупки, вытянувшей из наших карманов миллиарды.


Делить - вместо того, чтобы преумножать

Впрочем, как пишет французский социолог Пьера Бурдье в своих лекциях «Экономическая антропология», все эти проблемы характерны для всего капитализма. Всё получилось не так: неожиданно, рынок не воздал каждому по труду. Капитализм оказался далёк от открытой, рациональной и справедливой системы. В нём правят сговоры, спекуляции, лоббизм, коррупция; одни стартуют значительно выше, другие — ниже, и перейти из одной категории в другую почти невозможно. Но даже это «почти», через которое по определению не могут пройти «все», — скорее вопрос удачи, связей и хитрости, чем полезной для общества работы.

 

Автор критикует упрощенческие, однобокие экономические теории, вроде «свободного рынка». Однако Бурдье идёт дальше: он ставит под вопрос сами методы и философские основания экономической науки, её связь с общественной реальностью.

 

Главное, на что указывает Бурдье, — такая система работает, даже если никто не осознаёт, как она на самом деле работает. Напротив: она работает именно потому, что никто этого не осознаёт. Последнее утверждение выводит нас за рамки примитивных общностей, в которых традиция необходима, поскольку она компенсирует неспособность человечества к масштабному планированию, организации и расчётам. Капиталистическая система просто создаёт собственные правила и шаблоны поведения (описываемые у Бурдье понятием «символический капитал»).


Виновна в этом не только историческая инерция. Бурдье указывает на глубокую связь нерациональных «правил игры» с феноменом власти. Чем больше ты следуешь правилам — тем сильнее интегрируешься в систему, тем чётче занимаешь определённую позицию внутри неё, тем более зависимым становишься от её господ.

 

Например если при капитализме в 2015 году «все деньги мира» принадлежали примерно 62 частным владельцам, то, скажем, в СССР, при формально общенародной принадлежности национальных богатств и капитала, в реальности решения по его использованию принимало управлявшее страной Политбюро ЦК КПСС состав которого крутился в районе 27 человек. В обоих случаях принимавшие решения люди руководствовались в первую очередь своими представлениями о правильном, а также субъективными идеями, вытекавшими как из личных взглядов, так и из господствующих убеждений. Причем первое не всегда сочеталось со вторым.

 

Вот эта система и начала давать сбой, когда «кучка» мудрецов уже не догоняет за ситуацией, а на местах просто паника, потому что привыкли ждать указаний или просто отнимать и делить - вместо того, чтобы преумножать ресурсы, формируя избыточность и ловить в ней «черных лебедей»!


Экономика –самая изолированная из наук

Кстати к самой экономической теории у Нассима Талеба весьма пренебрежительное отношение. «Экономика –самая изолированная из наук, она почти ничего не заимствует извне! В экономике больше всего ученых филистеров, а ученость без эрудиции и природного любопытства ведет к узости мышления и дроблению дисциплин», - заявляет он. Поэтому наверно в экономику как науку и практику,  больше всего перетекает как правило неудачников из числа физиков, гинекологов и прочих специалистов.

Обратного процесса я как то не наблюдал, наверно  экономисту-неудачнику даже в голову не приходит стать гинекологом?  Кстати по мнению Талеба, работы Нобелевских лауреатов в области экономики в реальности ничего не дали миру. Их применение очень ограничено и не обеспечено профессионалами. Талеб по этому поводу замечает: «Властям нельзя давать игрушки, в которых они ничего не смыслят».

 

В этой связи он удивляется, откуда вообще взялись эти Нобелевские премии по экономике? Ведь сам Альфред Нобель учредил премии всего в трех областях: физике, химиии и медицине, остальное от лукавого, и больше политизировано, чем реальные успехи лауреатов, да их денежное вознаграждение черпается не из фонда Нобеля, а  из наших с вами общественных денег, хотя реальный бенифициаром и главным распорядителем  выступает Национальный Банк Швеции  где, по мнению Талеба, остро стоит проблема экспертов.

 

Что касается короновируса, то по мнению Талеба здесь логика простая. Продолжая вести себя «как всегда», мы становимся еще одним потенциальным участником эпидемии. В этой связи в начале марта Талеб поспорил на тему коронавируса с миллиардером Илоном Маском. Маск назвал возникшую из-за коронавируса панику «тупостью», а Талеб возразил ему, заявив, что благодаря «панике» «мы сумели выжить в течение миллионов лет».

 

Думаю, Талеб был прав. Если мы хотим решить проблему системно – нужно паниковать и перестраховываться на системном уровне. Системными рисками называются риски, которые приводят к коллапсу всей системы. Сегодня системный риск уже реализовался в ряде стран. Там, где еще есть иллюзия, что система справится, Талеб призывает паниковать на индивидуальном уровне. Консервативно следить за событиями – не этично. В этом случае вы увеличиваете вероятность реализации системного риска, считает он. В конечном итоге делаете хуже только себе. Ловить самостоятельно «черных лебедей» мы все вряд ли сможем, но подвигать правящих, которые в принципе кормятся за наш счет к своевременным и эффективным действиям мы все вполне можем.

 

Пока Евросоюз в ходе чередующихся мировых кризисов: финансового, миграционного, а теперь и пандемии не ловит ни «черных», ни «белых», в общем никаких лебедей!


Президент Франции Эммануэль Макрон в сентябре 2017 года, выступая с программной речью перед студентами парижского университета Сорбонна, заявил: "Европа, которую мы знаем, слишком слаба, медлительна и неэффективна. Но только Европа может предоставить нам возможность действовать перед лицом главных вызовов современности".

 

Президент Франции выдвинул амбициозную программу превращения ЕС из объединения федеративно-конфедеративного типа в унитарную структуру, супергосударство. Эти предложения были встречены руководством ЕС в целом позитивно, хотя и сочтены, как в Брюсселе, так и в ФРГ, несколько радикальными и не полностью приемлемыми. Не могут брюссельские «ренегаты» оценить революционные порывы современных «якобинцев».

 

Смысл предложений Макрона заключался в том, необходим единый бюджет, в том числе оборонный, общая военная доктрина ЕС. Важным шагом на пути к этому, по мнению президента Франции, который мыслит именно себя ключевой фигурой евроинтеграции, является образование общих европейских сил быстрого реагирования. Он выступил также за создание академии разведслужбы, антитеррористической прокуратуры. В миграционной сфере Макрон выступил за усовершенствование процедуры предоставления убежища, учреждение единого европейского бюро по вопросам предоставления убежища и общую европейскую пограничную полицию.

 

Он предложил также ввести должность контролирующего исполнение общего бюджета европейского министра финансов, гармонизировать корпоративный налог, установить минимальный размер оплаты труда в каждой стране, создать единые механизмы контроля за продовольственной безопасностью в ЕС. Еще одним предложением стало создание общих сил гражданской защиты, в частности, для оказания помощи в случае стихийных бедствий, к сожалению, за прошедшие три года мало что было сделано.

 

Так вот если заглянуть в Белую книгу ЕС, где разработаны и представлены пять сценариев развития, невольно самым привлекательным оказывается последний-пятый, который называется: Европейский Союз больше решает вместе по всем областям политики. Там и гармонизированное законодательство по всем странам, единая финансовая и фискальная политика, а значит и единый бюджет, единые ресурсы и т.д. То есть все то, о чем заявлял Макрон и даже круче.

 

Естественно, что с единой финансовой фискальной политикой никакой вариант Мальты и Ирландии не прокатит. Конечно в этом случае многие страны на такой вариант не пойдут. Евросоюз создавался леваками всех мастей и как альтернатива Советскому Союзу, то есть на базе частной собственности и реальной демократии, но естественно в интересах международного капитала. Концепция была реализована в 1951 году Парижском Договором, установившим Европейское сообщество угля и стали с шестью странами-членам, через шесть лет Европейское экономическое сообщество и Европейское сообщество по атомной энергии, после чего началась решительная ломка торговых барьеров. Но с 1950 года, когда министр иностранных дел Франции Роберт Шуман произнес свои сакраментальные слова «Европа не будет создана сразу или по единому плану. Она будет построена на основе конкретных достижений, которые вначале создают де-факто солидарность», прошло 70 лет и многое изменилось.

 

Получив бонусы в виде свободного передвижения через границы капиталов, рабочей силы и технологий, транснациональные корпорации быстро подмяли мир глобальной экспансией, и, сегодня, по горло сыты демократией, создающей для них лишь препятствия и проблемы! Вспомним «зеленые жилеты» в той же Франции и им подобные движения в других странах, экосоциалистов в Швеции, популистов в Германии и националистов в Австрии и Финляндии. Корпорациям нужны четкие правила и стабильность, которые 70 лет назад Шуман им гарантировать еще не мог, поэтому строилась вся европейская экономическая система эволюционным, а не революционным путем, что уже сегодня не устраивает корпорации.


В целом Макрон, да и все руководство ЕС созрело для преобразований. Нынешняя пандемия сильно ударила по намерениям создать супергосударство, точнее верхушка ЕС не справилась с возложенными на них задачами по созданию механизма регуляции и упреждения кризисных явлений.

 

Если полистать Белую Книгу ЕС, там очень наглядно отражены все зоны ЕС: еврозона, шенгенская зона, экономическая зона и таможенный союз. НАТО и Совет Европы пока оставляем в стороне, так как там много сторонних от регул ЕС государств. Так почему бы не создать еще одну, пятую зону повышенной регуляции? Те, кто жаждет перемен и эффективности может войти в супергосударство с едиными налогами и бюджетом, пусть подписывают новый договор и становятся таковым государством, остальные пусть живут с собственными заморочками, болтаясь в том же подвешенном состоянии, где чиновники не хотят ставить свои шкуры на кону.

 

Конечно, в супергосударстве есть определенные плюсы и минусы! Тот же Насим Талеб замечает, что «регуляции крадут свободу». Другое решение – поставить свою шкуру на кон в форме правовой ответственности. Уберечь же граждан от крупных хищников в виде могущественных корпораций по мысли Талеба могут регуляции. Хотя они опять ограничивают свободу индивида и выпустят на свободу новых хищников – на этот раз в виде государства. Так что проблема диалектическая, решать ее нужно в соревновании двух систем и допускать две формы существования евросоюза, пусть каждая из них доказывает свои способности ловить «черных лебедей» и преодолевать грядущие кризисы. Ведь если Евросоюз создавали леваки всех мастей, от социалистов до анархистов, то теперь за дело должны браться либералы, для которых рынок и конкуренция являются «священными коровами» и которым российский президент Путин определил полный закат. 

 

Австриец Людвиг фон Мизес, ведущий теоретик западного либерализма, подчеркивал, что либерализм стремиться дать людям лишь одно: «мирный спокойный рост материального благополучия для всех, чтобы защитить их от внешних причин боли и страданий, насколько это находится во власти общественных институтов».  Мизес сетует на то, что либеральные идеи и программы сегодня вытеснены социализмом, национализмом, протекционизмом, империализмом, этатизмом и милитаризмом.

 

Может поэтому в дуалистическом Евросоюзе должен победить сильнейший, чтобы диалектически выявить новое качество для дальнейшего развития?

 

 

 

 






Поиск