Covid-19, Авиаперевозки, Кризис, Латвия, Прямая речь, Транспорт

Балтийский курс. Новости и аналитика Суббота, 28.11.2020, 04:43

Мартин Гаусс: airBaltic выйдет из этого кризиса очень сильной

Марта Кронберга, LETA, 08.09.2020.версия для печати
Латвийская национальная авиакомпания airBaltic в течение двух месяцев весной не летала вообще. Летом количество полетов стало постепенно увеличиваться, но с ростом числа стран, включенных в жёлтый и красный списки Центра профилактики и контроля заболеваний (ЦПКЗ), вновь начало падать. Несмотря на то, что за первое полугодие авиакомпания понесла крупнейшие убытки в своей истории, председатель правления airBaltic Мартин Гаусс уверен, что авиакомпания из этого кризиса выйдет как сильное предприятие. Кроме того, он убежден, что такого периода, как весной, когда рейсов не было вообще, не повторится, поэтому не планируются новые сокращения персонала.

Из-за пандемии Covid-19 оборот airBaltic в первом полугодии этого года снизился на 63,6% до 78,713 млн. евро, а убытки концерна увеличились почти в семь раз и составили 184,77 млн. евро. Как вы оцениваете эти результаты?

 

 Мартин Гаусс: Причина убытков - Covid-19. Январь и февраль мы начали намного лучше, чем планировали. Но потом последовал 62-дневный период, когда мы вообще прекратили полеты. Нам пришлось уволить многих работников. У нас не было доходов. Затраты, с другой стороны, были высокими, потому что пришлось менять бронирование билетов и возвращать деньги за билеты на отмененные рейсы, и мы продолжаем возвращать деньги и сейчас. Мы также должны платить лизинг за самолеты.

 

Убытки действительно велики, и главная причина в том, что мы долго не летали, а расходы сохранялись. Исторически это самые большие убытки за полугодие. При этом такая же ситуация наблюдается и у других авиакомпаний, и наши убытки по сравнению с ними невелики.

 

Убытки за год в целом будут еще больше, потому что впереди еще полгода, а мы возвращаемся к ситуации, когда количество рейсов сокращается. В то же время у нас есть план, которого мы придерживаемся, и, когда мы вновь сможем летать на полную мощность, рост будет очень стремительным.

 

Если не считать лизинговые платежи и другие подобные расходы, насколько большими будут ваши операционные убытки?

 

М.Г.: Обычно мы используем такие показатели, как прибыль до вычета процентов, налогов, износа, амортизации и реструктуризации или выплат за аренду (лизинг) (EBITDAR). В конце первого полугодия прошлого года они составляли 37,8 млн. евро, но по итогам первого полугодия этого года - минус 115,5 млн. евро. Разница в четыре раза, и это хорошо характеризует ситуацию. Если мы посмотрим только на июль, который является первым месяцем после первого полугодия, когда мы действительно возобновили работу, то только в течение этого месяца мы увидели существенное изменение в показателях EBITDAR. Это доказывает, что наши результаты будут хорошими, когда мы возобновим работу.

 

К сожалению, в августе мы снова наблюдаем спад перевозок, поскольку уровень заражения в Европе растет. Сейчас нас интересует только один вопрос - когда мы вновь сможем возобновить полёты? Когда мы летаем, даже со всеми ограничениями, мы все равно можем добиваться хороших результатов. Это также вселяет уверенность в то, что при полной нагрузке нашего флота все будет хорошо.

 

В настоящее время мы не используем весь флот, но мы подписали соглашение с Airbus и в этом году получим три новых самолета, как и планировалось. Мы продолжаем модернизировать наш флот, несмотря на то, что сейчас летаем меньше. Кризис когда-нибудь закончится. Это может занять больше времени, чем мы ожидали, но в любом случае это не может остановить сообщение.

 

Мы - небольшая авиакомпания, и у нас нет проблем, с которыми сталкиваются крупные авиакомпании с огромной сетью маршрутов. Мы адаптируемся и будем адаптироваться. Однако у нас много пассажиров, которые хотят лететь, но внезапно страны оказываются в желтом или красном списке, и лететь невозможно. Из-за еженедельных изменений нам приходится работать с огромным количеством пассажиров. Количество обращений к нам увеличилось более чем в 10 раз.

 

Мы должны найти структурированный подход к контролю за перемещением людей, чтобы ограничить риски распространения вируса, но приостановка воздушного сообщения не пойдет на пользу экономике в долгосрочной перспективе. Мы сейчас теряем очень много контрактов на перевозку грузов и почтовых отправлений. В Латвии также много компаний, доходы которых зависят от того, могут ли их сотрудники работать за границей.

 

Вы также летаете из Таллина и Вильнюса. Какие требования там и не планируете ли вы из этих аэропортов больше рейсов?

 

М.Г.: Да, мы летаем, но эти аэропорты не могут выполнять функции транспортного узла, которые нам предоставляет Рижский аэропорт. В этих аэропортах невозможно обслуживать большое количество пересадок пассажиров на другие рейсы. В Эстонии и Литве также существуют ограничения, но, например, мы можем летать из Вильнюса несколькими рейсами, которыми нам не разрешено выполнять из Риги. Поэтому мы используем эту возможность, но не можем дублировать рижский транспортный узел. До кризиса авиационная система Балтии функционировала таким образом, что Рига была ее центром. В настоящее время функции этого балтийского транспортного узла переносятся в Вильнюс, но инфраструктура Вильнюсского аэропорта пока не предусмотрена для этого. В свою очередь Рижский аэропорт в настоящее время уступает место другим аэропортам, поскольку люди, которые обычно использовали Ригу в качестве пересадочного пункта, теперь делают это в других местах. Это серьезная проблема для аэропорта, а также проблема airBaltic, если Рига в ближайшее время не восстановит свою роль транспортного узла.

 

 Что вы будете делать, если Литва попадет в желтый список?

 

М.Г.: Желтый список еще не останавливает пассажиропоток. Мы продолжим летать. В то же время это будет означать, что всем, кто приехал из Литвы, придется соблюдать самоизоляцию. Мне интересно, как это будет контролироваться, потому что уже известно, что это очень сложно для всех стран. Кроме того, люди могут путешествовать на машине или даже пересекать границу пешком. Уже сейчас понятно, что тем, кто едет на машине, не нужно заполнять никаких анкет с информацией о том, где они были. Если вы летите рейсами airBaltic, вы должны заполнить такую анкету.

 

Вы говорили с правительством, Министерством сообщения?

 

М.Г.: Конечно. Мы написали совместное письмо с Рижским аэропортом, Агентством гражданской авиации, Латвийской ассоциацией авиации, представителями туризма. Текущая ситуация очень плоха для нашей отрасли.

 

Однако следует подчеркнуть, что здоровье и безопасность всегда на первом месте! Латвийское правительство проделало очень хорошую работу, я бы даже сказал, лучшую в мире, чтобы защитить страну. Экономика потом. Однако моя работа - управлять авиакомпанией, поэтому я могу указать на вещи, которые можно было бы сделать иначе. Но в целом в Латвии проделана очень хорошая работа, и это признано во всем мире. Я из Германии, и должен сказать, что впечатлен, потому что правительство Латвии работает намного лучше, чем в моей стране. В Германии был относительно большой хаос.

 

Однако у этого есть две стороны. С одной стороны, я рад, что нахожусь в Латвии и могу наслаждаться более свободной жизнью. С другой стороны, я управляю авиакомпанией, и мне приходится бороться за нее и ее доходы. Но, если вы спросите, готовы ли мы прекратить полеты по соображениям безопасности и здоровья, тогда да - мы готовы! Как и раньше.


Как обстоят дела у airBaltic по сравнению с другими авиакомпаниями?

 

М.Г.: Лучше. Когда мы прекратили полеты, мы полностью пересмотрели нашу бизнес-модель, упростили флот, заручились финансированием, пересмотрели лизинговые соглашения. К сожалению, мы также уволили сотрудников, что является самым печальным пунктом в этом списке. Но теперь у нас больше нет никого, кому следовало бы беспокоиться о потере работы. Многие другие европейские авиакомпании в настоящее время ведут переговоры о массовом сокращении штатов. Для нас все это уже позади, и мы можем полностью сосредоточиться на том, как работать в дальнейшем. Мы ориентируемся на рост, как только это будет возможно, и это огромное преимущество. Мы больше не говорим об увольнениях работников, мы больше не думаем о том, какие самолеты нам понадобятся, а какие нет. У нас еще будут потери, но у нас есть активы, выделенные акционерами, и одобрение Еврокомиссии.

 

Поэтому я считаю, что мы находимся в хорошей позиции по сравнению с нашими основными конкурентами. Да, у некоторых других авиакомпаний дела идут хорошо, но по сравнению со многими игроками на рынке airBaltic в настоящее время сильнее. Мы можем взглянуть на крупнейшие авиакомпании региона - SAS, Norwegian, которые по сравнению с нами сейчас борются с потерями и массовыми сокращениями. Я не говорю, что мы лучшие, но мы меньше и многие вопросы уже решили. Это помогает нам пережить кризис.

 

Если вы сейчас находитесь в лучшем положении, чем многие другие авиакомпании, видите ли вы в этом возможность получить большую долю рынка в будущем?

 

М.Г.: Да. Когда мы возобновили полеты после перерыва, мы уже заметили, что наша доля на рынке в странах Балтии больше, чем до кризиса. Поэтому мы считаем, что после кризиса мы будем сильнее на балтийском рынке.

 

Каковы ваши прогнозы о финансовых результатах этого года в целом? Могут ли вам потребоваться дополнительные вложения акционеров?

 

М.Г.: Мы опубликовали финансовые результаты за полугодие, но в настоящее время не даем прогнозов на год в целом, так как это невозможно. Наш бизнес-план предусматривает, что в этом году мы получим 175 млн евро дохода, и этот прогноз не изменился. Количество пассажиров, которых мы перевезем, может быть меньше двух миллионов. Однако в настоящее время мы не можем количественно оценить размер убытков, поскольку он непредсказуем. Практически каждую неделю происходит что-то непредвиденное.

 

 В этом году мы точно не будем еще раз обращаться к правительству с просьбой о дополнительных инвестициях. Больше ясности касательно этого года будет в декабре, а итоги за 2020 год можно будет подвести в марте. Тогда мы сможем рассказать, как у нас обстоят дела с реализацией бизнес-плана "Destination 2025 Clean".

 

Сейчас нам предстоит пережить кризис, но после него авиационная отрасль будет только эффективнее и сильнее. Если мы посмотрим на историю авиации, она из каждого кризиса выходила сильнее. Авиация существует уже 100 лет и продолжит существовать и дальше, потому что это самый удобный способ путешествовать на большие расстояния. Это также самая технологичная отрасль. Латвия находится в привилегированном положении, потому что у нее хорошая авиакомпания, а Рижский аэропорт - единственный функционирующий авиаузел в странах Балтии. Я уже вижу, как аэропорт соединится с Rail Baltica, и мы получим пассажиров, которые будут добираться до аэропорта на поезде, чтобы летать по различным направлениям в Европе и мире. airBaltic выйдет из этого кризиса сильнее, и это будет новая история успеха.

 

Что будет с вашими сотрудниками, если появятся новые ограничения?

 

М.Г.: Наш бизнес-план - сохранить штат в количестве около 1000 человек. Мы по-прежнему сокращаем зарплаты руководству. Бонусная система тоже уменьшается. Мы уволили около 700 сотрудников и сократили наши расходы. Однако мы больше не планируем сокращения, потому что не думаем, что полеты будут полностью прекращены в будущем. Если полеты прекратятся полностью, а это значит, что все наши самолеты останутся на земле, нам придется решать вопрос о работниках, потому что тогда у нас будет 1000 человек без работы. Но мы не ожидаем повторения весеннего кризиса и сохраним работников, потому что они нам понадобятся, когда начнется рост. Тогда количество наших сотрудников снова вырастет. Мы ожидали, что в сентябре мы вернем на работу по крайней мере часть сокращенных людей. К сожалению, в нынешней ситуации мы больше не можем этого себе позволить.

 

Также примечательно, что сейчас люди бронируют очень мало рейсов далеко вперёд. Бронирование в основном осуществляется на следующие шесть недель. Люди не принимают решения о будущих поездках, потому что не знают, как будет развиваться ситуация. Это необычно. Однако все это снова изменится, когда ситуация нормализируется.






Поиск