Аналитика, Банки, ЕС – Балтия, Латвия, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Суббота, 04.04.2020, 05:20

Президент Банка Латвии: благополучия и процветания можно достичь лишь продуманной и усердной работой

Ингуна Укенабеле, LETA, Рига, 14.01.2020.версия для печати
21 декабря прошлого года должность президента Банка Латвии (БЛ) занял Мартиньш Казакс, сменив на этом посту многолетнего бывшего главу центрального банка Илмара Римшевича. Новый руководитель БЛ надеется, что Латвия в феврале не будет включена в "серый" список Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force, FATF), так как успешно выполнила поставленные перед ней задачи. Однако, если решение все же будет негативным для Латвии, это означает, что способность финансового сектора поддерживать экономику через кредитование будет слабой.

Что касается предусмотренного объединения БЛ и Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK), это, по мнению Казакса, принесет больше плюсов, чем минусов, однако необходимо серьезно подойти к вопросу о разделении функций денежно-кредитной политики и надзора за финансовым сектором. Сам БЛ, по мнению его нового руководителя, должен стать более открытым и активнее участвовать не только в дискуссиях на злободневные темы, но и в качестве консультанта давать оценку различным политическим решениям.


Вы назвали три главных вопроса, на которых намерены сконцентрироваться как руководитель БЛ. Это объявленный премьером Кришьянисом Кариньшем какое-то время назад "капитальный ремонт" финансовой системы, предполагаемое слияние БЛ с FKTK  и консультирование правительства по вопросам налоговой политики.


Мартиньш Казакс: Это вопросы, которые мне как президенту БЛ представляются важными и необходимыми, чтобы повысить роль центрального банка в экономике. Но есть и другие важные дела - эффективность, участие в экономических дискуссиях, монетарная политика, основные функции, например, обеспечение и развитие оборота наличных и безналичных денег и др.


Что касается "капитального ремонта" финансовой системы, то в этой сфере БЛ видит свое участие в решении вопросов, касающихся Moneyval, FATF и Управления по контролю за иностранными активами Госказны США (OFAC). Хотя во многих случаях роль БЛ была довольно небольшой, а основными учреждениями в решении этих вопросов были FKTK  и Служба финансовой разведки, я вижу наши возможности оказывать помощь и в этой важной для народного хозяйства области.


Также одним из элементов "капитального ремонта" финансового сектора является возможное (потому что нужно еще принять окончательное решение) объединение БЛ с FKTK.


В рамках "капитального ремонта" уже многое сделано, и премьер-министр даже заявил, что он завершен. Что, на ваш взгляд, сделано хорошо и что еще нужно сделать, чтобы считать, что эта реформа действительно произошла?


 M.K.: За последний год проделана огромная работа в отношении законодательства. Изменения в правовых актах очень объемны, но следующая задача - суметь эти вещи реализовать в повседневной жизни и эффективно использовать эти инструменты. Еще одна задача - продуманная коммуникация по принятым решениям и проделанной работе с теми, кто их оценивает, - Moneyval, FATF и другими международными партнерами.


Поэтому вопрос о санкциях OFAC в отношении Айвара Лембергса и связанных с ним структур - хороший индикатор, который демонстрирует, насколько Латвия как государство способна решать подобные проблемы. Мы увидели молниеносные и энергичные действия правительства, что позволило за короткое время добиться исключения Вентспилсского свободного порта из санкционного списка OFAC.


В то же время с выводами комитета экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег (Moneyval) и решением FATF в феврале о том, будет ли Латвия включена в "серый" список или нет, ничего не закончится. Проблемы отмывания денег - как ежедневная гигиена. Они никуда не исчезнут, эти оценки - лишь промежуточная стадия.


Борьба с отмыванием денег - глобальный процесс. Поэтому и после всех этих промежуточных этапов мы должны будем продолжать эту работу. Мы это делаем для себя, потому что для латвийской экономики все эти проблемы - словно якорь на ноге пловца. Нам же будет лучше, если мы эти проблемы научимся решать сами, научимся управлять рисками и не делать таких ошибок, какие были допущены в предыдущие годы. Если мы хотим, чтобы экономика Латвии росла, мы должны избавиться от рисков отмывания денег, санкций и коррупции.


Что касается отмывания денег, в Латвии был ABLV Bank, в Эстонии - Danske Bank, стало известно о различных процессах в скандинавских банках. В результате почти что сформировалось мнение о том, что этот регион в Европе является очагом отмывания денег. Так ли это?


M.K.: Думаю, что это ошибочное представление. Да, конечно, у нас есть соседи на востоке, и во многих случаях мы видим, что коррупционные деньги пришли именно оттуда. Но это характерно не только для Латвии, Эстонии и Скандинавии. Просто они первыми проходят через данный процесс, но то же ожидает и другие регионы.



Так как отмывание денег является глобальной проблемой, необходимы глобальные решения. Только на национальном уровне ее решить нельзя, потому что те, кто отмывают деньги, просто переезжают в другое место. Поэтому я поддерживаю инициативу шести стран, в том числе Латвии, о решении проблемы отмывания денег на региональном уровне, создав структуру, которая будет рассматривать ее на уровне всей еврозоны и всего Европейского союза. Если это глобальная проблема, то локально решить ее невозможно.


В феврале состоится пленарная сессия FATF, на которой может быть принято решение о включении Латвии в список стран, где существуют стратегические недостатки в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма, то есть в так называемый "серый" список. Что для нашей экономики это будет означать?


M.K.: В настоящее время Латвия поступает очень правильно, концентрируясь на первом сценарии, то есть на том, что нас в этот список не включат. Латвия делает все возможное, чтобы снять негативный сценарий с повестки дня. Это означает не только осуществлять перемены, но и очень четко рассказывать об этом партнерам. Это крайне важно.


Но, пока решение не принято, мы, конечно, чувствуем беспокойство по поводу того, как действовать, если произойдет худшее. И это нормально - готовиться к тому, что может произойти. Однако базовый, наиболее вероятный сценарий в настоящее время заключается в том, что Латвия свои задачи успешно выполнила.


Если же решение будет для Латвии негативным, это будет означать, что возможности финансового сектора поддерживать экономику через кредитование будут слабыми.


Однако, как я уже упоминал, принять законы - это очень хорошо, но вопрос в том, как мы эти законы выполняем. Это очень важно. Кроме того, это касается не только финансового сектора, но и всей экономики в целом. Финансовый сектор в данном случае лишь выдвинут на передний план. Но в равной степени это распространяется и на другие сферы - нотариусов, торговцев недвижимостью и т. д. Происхождение денег - очень важный вопрос.


Если Латвия будет включена в "серый" список, какие шаги придется предпринять БЛ, потому что мы станем единственной страной еврозоны с таким статусом?


M.K.: Да, в еврозоне ни одна страна не была в "сером" списке, поэтому мы не знаем, как это будет. Но БЛ сделает все необходимое, чтобы поддержать экономику Латвии и предложить возможные решения проблем. БЛ в стороне стоять не будет и в рамках своей компетенции примет участие в решении данной проблемы. Так же, как мы это делаем в настоящее время.


Не свидетельствует ли идея об объединении БЛ и FKTK  об известной непоследовательности во взгляде на то, как в Латвии должен осуществляться надзор за финансовым рынком? Вначале этим занимался БЛ, потом была создана FKTK , а теперь вновь планируется их объединить.


M.K.: Если мы посмотрим на еврозону, то модели надзора очень разные. В Латвии в 2000 году функции монетарной политики и надзора за финансовым рынком были разделены. Если смотреть с позиции сегодняшнего дня, то присоединение FKTK  к БЛ имеет как плюсы, так и минусы. На мой взгляд, преимуществ в данный момент больше.


Детальную оценку еще предстоит сделать, но потенциальных преимуществ больше. Одно из них связано с обменом информацией, который станет более быстрым и эффективным. Это же относится к возможности влиять на развитие рынка финансовых услуг в будущем. Латвийская экономика мала, поэтому всегда встает вопрос о квалифицированных специалистах. В пределах одного учреждения возможна лучшая синергия компетенций.


В то же время есть и риски, которые нужно воспринимать очень серьезно. Главный из них состоит в том, что монетарная политика и финансовый надзор должны быть четко отделены друг от друга.


Еще один вопрос - БЛ управляет стратегическими вложениями и внешними резервами, а регулятор финансового сектора постоянно ведет судебные тяжбы по решениям, с которыми не согласны участники рынка. Я допускаю, что желание судиться с БЛ, который управляет крупными вложениями, в том числе золотым запасом, может стать гораздо сильнее. Поэтому юридически должно быть очень четко оговорено, чтобы при перенятии функций надзора за финансовым сектором под ударом не оказались резервы БЛ или всего государства.


Поэтому процесс объединения двух органов очень сложен, и, чтобы принять решение, нужна развернутая дискуссия и оценка, как сбалансировать выгоды с рисками, чтобы они не были слишком большими.'


Что еще на должности президента БЛ вы хотели бы сделать?


M.K.: В детали я пока вдаваться пока не буду, но очень важен вопрос, например, о затратах. Технологии меняются, и мы видим, что многие вещи можно делать более эффективно. Но я не хотел бы концентрироваться исключительно на сокращении расходов. Главная задача центрального банка - это дать как можно больше экономике страны. Слепое урезание расходов, сокращая функции, возможно, и позволит сэкономить деньги, но это может лишить экономику возможностей будущего роста.


БЛ также является платформой знаний и технологий для всей латвийской экономики. Но и тут еще есть что делать. Если говорить о знаниях, то это и экономический анализ, и участие в дискуссиях.


Появилось, и в некоторых случаях ошибочно, представление о том, что БЛ является некоей башней из слоновой кости, где иногда открываются ставни, кто-то что-то говорит, затем ставни закрываются, а внутри происходит что-то неизвестное, а еще выпускаются памятные монеты. Это не так! БЛ в будущем станет более открытым, доступным, мы будем больше прислушиваться и участвовать, делая это без амбиций, что только мы знаем абсолютную правду. Наша задача состоит в том, чтобы анализировать различные возможности, различные инструменты, которые политики могут использовать, но БЛ не будет выступать с позицией "или так, или никак".


На мой взгляд, Латвии необходимы решения, основанные на анализе, и БЛ в рамках своих возможностей приложит к этому усилия.


Я хочу, чтобы Латвия была богатой и процветающей страной. А богатой и процветающей страной можно стать, только принимая качественные решения на регулярной основе. В свою очередь принятие качественных решений требует анализа, чтобы они были основаны на фактах.


Ранее вы заявляли, что после судебного разбирательства, которое начато против прежнего президента БЛ Илмара Римшевича, нужно работать над репутацией центрального банка. Как это процесс повлиял на репутацию БЛ?


M.K.: Дело против Римшевича оказало существенное влияние на репутацию БЛ, однако оценка услуг, предоставляемых центральным банком, например, экономического анализа, все еще остается высокой. Если смотреть на общие показатели репутации, видно, что перипетии вокруг Римшевича повлияли на репутацию БЛ очень сильно. Но, если смотреть на выполнение отдельных функций, например, качество экономического анализа, то тут оценка БЛ по сравнению с другими органами однозначно является самой высокой. Проблема не связана с тем, что БЛ делает или чего не делает, потому что услуги и поддержка БЛ все еще ценятся очень высоко. Главным камнем преткновения является влияние судебного процесса в отношении Римшевича на общую репутацию банка.


Уход Римшевича с поста президента БЛ окажет известное позитивное влияние на репутацию учреждения, однако не решит всех репутационных проблем. БЛ нужно будет очень усердно работать, чтобы улучшить свою репутацию. Репутацию можно улучшить только путем работы и достижений, доказав, что вклад БЛ в экономику страны может быть больше. Ничего не произойдет автоматически, над этим нужно работать. Репутацию нельзя улучшить одними разговорами.


В этом году в ходе принятия бюджета были очень громкие протесты медиков, о недостаточном финансирование заявляли и многие другие отрасли. В этом контексте говорилось о том, что, если мы хотим больше средств на расходы, нужно увеличивать и бюджетные доходы. Готова ли Латвия сегодня повышать ставки налогов?


M.K.: Это вопрос к обществу и политикам. Однако здесь следует указать на один весьма важный момент - увеличение налоговых поступлений уж точно не означает повышения налоговых ставок. Почему? Самый наглядный пример - теневая экономика. Если уменьшить теневую экономику, то в виде налогов можно взимать гораздо больше, не повышая их.


Еще одна возможность - различные облегченные налоговые режимы. Если посмотреть на налог с микропредприятий, на различные налоговые режимы самозанятых или получателей авторских гонораров, видно, что количество работников, на которых распространяются эти специальные налоговые режимы, достаточно широк. При этом эти люди на свои социальные нужды - пенсии, пособия по болезни и т.д. - платят относительно мало. Адекватно ли это? Разумеется, в отдельных нишах необходимо сохранить специальные налоговые режимы. Но тот же налог с микропредприятий был введен во время кризиса с совершенно иной целью, и в настоящее время мы видим, что эта цель больше не достигается. Поэтому одна из задач - анализировать различные каналы поступлений средств в бюджет и оценивать, почему при одних и тех же доходах можно платить разные налоги. Это позволит взимать в бюджет больше средств, не повышая налоговые ставки, а уравняв условия обложения налогами.


Как третий вариант, если денег мало, всегда остается повышение налогов. Но готово ли общество, например, говорить о более прогрессивном подоходном налоге с населения? Можно положить на стол любые варианты изменений. Вопрос в том, о чем общество и политики смогут договориться. А задача Банка Латвии - дать свою оценку различным возможностям.


Недавно БЛ снизил прогноз прироста внутреннего валового продукта (ВВП) в 2019 году. Как вы оцениваете развитие экономики Латвии и какие видите проблемы?


M.K.: Рост замедляется во всем мире, и мы очень наглядно видим это и в экономике Латвии. Такого роста, какой мы видели год-два назад - около 5% - сегодня ждать нет никаких оснований. Бизнес-цикл в мире уже вошел в достаточно зрелую стадию, и периоды самого быстрого роста позади. Если сравнивать с временами года, то лето однозначно закончилось. Но это не означает, что скоро будет зима! Посередине еще есть осень и бабье лето. Да, мы видим, что в экономике Латвии этап самого стремительного роста завершился. Но экономика по-прежнему довольно хорошо растет - медленнее, но все же растет!


Если говорить о рисках, то в настоящее время огромного дисбаланса в экономике Латвии нет. Нет кредитных пузырей или других вещей, которые мы видели при предыдущем кризисе. Поэтому основные риски для нашего экономического роста носят глобальный характер. Если мировая экономика продолжит расти, то, скорее всего, будет расти и латвийская. Если же в мировой экономике начнется рецессия, а спад однозначно когда-нибудь начнется, в рецессию окажется втянута и Латвия. Но, как я уже говорил, огромной несбалансированности в Латвии нет, поэтому не нужно бояться, что кризис будет похож на тот, что мы видели в 2008-2009 годах. Для этого в настоящее время нет оснований.


Из наших внутренних рисков главные связаны с финансовым сектором. Это риски, связанные с отмыванием денег, санкциями. Мы с этим должны разобраться, и хорошая новость состоит в том, что мы сами этими рисками в значительной степени можем управлять и устранять их. То, как будет развиваться мировая экономика, Латвия не может контролировать, мы можем только подстраиваться. Что касается упомянутых внутренних рисков, то во многих случаях все в наших руках. С этими вопросами нам нужно разобраться как можно быстрее, пока экономика продолжает расти.


Если же смотреть на будущее в обозримой перспективе - не только на этот и следующий год, то так просто добиться процветания невозможно. В настоящее время доходы в Латвии немного выше 70% средних доходов в ЕС. Достижение 100% - все еще далекая для нас цель. Чтобы добиться среднего уровня достатка ЕС, не остается ничего другого, как продуманно внедрять все структурные реформы. Чем быстрее мы это сделаем, тем лучше для нас самих. Это касается борьбы с теневой экономикой, повышения эффективности рынка труда, улучшения навыков, ситуации в здравоохранении и образовании, территориальных изменений. Без реформ среднего уровня достатка ЕС Латвия не достигнет никогда. Это должна быть продуманная и усердная работа. 

 







Поиск