Аналитика, Образование и наука, Прямая речь, Финансы, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Воскресение, 07.03.2021, 14:05

Возможности включения банковской системы Латвии в мировой мейнстрим FinTech

Юрис Балтгайлис. Dr.oec., Институт транспорта и связи, специально для БК, Рига, 13.05.2020.версия для печати
Основную парадигму в области эффективного управления банковской деятельностью в докризисный период можно сформулировать следующим образом: поддержание финансовой устойчивости деловых банков и банковской системы на основе управления банковским капиталом, ликвидностью и осуществление пруденциального надзора.

 

В рамках указанной парадигмы основной задачей управления капиталом деловых банков было обеспечение достаточности собственных средств кредитной организации для предотвращения дефолта в случае неожиданного и резкого ухудшения ее финансового состояния, которое могло возникнуть, например, в момент невозврата крупного кредита.


Новые инициативы Базельского Комитета

Новые инициативы Базельского Комитета по Банковскому надзору отражены в двух группах нормативных документов пакетах рекомендаций Базеля I и Базеля II, которые устанавливают порядок оценки и достаточность регулятивного капитала банка и определяют порядок формирования и размер (с учетом рисков) экономического капитала – резервов на возможные потери по активным операциям банка. Главным методологическим документом из указанных пакетов стали «Основные принципы эффективного банковского надзора» (Core Principles for Effctive Bank Supervision, 2015 г.), содержащие универсальные базовые стандарты для осуществления взвешенной и эффективной политики надзора национальных регуляторов за банковской деятельностью. Особое внимание там уделено пруденциальным правилам и требованиям.

 

Обеспечению устойчивости банковской системы способствовал контроль со стороны надзорных органов за строгим исполнением деловыми банками обязательных нормативов, установленных национальным регулятором (пруденциальный надзор). При этом к банкам нарушителям применялись определенные меры воздействия.

 

Внедрение в банковскую практику рекомендации документов Базеля I и Базеля II способствовало активному развитию банковского менеджмента. Особое значение имели рекомендации Базеля II, содержащие предложения по предоставлению банкам широких возможностей для использования оценки достаточности капитала и банковских рисков с целью определения необходимых резервов на возможные потери на основе внутренних (собственных) моделей и методик.

 

Однако события в мировой экономике 2006–2010 гг. показали, что в условиях стремительного наступления экономического кризиса ни финансовая мощь, ни разного рода резервы не могут уберечь банки от дефолта и банкротства. Характерный пример – в США в указанный период свое существование прекратили такие финансовые гиганты, как North Milwaukee State Bank, Lehman Brothers, Merrill Lynch и др.

 

В области регулирования банковской деятельности в это же самое время стало очевидно, что в период кризиса методы и модели оценки прогнозирования и управления банковской деятельностью, рекомендованные в документах Базеля II, во многих случаях оказались несостоятельными или, по крайней мере, недостаточно эффективными для предотвращения банковских дефолтов и даже банкротств. Главной угрозой становятся возникающие различные риски, которым подвергаются банки, как следствие экономической нестабильности, таких как например финансовые или пандемические кризисы.

 

Попытки применения кредитных рейтингов в банковской сфере столкнулись с несколькими существенными препятствиями, в том числе с недостаточностью и зачастую недостоверностью статистической информации, которая не годится для адекватной оценки качества ссуд и ссудозаемщиков. 

 

Неудачная в определенном смысле попытка внедрения первых рекомендаций в рамках Базеля III послужила поддержкой совершенствования самой идеи, заложенной в третьем пакете рекомендаций, которая нашла свое отражение в документах, завершающих работу над Базелем III. Кроме того, с ростом вероятности финансовых потерь в условиях нарастания экономической нестабильности в банковском сообществе повысился интерес к оценке и регулированию рисков как к главной угрозе банковской деятельности в кризисный период.

 

Все это обусловило трансформацию идеологического подхода к обеспечению эффективной банковской деятельности.

 

Новая идеология предполагает, что в период финансово-экономического кризиса или в его преддверии при нарастании неопределенности в экономике необходимо отказаться от идеологии управления банковским капиталом и создания финансовых резервов для поддержания ликвидности, и финансовой устойчивости кредитных организаций. Данные меры не смогут защитить банк от дефолта и от банкротства.

 

В условиях кризиса пруденциальный надзор также теряет эффективность, так как нарушения обязательных нормативов зачастую не связаны с низким уровнем менеджмента или криминальным поведением руководства кредитной организации.

 

Возникновение новой идеологии связано с острой потребностью банковского сообщества в рекомендациях, применение которых могло бы содействовать преодолению негативных воздействий нарастающей в условиях кризиса агрессивности внешней среды. Агрессивность проявляется в интенсивности роста и разнообразия рисков, способных вызвать катастрофические для банковской деятельности последствия. При этом поддержание надлежащей эффективности работы кредитных организаций зависит от возможности банковского менеджмента «просчитывать риски», то есть способности их выявлять, прогнозировать и регулировать, и умения регулятора оценивать и регулировать уровень «аппетита к риску», целесообразность и эффективность мер защиты от рисков каждого финансового института.


Новая парадигма эффективного управления банками

Такая идеология трансформировалась в новую парадигму эффективного управления банковской деятельностью, которую можно сформулировать как принятую Базельским Комитетеом по Банковскому надзору совокупность трех посылов:

1) риск;
2) управление риском;
3) риск-ориентированный надзор.

 

В 2014 году  опубликован документ «Базель IV: пересмотренный стандартизированный подход к рыночному риску» (Basel IV: Revised Standardised Approach for Market Risk)  В нем впервые сделан акцент на перечисленные три посыла, как на важнейшие аспекты эффективного управления банковской деятельностью.

 

Важнейшими новациями в требованиях первого документа Базеля IV, в котором пересмотрен стандартизированный подход к рыночному риску, стали рекомендации по повышению чувствительности к риску на основе новых методических разработок, представленных в разделе «Метод, основанный на чувствительности» (Increasing risk sensitivity through the “Sensitivities-based Method”). В результате развития этого направления в отношении кредитного, операционного, процентного и других рисков была сформирована новая концепция эффективного управления банковской деятельностью, которая в последние два года нашла отражение в публикациях новых требований.  Эти документы объединены в пакет «Базель III: завершение посткризисных реформ». Причем в стандарте «Подход к оценке рыночного риска» отразилось углубление идей и развитие методики анализа, оценки и регулирования рисков, представленной в документе «Базель IV: пересмотренный стандартизированный подход к рыночному риску».

 

Таким образом, уже в Базеле III Комитет отказывается от идеологии управления капиталом и ликвидностью как основных рычагов обеспечения эффективного управления банковской деятельностью в современных условиях. Внимание теперь акцентируется на анализе и регулировании рисков, существенное усиление и диверсификация источников которых наблюдается в период финансово-экономического кризиса. Новый подход к разработке рекомендаций для банковского сообщества по проблемам эффективного управления банковской деятельностью основан на новой парадигме – «риски, управление рискам и риск-ориентированный надзор».

 

Базель III был принят как ответная реакция международного регулятора на глобальный финансово-экономический кризис 2008 года и включал два основных документа: Basel III: A global regulatory framework for more resilient banks and banking systems» (Общие регуляторные подходы к повышению усточивости банковс и банковских систем) и Basel III: International framework for liquidity risk measurement, standards and monitoring (Международные подходы к измерению риска ликвидности, стандартам и ликвидности).

 

Эти стандарты представляют собой систему реформирования регулирования достаточности капитала и ликвидности на международном уровне, направленную на укрепление позиций кредитных организаций и улучшение способностей банковского сектора противостоять финансово-экономическим стрессам, независимо от источников их происхождения. Базель IV предполагает еще более жесткие требования к размеру капитала банков, усиление надзорного процесса над управлением рисками, повышение требований к раскрытию информации, что должно повлиять на стабильность финансовой системы. Нормы Базеля IV в значительной степени ужесточают требования к капиталу посредством пересчета величины активов, взвешенных по риску (RWA). Его фокус направлен на пересчет кредитного риск контрагента, процентного риска банковской книги, моделирования кредитного и операционного риска, изменения коэффициентов чувствительности риска в стандартизированном подход.

 

Европейским банкам может потребоваться дополнительный капитал совокупно в объеме 120 миллиардов евро из-за новых правил, разработанных регулирующими органами и Базельским комитетом по банковскому надзору (BCBS), считают аналитики МакКинси. ( https://www.mckinsey.com/business-functions/risk/our-insights/bringing-basel-iv-into-focus)

 

Базельский Комитет по банковскому надзору, действующий при Банке международных расчетов (BIS) в настоящее время вносит правки в правила Базель III, устанавливая более строгие стандарты оценки банками рисков в своих активах. Мировая банковская отрасль назвала этот проект Базель IV, утверждая, что он представляет собой новый, отдельный раунд регулирования. Аналитики предполагают постепенное внедрение Базеля IV с 2021 по 2025 годы.

 

Все эти изменения укладываются в идеи, выдвинутые еще в 2007 году в книге Нассима Талеба «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости». (Nassim Nicholas Taleb  “The Balck Swan. The Impact of The Highly Improbable”). В этом контексте основные положения Талеба:

- Сложные системы выживают благодаря резервам и избыточности, а не балгодаря займам и оптимизации.

- Избегайте оптимизации, учитесь любить избыточность.

- … главное для достижения успеха – это избегать потерь, а не пытаться извлечь прибыль!

 

Влияние нового правила Базель IV будут варьироваться в зависимости от географического положения и типа банка или бизнес-модели, то есть нет универсального подхода.

 

Предлагаются несколько вариантов улучшения, из которых мы отметим два:

  1. Становиться важным контролировать прибыльность для малоэффективных клиентов и даже пересматривать текущие сделки или выходить из отношений с клиентами.
  2. Гарантии высоких качеств клиентов станут более важными по сравнению с физическим залогом. Важны будут отклонения экономического состояния клиента и снижение риска.

Банки должны систематически проверять распределение своего капитала на

каждый сегмент среди клиентов и географическое расположение, чтобы гарантировать, что капитал преимущественно распределяется по сегментам, которые приносят более высокую прибыль - с учетом риска, финансирования и увеличения капитальных затрат.

 

Привлекательность клиентских сегментов также следует оценивать по требуемому капиталу и эффективности использования капитала


Латвийские банки и FinTech

В этом предложении для латвийских банков может стать привлекательным сегмент индустрии Финтеха (FinTech). Есть растущий интерес к финтех-стартапам со стороны IT-гигантов и банков. Этот интерес повлек за собой новые потоки инвестиций и появление инкубаторов. Однако рука об руку с финтех-индустрией идут и другие игроки рынка, поле деятельности которых на первый взгляд не связано с финансами, в то время как они могут стать конкурентами финансово-технологических компаний. Это такие компании из сферы социальных медиа, как Facebook и WeChat, которые поняли, какие огромные возможности им могут принести финансовые транзакции внутри их социальных сетей.

Несмотря на наступление Финтеха, банки устояли перед лицом новой конкуренции – развитие финансово-технологической индустрии произвело на них незначительный эффект. Так можно охарактеризовать первую фазу развития отрасли. И тем не менее, существует множество предпосылок для значительных изменений в секторе, благодаря которым финтех эволюционирует, расширяя свои границы и выходя за рамки платежей и кредитов. Так называемая вторая версия финтеха (FinTech 2.0 Paper: Rebooting Financial Services) будет основана на облачных технологиях и отчасти станет результатом перехода к открытым данным. (https://www.nasdaq.com/articles/fintech-20-rebooting-financial-services-2016-11-30)


Единорог – новое понятие для стартапов

В последние годы в бизнес-среду активно входит понятие единорог, которое вышло в 2013 году из статьи американского венчурного инвестора Эйлин Ли (Aileen Lee), в которой она сравнивала компании, стремительно увеличивающие свою стоимость за короткий период времени, с мифическими существами, которых не встретишь в реальной жизни (https://techcrunch.com/2013/11/02/welcome-to-the-unicorn-club/). Сейчас считается, что единорог – это частная компания-стартап, существующая не более десяти лет, стоимость которой достигла одного миллиарда долларов. По исследованиям CBI, таких фирм в январе 2019 года уже было 310 штук. (https://www.cbinsights.com/research/unicorn-startup-market-map/)

 

В то время как некоторые финтех-компании сегодня сосредоточены на гонке за статус единорогов, Финтех 2.0 дает гораздо большие возможности для кардинальных глобальных изменений инфраструктуры и функционирования всего финансового сектора экономики. Чтобы реализовать возможности Финтеха 2.0, банки и финансово-технологические компании должны сотрудничать, дополняя друг друга.

 

Существует большое разнообразие среди типов игроков в индустрии финтеха. Однако некоторые ее области кажутся более привлекательными для инвесторов и притягивают к себе больше внимания. Ряды стартапов стоимостью более миллиарда долларов (единорогов) пополнили такие компании, как Stripe, POWA Technologies, Avant, Prosper и One97. Несмотря на то, что с появлением новых игроков усиливается и конкуренция, это скорее хороший знак для новых и еще не появившихся финансово-технологических компаний, так как свидетельствует о том, что инвесторы готовы вкладывать огромные средства в предприятия финтеха, что и служит катализатором роста оценки стартапов.

 


Новые игроки на рынке FinTech

В последние годы рынок финансовых технологий (FinTech) привлек значительные инвестиции от венчурных фондов, банков, фондовых рынков и др. Все они делают ставку на то, что появляющиеся инновационные технологии, такие как искусственный интеллект, Blockchain, облачные вычисления, Big Data могут существенно изменить рынок в последующие годы.


Новые игроки на финтех-рынке не только сумели составить достойную конкуренцию традиционным финансовым учреждениям, но и продемонстрировали свои возможности разрушить традиционную банковскую систему. Если банки не пересмотрят свою стратегию и не смогут ответить на постоянно возникающие новые задачи, вызовы и растущие требования пользователей, они рискуют потерять свое место на рынке


В последние годы рынок финансовых услуг претерпел значительные изменения благодаря появлению множества FinTech стартапов, число которых продолжает стремительно расти. Как это ни странно, но инновации в отрасль были принесены не финансовыми экспертами, а специалистами по технологиям и людьми, стремящимися использовать современные технологии на благо лучшего опыта, получаемого клиентами. 


Банки и угрозы FinTech

Благодаря технологическим инновациям совершать транзакции становится проще и проще, но вместе с тем все отчетливее стоят и вопросы безопасности. Огромное число приложений позволяют пользователям совершать транзакции одним-двумя кликами. Однако именно эта простота делает транзакции более незащищенными, а вопросы аутентификации личности пользователя и защиты от мошенничества становятся куда более сложными. В то время как в ответ на стремительное развитие FinTech  банки объединяют свои усилия в создании мощной сети, компании, которые занимаются защитой от мошенничества и аутентификацией личности, также действуют сообща для предоставления наилучшего возможного пользовательского опыта.

Банки нашли новую стратегию в борьбе со временной угрозой доминирования свежеиспеченных компаний FinTech – гиганты банковской индустрии стали объединять свои усилия для того, чтобы сообща становиться новым источником инноваций. Они переняли у финансово-технологических стартапов желание предоставлять наилучшую ценность для конечного клиента, и крупнейшие игроки рынка также стали одержимы ранее чуждыми для них финтех-инновациями. Многие из них организовывают инкубаторы для развития стартапов в отрасли. Мощь банков позволяет им делать значительные инвестиции в развитие инноваций. Кроме того, банки имеют ряд преимуществ, среди которых критичным является доступ к огромной клиентской базе – то, чего нет у молодых компаний FinTech.

 

Банки пытаясь уложиться в требования новых нормативов Базель IV стараются сохранить конкурентное преимущество в области активности финтеховских стартапов и создать совместные или дочерние компании, более гибкие к нововведениям. Именно к этому и подстегивает их Базель IV. С одной стороны регуляторы не могут допустить рост банковских активов, подверженных рискам, а с другой они требуют контролировать активы дочерних и прочих аффилированных компаний, способных активно участвовать в конкуренции на рынке FinTech услуг и главное быть реально прибыльными.


Программе e-Residency в Эстонии пять лет

Все это говорит в пользу действующей системы в Эстонии е-резиденства. Программе е-резидентства в декабре исполнилось пять лет, за это время многие предприятия, созданные э-резидентами, превратились в успешные, быстро развивающиеся фирмы. (https://www.globalgovernmentforum.com/digital-citizens-an-interview-with-estonias-e-residency-chief-ott-vatter/)

 

С момента запуска программы э-резиденты в общем учредили около 13 000 предприятий в Эстонии, суммарный оборот которых в начале весны превысил миллиард евро. (https://rus.postimees.ee/6954637/summarnyy-oborot-predpriyatiy-e-rezidentov-prevysil-milliard-evro).  Эстонская программа e-Residencу дает право жителю любой страны стать электронным резидентом. Вы получите смарт-карту, которая используется для подписи документов, цифровой идентификации и авторизации. e-Residencу напоминает раздвоение личности: вы — в любой точке мира, ваше цифровое «я» — всегда в Эстонии. Зачем это нужно? e-Residency серьезно упрощает документооборот с компаниями в Евросоюзе. Вы сможете учредить эстонскую компанию, управлять ей из любой точки мира, открыть счет в банке и проводить денежные переводы. Регистрация компании, подписание договоров, банкинг — все делается удаленно, через интернет. (https://e-resident.gov.ee

 

Эстония поощряет получение e-Residence предпринимателями любого уровня. Программа ориентирована на бизнесменов, работающих с европейскими партнёрами, на бизнес-стартапы, IT-проекты, фрилансеров. В первую очередь e-Residencу нужна предпринимателям, заключающим договоры с европейскими компаниями, имеющим экономические интересы на территории Евросоюза, или заинтересованным в выходе на европейский рынок. 

 

Немного статистики: 41% подавших заявки на e-Residency, сделали это для упрощения 24% перенесли бизнес в Эстонию для снижения налоговых нагрузок. 15% зарегистрировали электронное резидентство потому, что стали поклонниками программы. 8% получивших электронную эстонскую личность, оформили e-Residency из-за надежности программы, помогающей шифровать документы в считанные секунды и безопасно делать международные платежи. 3% подавших заявки сделали это по иным причинам (https://e-estonia.com).

 

При этом в Эстонии действует система налогообложения, которой нет нигде в ЕС. Подоходный налог в стране равен 0% в том случае, если вы не продаете товары или услуги на территории Эстонии частным лицам или компаниям на территории ЕС без VAT-номера.

 

Не облагается налогами и вычетами заработная плата сотрудников, если физически они не находятся в Эстонии: удалённые работники сами платят подоходный налог в своей стране по местным ставкам. Это выгодно компаниям, пользующихся услугами удалённых работников. e-Residency может пользоваться услугами Налогово-таможенного департамента на таких же условиях, как и лица, имеющие ID-карту Эстонии.

 

Главное, что Эстония с самого начала взяла под свой государственный контроль комплайнс, контроль за предотвращением отмывания денег, прежде чем допустить на свою территорию тысячи нерезидентов, в отличие от латвийских регуляторов, которые только поощряли финансовые потоки из-за рубежа, не реагируя в должной мере на предупреждения международных институтов (FKTK. Banku nerezidentu bizness Latvijā – ieguvumi un riski.(22.11.2012): http://www.fktk.lv/lv/mediju-telpa/pazinojumi-masu-informacijas-l/arhivs/2012/1779-2012-11-22-banku-nerezidentu-biznes.html), а затем под давлением введения международных санкций в авральном порядке приглашали зарубежных аудиторов. (Committee of Experts on the Evaluation of Anti-Money Laundering Measures and the Financing of Terrorism (MONEYVAL). MONEYVAL calls for actions to combat money laundering and terrorist financing in line with Latvia’s risk profile. Available 2019: https://www.coe.int/en/web/moneyval/-/moneyval-publishes-a-report-on-latvia)

 

В Эстонии, чтобы получить e-Residency необходимо получить разрешение от госдепартамента в течение месяца, после этой процедуры необходимо в любом посольстве подписать карточки е-резидента и сдать отпечатки пальцев. Для открытия счета в латвийском банке, до прошлого года, было достаточно апостилизированной доверенности и подписи доверенного лица, без проверки реального бенефициара, почему латвийские банки до сих пор несут штрафы и пенни из-за неясностей с реальными выгодополучателями.

 

После оказанного давления со стороны внешних международных институтов, латвийские банки предпочитают отказываться от работы с нерезидентами, поэтому из страны ушли за последние пять лет более 10 млрд. банковских активов. (https://www.fktk.lv/statistika/kreditiestades/ceturksna-parskati/)

 

Латвийские банки могут, как в Эстонии, начать формировать инфраструктуру нового FinTech, активно участвуя в поддержке стартапов через аффилированные предприятия, что в принципе позволяет Базель  IV, управляя рисками в отношениях с клиентами и дочерними предприятиями, а не вытягивая из него физические залоги, а действовать более цивилизованно, используя опыт е-резидентства Эстонии. Причем необходимо, чтобы как в Эстонии, к этому процессу подключилось государственные институты, причем не как контролеры и надзиратели, а как реальные партнеры. Особенно это важно в условиях, когда весь мир активно приступил на всех уровнях формировать цифровую среду в области финансов.


Новые криптовалюты

Например, цифровая валюта эфириум (Ethereum, ETH) с момента появления сразу стала одной из самых перспективных криптовалют. Разрабатывался, как технология "Биткоин 2.0", но разработчик решил назвать его по-другому. Эфириум — это гораздо больше, чем просто криптовалюта. Это целая платформа для создания новых децентрализованных приложений на базе Блокчейна. Новый блок появляется каждые 15 секунд. Разработчик русский программист канадского происхождения Виталик Бутерин. Эмиссия не лимитирована, что является главным преимуществом для банков, особенного государственных, способных эмиссией покрывать свои долговые обязательства, как это делает ФРС США. На момент 2020 года в обороте находится уже более 110 млн. С самого начала этот проект финансировался рядом швейцарских банков.

 

В США приобрела большую популярность Ripple, которая является частной монетой. Она централизована. Всего в обращении будет 100 млрд. монет. При этом они не майнятся, а выпускаются единым центром. Ее популярность находится на уровне с Биткоином. Есть много скептиков по отношению к ней. Ведь по сути это частные виртуальные деньги. Но в качестве бонуса можно сказать, что многие крупные банки реально стали использовать Риппл для переводов.

 

Криптовалюта никем не контролируется и не регулируется. Поэтому делать на ней можно все что угодно. Это создает ряд больших проблем, которые пока не удалось решить. Как это ни странно, но инновации в отрасль были принесены не финансовыми экспертами, а специалистами по технологиям и людьми, стремящимися использовать современные технологии. Самое интересное, что за развитием криптовалюты не поспевают юристы, экономисты и аудиторы. Специфический язык разработчиков этой валюты и их процедуры пока не могут пока одолеть юристы, экономисты и бухгалтеры не готовы подвести все цифровые процедуры под международные стандарты, да и трудно людям с гуманитарными профессиями угнаться за новыми технлогиями. Например, токен является в цифровых технологиях валютной единицей, которая представляет баланс счета в конкретной криптовалюте. Все токены зарегистрированы в базе данных. Владельцы получают доступ к своим средствам в виде токенов с помощью специальных приложений, ключей шифрования и электронных подписей. Цена токена может быть привязана к продукции или услугам, а не формироваться только на основе предложения и спроса.

 

Так что пока подступиться к этим технологиям юристам и аудиторам сложно, поэтому переход государственных структур на цифровую валюту и учет будут осуществлять специалисты, мало просвещённые в юриспруденции и, следовательно, многие государственные рычаги могут сконцентрироваться в их руках. Например, известный хакер и перебежчик из американской электронной разведки АНБ Эдвард Сноуден пишет в своей книге, что на работе он должен был сидеть рядышком с начальниками технических отделов ЦРУ, чтобы конструировать и продвигать решение самых разнообразных проблем, какие только могли прийти им в голову. По мнению Сноудена, его поколение не только вывело всю работу разведок на принципиально новый уровень: «Нам выпало целиком по-новому сформулировать суть разведдеятельности. Гикам выпал шанс вознестись над целым миром!» – восторженно заявляет он. (Edward Snoweden. Permanent record. 2019)  Добавим, что гики с английского сленга- это фанаты, увлеченные высокими технологиями.

 

Цифровые валюты от центробанков (CBDC) — это цифровая версия действующих национальных фиатных валют, но без посредников в виде коммерческих банков. CBDC выпускаются и обеспечены Центробанком и делают банковскую систему проще. Сейчас коммерческие банки переводят средства клиентов и работают друг с другом через корреспондентские счета Центробанка (поэтому за переводы из разных банков и надо платить такие большие комиссии). CBDC позволяют коммерческим банкам и их клиентам рассчитываться друг с другом напрямую, минуя посредников. (https://mining-cryptocurrency.ru/cbdc-cifrovye-valyuty-ot-centrobankov/)

 

Ряд конгрессменов в США выразили тревогу, что, по данным Банка международных расчетов в Швейцарии (BIS), уже более 40 центробанков различных стран разрабатывают собственные CBDC. По их мнению, в долгосрочной перспективе это может подорвать главенство доллара США. Поэтому они призывают ФРС взять на себя проект разработки цифровой валюты доллара США. Конгрессмены считают, что сейчас криптовалюты используются лишь в спекулятивных целях, но в будущем они могут занять место фиатных денег. Конгрессмены опасаются, что частные криптокомпании выходят в лидеры в этой сфере и могут лишить США части финансового управления. Яркий пример — проект Libra от Facebook а также недавние проекты по запуску стейблкоинов от JPMorgan и Wells Fargo. Это может привести к потере контроля над денежно-кредитной политикой, а также к потере возможности борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма.

 

Хотя, конечно, гипотетический запуск цифровой валюты США совершенно не обязательно должен произойти от имени ФРС. Дело в том, что “печатающая” нынешний доллар ФРС — это частная организация, у которой правительство США берет деньги в аренду за определенную плату. Так что если речь идет именно о национальной цифровой валюте, она реально может существовать параллельно с выпускаемым ФРС долларом, но вряд ли это позволят сделать главные бенефициары ФРС и Банка Международных расчетов, выпускающего под своей эгидой банковские нормативы Базель I-IV. Цифровой доллар угрожает напрямую ФРС, которая контролирует денежную массу, чтобы модулировать инфляцию и стимулировать экономику. Ни один центральный банк не хочет, чтобы валюта была чем-то, что он не контролирует. Кроме того, надо учитывать не самую благоприятную ситуацию с платежным балансом и госдолгом США, обслуживание которого может вскоре стать очень проблемным.


Китай сможет противостоять давлению доллара

Единственной страной, которая может сегодня противостоять давлению доллара может стать Китай, который преследует собственные стратегические цели. Национальный банк страны собирается запустить свою национальную криптовалюту. Регулятор публично не комментировал сроки, но, по слухам, эта валюта запустится в конце нынешнего или в начале следующего года. Цифровая валюта Китая будет значительно отличаться от модели биткоина, при этом Центральный банк будет контролировать денежную массу и отслеживать транзакции. Скорее всего, это будет валюта для межбанковских расчетов, недоступная частному пользователю. По всей видимости, власти страны надеются на международное использование своей CBDC — это прямой вызов доминированию доллара, способ вырваться из-под власти США, стать менее зависимыми от них и их санкций. Это важный геополитический и стратегический шаг Китая. Если инфраструктурный проект Китая «Один пояс, один путь» увенчается успехом, его цифровая валюта сможет облегчить международную торговлю между 60 с лишним странами. Китай не ставит цель свергнуть доллар, слишком много у Китая активов в американских казначейских облигациях объемом более 1,1 триллиона долларов. Из-за ослабления американской валюты подорожает китайский экспорт. Кроме того, сброс казначейских обязательств США серьезно ограничит возможности управлять курсом юаня. Но Китай хочет дать своим союзникам альтернативу, создавая более независимую от США систему, при которой им не приходилось бы использовать доллар для своего импорта и экспорта.

 

Вывод из всего вышесказанного. Латвийским банкам пора включаться в международный мейнстрим, а не бегать от нерезидентов и мировых тенденций.






Поиск