Covid-19, Образование и наука, Прямая речь

Балтийский курс. Новости и аналитика Вторник, 26.05.2020, 09:38

Как жить в карантинную эпоху? Заметки психолога

Гершон Бреслав, асс.профессор Балтийской международной академии, специально для БК, Рига, 05.04.2020.версия для печати
Уже почти месяц население Латвии живет в чрезвычайной ситуации. Ситуация действительно чрезвычайная, именно потому, что мир еще не проходил такого рода пандемийную ситуацию, затрагивающую абсолютно все сферы жизни людей и не только людей. Весьма условно можно различить три типа позиции людей в этой реакции на ситуацию пандемии.

В отличие от животных в «дикой природе», которые скорее всего получат лучшие возможности для жизни и репродукции, животные в зоопарках оказались под угрозой ухудшения жизни. Однако, эти угрозы, как мы понимаем, нетрудно устранить при финансовой поддержке со стороны государства. Людям, однако, сложнее в этой ситуации, ибо кроме витальных потребностей у человека много других, не менее важных для самого человека потребностей.


Одной из таких вполне очевидно страдающих потребностей является потребность в непосредственном общении. Конечно, часть наших коммуникативных потребностей мы и до пандемии удовлетворяли за счет виртуального общения, особенно молодежь. Тусовка в сетях и раньше медленно, но верно вытесняла непосредственное общение и аналитики уже давно называли молодое поколение кнопочным. Тем не менее, жизнь в сетях вовсе не отменяла непосредственного общения, наоборот, эффективное использование сетей придавало молодым людям более высокий статус и в реальном общении. Именно подтверждения такого повышения имели не меньшее значение, чем лайки в Фейсбуке. Теперь остались лишь виртуальные подтверждения, которые оставляют достаточно много места для сомнений в нашей успешности.


Особенно, это касается одного из типов реакции на данную ситуацию. Весьма условно можно различить три типа позиции людей в этой реакции на ситуацию пандемии.


Первая заключается в осуждении масс медиа и государственный органов, раздувающих панику и создающих массу ненужных ограничений в жизни людей, приводящих к тому же к значительному ухудшению экономической ситуации и благосостояния людей. Эту позицию можно в известном смысле назвать игнорирующей опасность.


Вторая позиция – прямо противоположная: правительство от нас скрывает правду, которая гораздо хуже официально объявляемой. Все надо закрыть и людей снабжать продуктами, масками и лекарствами централизованно. Именно эту позицию и можно считать паникующей, т.е. преувеличивающей реальный размер опасности для здоровья и жизни. Чаще всего, это представители старшего поколения.


Третья позиция – принимающая опасность и более или менее ясно понимающая ее реальную степень. Такую позицию можно с известной степеню условности назвать адекватной. При этой позиции разумные ограничения признаются и принимаются, но люди больше озабочены возможностями сохранить удовлетворяющий их образ жизни, и думают также о сохранение необходимого потенциала, в т.ч. и своего личного, для восстановления социально-экономической жизни после снятия карантина и чрезвычайной ситуации.


Значит ли из этого, что тревожатся о возможности заболеть лишь представители второй позиции? Вовсе нет. Тревожатся все, однако, представители игнорирующей позиции подавляют эту тревогу или рациональными аргументами в незначительной вредности ковида-19 или вытесняя эту тревогу в подсознание демонстрацией пофигизма и собственной неуязвимости.  Боятся и представители третьей, адекватной позиции, которые, тем не менее, предпочитают быть достаточно информированными о самой болезни и ее распространении для своевременной защиты себя, своих близких и окружающих.


Именно страх адекватной группы надо признать наиболее адаптивным, ибо он ведет к принятию необходимых мер по профилактике заболевания – мытья рук, лица и ноздрей, дезинфекции предметов ежедневного пользования, ношения маски в магазинах и других общественных местах и пр.


Страх представителей паникующей группы нельзя назвать в той же мере адаптивным, ибо они ограничивают свою физическую активность и прогулки на свежем воздухе, что в свою очередь отрицательно сказывается на их общефизическом состоянии, не говоря уже о возможных панических атаках, которые увеличивают дистресс и перегружают их сердечно-сосудистую систему.


Также нельзя назвать адаптивным страх игнорирующей группы, ибо отрицание опасности загоняет страх в подсознание, но не уменьшает уровень стресса и соответствующего напряжения организма. Тем более, что их позиция приводит к учащению их конфликтов с окружающими, которые более сензитивны к происходящему. Отсюда, увеличивается нежелаемая ими самоизоляция и ощущение одиночества, что также является стрессогенным фактором.


Естественно, что родные и близкие могут помочь человеку перейти из игнорирующей или паникующей группы в адекватную, но это не так просто сделать, ибо каждый человек считает свою позицию самой правильной и всегда находит для себя убедительные аргументы без посторонней помощи. 


Особенно это трудно при межпоколенческом взаимодействии, когда молодежь воспринимает мнение старшего поколения как гипербоязливое, а пожилые люди рассматривают более молодых гуляющих людей как легкомысленных.


Только терпеливое и объективное информирование и игнорирующих, и паникующих, с доведением их позиции до абсурда, поможет сократить психологический и физический ущерб, безусловно наносимый нынешней чрезвычайной ситуацией, которая может продлиться гораздо дольше, чем нам бы хотелось.







Поиск