Банки, Латвия, Право, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Воскресение, 07.03.2021, 15:09

Дайга Силиня: «красный террор» против клиентов латвийских банков

БК, Рига, 08.10.2020.версия для печати
После публикации точки зрения на ситуацию в финансовой отрасли Латвии присяжного адвоката Дайги Силини на портале delfi.lv, руководитель СФР Илзе Знотиня написала заявление в комиссию по этике Совета Присяжных Адвокатов, утверждая, что своей публикацией Дайга Силиня, “поставила под угрозу интересы и безопасность общества”. Ниже приводим точку зрения адвоката на русском языке, чтобы общество могло само разобраться, что представляет ему угрозу.

В демократическом обществе общепризнано, что закон - это инструмент, с помощью которого человек имеет возможность защитить свои права, но законодательная среда - это система, с помощью которой эти индивидуальные права должны быть обеспечены. В области борьбы с доходами от преступной деятельности в Латвии действуют принципы, которые очень трудно увязать с демократическим порядком.


Полный банковский и государственный контроль над деньгами человека

Сегодня банки по закону обязаны исследовать своих клиентов, проверять происхождение денег своих клиентов, а также их транзакции, и сообщать о своих подозрениях в Службу финансовой разведки (СФР) и Службу государственных доходов (СГД). Они также должны отчитываться в СГД по каждому клиенту (физическому лицу), годовой оборот на счету которого превышает 15 тысяч евро. Это обеспечило полный контроль для банков и государства над правом человека распоряжаться своей частной собственностью. Кроме того, банк может запросить информацию не только о клиенте, но и о членах его семьи, а также о любой сделке, связанной с личным имуществом.


Банкам предоставляется полная свобода действий по отношению к клиенту, и, если он желает продолжить сотрудничество, у него есть безоговорочное обязательство соблюдать требования банков. Кредитные учреждения сегодня выполняют правоохранительные функции и  фискальную ответственность перед системой, а не сосредотачиваются на своей основной деятельности по предоставлению предсказуемых и понятных финансовых услуг.

Эта ситуация связана не с тем, что банкам стало скучно и они хотят создавать для себя новые задачи, а потому, что государство передало свои надзорные и контрольные функции частным юридическим лицам (банкам, нотариусам, юристам, бухгалтерам и т. д.). 


Фактически подозреваются все, у кого в распоряжении более 15 тысяч. евро. С юридической точки зрения это опасное обстоятельство, если лицо оказывается в положении бессилия перед законом и финансовым учреждением, имея в руках формальные и неприменимые инструменты правовой защиты. Такой порядок противоречит не только Конституции, но и правам человека, установленным в Европе.


Состоятельный человек (предприниматель) в Латвии - синоним финансового преступника

По мнению наших законодателей, подозрения являются достаточным основанием для квалификации финансовых ресурсов как полученных преступным путем. С точки зрения адвоката, такой подход в 99% случаев означает субъективное и одностороннее толкование дел, что недопустимо во взаимоотношениях между банком и клиентом. Абсурдно, что СФР может издать приказ о том, что «счета связаны с подозрительными транзакциями» или что «выполненные транзакции могут быть связаны с отмыванием денег». Это означает, что у СФР действительно нет реальных доказательств отмывания денег, а есть только подозрения. Но этого достаточно, и это уже проблема не СФР, а собственника денег, который должен доказать свою невиновность, а не наоборот: государство должно установить и доказать его вину.


В Латвии такой процесс инициируется в соответствии со статьей 195 Уголовного кодекса. Однако одним из основных принципов уголовного судопроизводства является презумпция невиновности, которая гарантирует, что никто не должен доказывать свою невиновность, и все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого. К сожалению, этот принцип больше не работает, и уголовное дело возбуждается не по факту совершения уголовного преступления, а с целью лишения владельца права распоряжаться деньгами при условии, что он не сможет достоверно доказать законное происхождение средств.


При этом ни банк, ни СФР, ни прокуратура не должны давать объяснений или разъяснений относительно причин замораживания человеческих денег. Людям даже непонятно, какая транзакция была классифицирована как подозрительная и что делать, чтобы вернуть замороженные деньги. Тем не менее, лицо, ведущее судебное разбирательство, не обязано общаться с этим лицом и давать ответ относительно достоверности представленных этим лицом доказательств / возражений.

Об том насколько формально государство проводит расследование финансовых операций свидетельствует опубликованный в 2015 году отчет Kroll, в котором возникли подозрения о причастности латвийских банков к хищению одного миллиарда евро из молдавских банков. Все закончилось тем, что Комиссия рынка финансов и капитала (FKTK) не приняла мер для проверки достоверности отчета, а просто наложила штрафы на все банки, упомянутые в отчете, несмотря на то, что сама Kroll признала, что отчет не был полным документом расследования. Наши руководители даже не подумали защитить интересы латвийских банков и латвийского бизнеса.


Сейчас деятельность СФР операция и процесс по предотвращению нелегально добытых средств аналогичны «Красному террору». То есть государство борется с людьми, у которых есть деньги, с целью их отобрать, потому что, по мнению государства, если у вас много денег, совершенно очевидно, что они добыты преступным путем. Наблюдая за отношением людей, причастных к выработке политики, чувствуется  чисто человеческую зависть к тем, у кого есть деньги.  В государстве способствует «доставке» новостей и был создан «механизм» для отъема денег.


Латвию с законами обходят инвесторы

Никто в Европе толком не может понять, что сейчас происходит у нас в области борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем. Если бы кто-то действительно мог углубиться в этот процесс  -- мы бы получили не восхваления в адрес СФР и FKTK  за прием, продемонстрированный другим странам, но закончили бы крупным скандалом, который разрушил бы  последнее доверие к столпам нашей финансовой системе и дееспособности правительства.и готовый бороться за деньги клиентов банк, в котором заморожены деньги, и который будет достаточно храбрым, чтобы подать на страну в Европейский суд по правам человека. И в момент, когда будет создан первый прецедент в котором правда победит государство, --  будет запущена очень опасная цепная реакция. Согласно данным СФР, только в этом году в банках Латвии заморожено 391,44 миллиона евро, из которых 314,64 миллиона евро находятся в банках, находящихся в процессе ликвидации.

 

Такие иски уже готовятся в Латвии, и это лишь вопрос времени, когда политикам придется искать деньги для оплаты штрафов, наложенных на государство, и компенсаций  клиентам банка. К сожалению, это будут делать не руководители учреждений или депутаты из своего кошелька, а граждане за счет собственных налоговых отчислений.

 

Поэтому следует игнорировать тот факт, что крупные инвесторы и вкладчики нелестно отзываются о Латвии. Это больше не та среда, куда они готовы вкладывать свои деньги. Никто не хочет, чтобы его деньги считались полученными «в результате неустановленной преступной сделки», чтобы их сначала заморозили, а затем арестовали по статье 195 Уголовного кодекса, информируя инвестора о праве на предоставление «достоверных» объяснений происхождения и исход такой истории, вероятно, станет известен только через два года. Настал последний момент для того, чтобы  изменить отношение и внедренную систему, чтобы не отказываться от региональной конкурентоспособности Латвии в сфере привлечения финансовых ресурсов, существовавшей несколько десятилетий


Систему нельзя победить в одиночку

Почти шокирует то, что адвокаты, а также многие эксперты, занимающиеся надзором за отраслью, боятся публично указывать на ошибки. Люди не готовы  говорить публично, потому что боятся задеть  гордость государственных институтов, которые в ситуации тотальной власти могут нанести вред практике  адвокатов, клиентов, а также активным делам. В условиях демократии этого не следовало бы бояться. И это заставляет задуматься.

 

Защитники прав клиентов банка должны объединить усилия и совместно решить этот вопрос, обратившись не только в Генеральную прокуратуру, но и к депутатам Сейма. Это нужно делать до тех пор, пока кто-то не будет готов выслушать и признать недостатки системы. Сражаясь поодиночке с такой тяжелой машинерией, победить ее будет очень трудно.

 

Оригинал статьи читать здесь: 


С ответной реакцией главы Службы Финансовой разведки Илзе Знотыни можно ознакомиться здесь: 






Поиск