Балтия – СНГ, ЕС – Балтия, Кредит, Круглый стол, Латвия, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Понедельник, 20.11.2017, 22:59

Почему латвийские банки ограничивают кредитование бизнеса?

Александр Машарский, доктор экономики, профессор БМА, Рига, 19.05.2016.версия для печати
Никакие принятые в нормативах регуляторов финансового рынка стандарты не могут быть полностью формализованы и исключить необходимость содержательной оценки лиц принимающих решения, что неизбежно допускает коррупционную составляющую. Реальные границы сжатия нерезидентского банковского бизнеса определят результаты текущей проверки аудиторскими фирмами США латвийских банков и способность регуляторов Латвии защитить банки от черезмерных санкций.

Фото Ю. Житлухина.

Тезисы в рамках дискуссии на международном круглом столе-семинаре на тему «Латвийские банки: что впереди?» проведенного в Балтийской международной академии 18 мая 2016 года. Организаторы мероприятия: Балтийская международная академия (БМА), Дипломатический экономический клуб (DEC), Латвийская конфедерация работодателей (LDDK) и интернет-журнал Baltic-Course.com.

 

После кризиса 2008 года латвийские банки существенно снизили кредитование.

 

Банки имеют свободную ликвидность, но высокая неопределенность сценариев будущего экономического развития Латвии в условиях новых геополитических рисков заставляет их инвестировать в более ликвидные и менее доходные активы. Освободившуюся нишу стремительно занял бизнесс микрокредитования, порождая новые социальные  проблемы для заемщиков и необходимость его регулирования для государства.

 

Предложения принудить банки к более активному кредитованию бизнеса,  используя   административную власть, означало бы смену характера экономической системы, определемого соотношением ролей рынка и государства. То, что возможно в банковских системах стран СНГ, не отвечает латвийским приоритетам экономического развития — европейскому уровню рыночной свободы.

 

В теории бизнесс-этики такая свобода отвечает концепции Милтона Фридмена, согласно которой «единственная обязанность бизнеса — приносить прибыль акционерам путем разумного использования ограниченных ресурсов при условии, что их деятельность отвечает законам». (Милтон Фридман, «Социальная ответственность бизнеса — наращивать прибыль», 1970).

 

Аспект бизнесс-этики имеет отношение и к оценке перспектив обслуживания нерезидентов, что является одним из главных факторов будущего развития  латвийской банковской системы.


Никакие принятые в нормативах регуляторов финансового рынка стандарты не могут быть полностью формализованы и исключить необходимость содержательной оценки лиц принимающих решения, что неизбежно допускает коррупционную составляющую.

 

Я согласен с той позицей, что масштабы теневой экономики, коррупции и отмывания денег являются, главным образом, следствием институциональных факторов, определяемых этапом и национальными особенностями развития общества и экономики. (Аксель Мёрер-Фун:«Нелегальная занятость есть во всех странах, ее масштаб является показателем степени доверия граждан экономической политике государства». Нелегальная занятость и ее последствия для социальных систем и рынка труда Германии. https://creativeconomy.ru/articles/10131/).

 

 Именно эти особенности определили отличия экономической и банковской систем Латвии от Литвы и Эстонии и сделали ее региональным финансовым центром с более чем 50-процентной долей «восточных» долларовых депозитов.

 

По последним международным оценкам их вклад в ВВП Латвии составляет порядка 2,44%. (Айга Пелане, Латвийский банковский сектор ожидают большие перемены. www.lsm.lv/.../latviyskiy-bankovskiy-sektor-ozhidayut-bolshie-per... . Mart 18, 2016).

 

Сформированная организационная система и правовое поле регулирования финансового  рынка в части противодействия отмывыванию денег Латвии практически полностью соответствуют международным стандартам, но многолетнии непрекращающиеся подозрения национальными и международными регуляторами латвийских банков в их нарушении, санкции против ряда банков, отказ американских банков от прямого обслуживания долларовых трансакций, негативный результат проверки ОЭСР и нынешний этап, уже получивший  название «зачистки» и касающейся не только банков, но и СГД,   экономической полиции и других регулятивных институтов, свидетельствуют о системной неэффективности регулирования.

 

Еще в 2006 году Председатель Комиссии рынка финансов и капитала Улдис Церпс и банковсеий экономический аналитик Петерис Страутиньш высказали мнение, что Рига может быть финансовым центром только обслуживая грязные деньги. (Rīga var būt finanšu centrs, tikai apkalpojot netīro naudu, Lietišķā Diena, 26.07.2006.).

 

Инвестиционный банкр Гирт Рунгайнис, опираясь на неформальную информацию инсайдеров, определил долю таких денег в размере 75% и предположил, что половина банков должна исчезнуть. (BBC: Латвийская "прачечная" денег закрывается? http://www.bbc.com/russian/business/2016/04/160419_latvia_money_laundering).

 

Реальные границы сжатия нерезидентского банковского бизнеса определят результаты текущей проверки аудиторскими фирмами США латвийских банков и способность регуляторов Латвии защитить банки от черезмерных санкций.

 

Для Латвии, как малой открытой экономики с глубокими экспортно-импортными связями со странами как Запада, так и Востока, возможность восстановления кредитования и развития латвийской банковской системы  тесно связаны с ускорением темпов экономического восстановления стран ЕС и ослаблением геополитических рисков,  но продолжающее сохранение ЕЦБ нулевой процентной ставки свидетельствует о низкой вероятности оптимистического сценария.






Поиск