Аналитика, Балтия – СНГ, Круглый стол, Латвия, Технологии, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Понедельник, 10.12.2018, 04:23

Диктат ТНК в современной мировой экономике

Руфат Кулиев, Депутат Милли Меджлиса Азербайджанской Республики, д.э.н., профессор, 17.05.2016.версия для печати
В настоящее время в мире, где глобализация дает новый импульс экономическому развитию, сложился своеобразный многоэтажный тип экономики. Верхний этаж составляют мощные транснациональные корпорации (ТНК). Средний этаж — это корпорации национального масштаба — финансово-промышленные группы, холдинговые компании, концерны, синдикаты, ассоциации. Нижний этаж занимают отдельные фирмы, предприятия, малый бизнес и т.п. Поведение ТНК в современной мировой экономике можно уместить в одно слово — диктат. Немного истории не помешает в рассмотрении данного вопроса.

Статья публикуется в рамках дискуссии на круглом столе на тему «Латвийские банки: что впереди?» проведенного в Балтийской международной академии 18 мая 2016 года. Организаторы мероприятия: Балтийская международная академия (БМА), Дипломатический экономический клуб (DEC), Латвийская конфедерация работодателей (LDDK) и интернет-журнал Baltic-Course.com.

 

Первой транснациональной корпорацией была Британская Ост-Индская компания (1600-1858 гг.). Широкомасштабное же наступление ТНК началось в 50-60-х годах ХХ века с американских структур, затем японских, немецких, английских, голландских и французских. В 80-е годы к ним присоединились компании Южной Кореи и некоторых других развивающихся стран.

 

При образовании корпораций доминирующую роль играют разные факторы. Так, в США в основном — финансовый капитал, в Японии — органическое переплетение крупных компаний. В Южной Корее, в Японии, Франции и других странах велика координирующая роль государства в деятельности национальных корпораций. Правительствами развитых стран поощряется создание крупных и разветвленных корпораций: им предоставляются налоговые льготы на прибыль, предлагаются в первую очередь подряды через действующую контрактную систему и приоритетное участие в государственных программах. Для фирм, работающих на военный рынок, смягчается или полностью отменяется антимонопольное законодательство, а также предоставляются экспортные квоты и льготы.

 

Транснациональные корпорации являются основным субъектом процесса глобализации экономики. Их власть и влияние на интеграционные процессы обусловливается концентрацией контроля над такими стратегически важными сферами, как финансы, рабочая сила, технологии, поставки сырья и компонентов, услуги и сбыт.

 

Используя современные системы планирования и информационные коммуникации, ТНК смогли разработать и распространить на ряд регионов и даже на весь мир достаточно эффективные конкурентные стратегии. Тем самым приобрели существенное влияние на систему межгосударственных отношений, которое неуклонно растет.

 

ТНК весьма успешно реализуют стратегию, направленную на создание так называемого «общества потребления». Раскручивается избыточное и престижное потребление, цена предметов потребления поддерживается на искусственно завышенном уровне; в нее включаются не только потребительские, но и престижные свойства этих товаров и услуг: люди платят за марку фирмы — «лейбл», за имидж. Свыше 40% стоимости покупаемой вещи или товара составляют маркетинговые затраты, которые в итоге оплачивает сам потребитель. При этом большое количество дорогих товаров и услуг тянет за собой цену и на предметы первой необходимости. Идет вымывание недорогих товаров достаточно высокого качества. Чтобы вынудить потребителя чаще покупать — срок службы товаров, уже в ходе проектирования, закладывается все ниже и ниже. Искусственно тормозится введение новых технологий, принципиальные технологические улучшения подменяются новшествами по части дизайна и комфорта. Так, производители телефонов в течение года обычно полностью меняют свой модельный ряд, внося в модели незначительные изменения. Создавая посредством рекламы «моду» на цифровую технику, маркетологи добиваются того, что вполне исправный и выполняющий свои функции мобильный телефон, выпущенный всего несколько месяцев назад, считается «морально устаревшим» и пользователю предлагается сменить его.

 

Существующее сейчас изобилие на рынке — это лишь результат разработок и технологий ХХ века, и с тех пор ничего принципиально нового в нашу жизнь потребителей привнесено не было, никаких новых технологий не создано. Так, нельзя считать, что «новый улучшенный шампунь» или новая версия Windows — это инновации, на самом деле мы должны констатировать, что все эти улучшения и «новости» есть лишь имитация научно-технического прогресса. Вместо инноваций нам предлагают разговор о них и занимаются симуляцией инновационной деятельности.

В начале XX века, когда люди пересели с лошади на автомобиль, они думали, что через 50 лет будут летать по воздуху. Еще через 50 лет фантасты писали о мгновенной транспортировке (разобрали тело на молекулы, а через 10,0 тыс. километров собрали), но мы уже 100 лет ездим на автомобилях, хотя давно изобретены закрывающие этот вид транспорта альтернативы.

 

Темпы развития медицины не впечатляют: ей несколько тысяч лет, а она не научилась даже лечить насморк. Как известно, и леченый, и нелеченый насморк проходит ровно за неделю. Да, уменьшилась детская смертность и смертность от эпидемий старых, но появляются вирусы и болезни новые, и к ним медики не готовы.

 

Где новые источники энергии? Где безотходное производство? Где роботы, которые полностью заменили человека на производстве и дали ему свободное время для творчества? А ведь наука не могла поставить себе цели, которых не могла достигнуть.

В середине 70-х годов прошлого века в мире насчитывалось около 7 тыс. ТНК, а в середине 90-х годов, по данным ООН, существовало уже 44,5 тыс. ТНК, которые контролировали более 276 тыс. аффилированных компаний. В 2009 году количество ТНК составило 82,0 тыс. с 810,0 тыс. иностранных филиалов.

 

Журнал «Forbes» по итогам 2010 года опубликовал весьма интересную информацию: из 100 наибольших экономик в мире, 52 — транснациональные корпорации, остальные — государства. По основным экономическим показателям, таким как товарооборот, доход, количество сотрудников, крупные корпорации превосходят многие развивающиеся страны, а руководители этих компаний, как правило, ведут дела непосредственно с главами государств. Крупнейшие ТНК имеют бюджет, превышающий государственный бюджет некоторых стран. Свыше 2/3 внешней торговли и около половины мирового промышленного производства приходится на ТНК. Объем продаж заграничных структур ТНК уже превышает весь мировой экспорт. Они контролируют примерно 80% технологических нововведений и ноу-хау. Под контролем ТНК находятся отдельные товарные рынки: 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, леса, табака и железной руды, 85% — рынка меди и бокситов, 80% — рынка чая и олова, 75% — рынка сырой нефти, натурального каучука и бананов. Транснациональные банки, господствуя на национальных и международных финансовых рынках, вполне способны изменить взаимный паритет любых двух национальных валют.

 

Список крупнейших транснациональных корпораций мира по версии журнала Forbes на 2014 год, ранжированных по величине активов, возглавляет китайская ТНК — ICBC (3,1трлн. долларов США), следом идут China Construction Bank (2,44 трлн. долларов США) и JPMorgan Chase (2,43 трлн. долларов США) из США. Также в десятку крупнейших транснациональных корпораций мира входят четыре ТНК из США (Wells Fargo, General Electric, Berkshire Hathaway, ExxonMobil Corporation) и три из Китая (Сельскохозяйственный банк Китая, Банк Китая, PetroChina).

В течение долгого времени американские ТНК являлись явными лидерами, как по своим абсолютным размерам, так и по степени влияния на мирохозяйственные процессы. Также американские компании доминировали и в первой десятке крупнейших компаний мира. Однако в последние годы ситуация начинает довольно быстро меняться. Среди 500 крупнейших транс-национальных корпораций мира по версии журнала «Fortune» в 2005 году было 176 компаний, базирующихся в США, то есть более одной трети, а к 2012 году их число сократилось до 132.

 

Среди 2 тыс. крупнейших ТНК по версии журнала «Forbes» в 2008 году 551 были американскими, а в рейтинге 2012 года число американских компаний сократилось до 524. Несмотря на то, что на долю США в этом рейтинге по-прежнему приходится более четверти компаний, американские компании ежегодно теряют по несколько позиций, которые, в основном, занимают азиатские компании. Так, с 2007 года количество компаний из азиатско-тихоокеанского региона в рейтинге увеличилось на 132, в то время как количество американских компаний уменьшилось на 135. Рекордным по сокращению числа американских компаний в рейтинге Forbes Global 2000 стал 2008 год, когда из рейтинга выбыла 61 компания. Число китайских компаний в рейтинге 2012 года достигло 136, что вывело эту страну на третье место по количеству компаний, после США и Японии. Несмотря на это, компании США по-прежнему сохраняют лидирующие позиции по некоторым показателям.

 

Усиление быстро растущих ТНК азиатских стран должны привести к новой расстановке сил на мировых рынках. Впервые за многие десятилетия США утеряли статус крупнейшей экономической державы в мире, передает Fox News со ссылкой на МВФ, по данным отчета которого объем национального экономического производства за год в Китае составил 17,6 трлн. долларов, когда в США эта цифра составила 17,4 трлн. долларов. Еще 14 лет назад США производили в три раза больше, чем Китай. По данным «Financial Times», экономика Китая может теперь считаться крупнейшей в мире, но страна еще не самая богатая. ВВП на душу населения в Китае по-прежнему меньше, чем четверть от уровня США.

 

Реструктуризация крупных ТНК может привнести хаос в мировую экономику, увеличить число безработных и количество разоряющихся компаний. Самый серьезный за последние десятилетия финансово-экономический кризис 2008 года и последующие рецессии во многих странах способствуют структурной перестройке всей мировой экономической системы.

 

Вместе с тем, в мировой экономической системе стали проявляться новые тенденции, когда политические интересы супердержав стали заложниками экономической взаимозависимости и промышленной мощи. Переведя реальное производство в Китай и другие развивающиеся страны, США и Европа стали, в определенной степени, от них экономически зависимы и теперь не могут легко диктовать свои интересы остальному миру. Следует отметить и то, что — согласно данным казначейства США за январь 2014 года, самый крупный пакет американских гособлигаций в зарубежном владении принадлежит Китаю — почти 22% или 1,27 трлн. долларов.

 

Приведем весьма интересный пример. Еще совсем недавно дизайн корейских автомобилей был лишь жалкой пародией на лучшие образцы европейских производителей. Однако ситуация динамично меняется, и теперь уже представители страны утренней свежести задают тренды современной автомобильной моды. Так, первый серийный переднеприводник от BMW — 2-Series Active Tourer, пропорции и обводы кузова которого до боли в глазах напоминают… компактный минивэн Kia Carens третьей генерации, который дебютировал еще два года назад!

 

Интересное исследование сделала в 2010 году группа ученых из университета "Швейцарская высшая техническая школа Цюриха. Изучив 43 тысячи транснациональных корпораций, исследователи выяснили, что, в конечном счете, ими управляют всего 147 человек, которые держат в руках 60% мирового ВВП.

 

Business Insider отмечает, что оказывается, большую часть товаров в мире производят лишь десять наиболее влиятельных мировых корпораций. Огромный выбор — лишь иллюзия. Например, Unilever производит все, начиная с мыла Dove и заканчивая шоколадом Klondike. В свою очередь, Nestle принадлежат акции L’Oreal, которая предлагает не только косметику, но и джинсы Diesel. Таким образом, несмотря на широкий спектр брендов, в итоге все доходы от продаж оказываются в руках десяти гигантских корпораций.

 

Обычно международные корпорации размещают производство традиционных товаров потребления в менее развитых странах, где есть возможность наложить на дешевый труд высокие технологии, что многократно увеличивает их прибыль. Производство, требующее экономии масштаба, (например, авто-мобилестроение), ТНК чаще всего размещают в странах со средним уровнем развития. Причем нередко такие структуры нужны для международной интеграции. Наукоемкие отрасли (электроника, самолетостроение и т.д.) сконцентрированы преимущественно в промышленно развитых странах, но места их размещения так же меняются.

 

Однако представленная выше схема размещения производств ТНК не является абсолютной: часто бывает внезапное прекращение производства в одной стране и создание нового, более эффективного венчурного предприятия в другой точке.

 

Сегодня со стороны развивающихся стран значительно поутихли обвинения в адрес ТНК, звучавшие и в ООН, и на различных форумах в 60-70-е годы прошлого века. Напротив, развивающиеся страны конкурируют между собой за привлечение иностранного капитала. А в развитых странах (на родине ТНК) такая критика продолжается и даже усиливается. При этом обычно речь идет о том, что если компания, действующая только в своей стране, вынуждена считаться с ее законами и социальными нормами, то транснациональная корпорация имеет возможность обходить эти законы. Если, например, ее не устраивает социальное законодательство в США, она может перевести производство в Мексику, где зарплата и льготы для рабочих меньше. Она может также частично уходить от налогов путем внутренних, трансфертных цен, переводя, таким образом, больше прибыли в страны с меньшими налогами. Это создает почву для ослабления социальной политики, чтобы не отпугивать инвестиции ТНК. Согласно другим взглядам, в этом есть свой положительный момент, удерживающий правительства развитых стран от чрезмерных налогов и регулирования экономики, поскольку существует множество развивающихся стран, заинтересованных в деятельности ТНК. Еще один упрек в адрес ТНК состоит в том, что, создавая рабочие места в странах с дешевой рабочей силой, они увеличивают безработицу у себя дома. Для некоторых отраслей это действительно так, например, для текстильной промышленности. Практически все мировые производители одежды шьют ее в третьих странах.

 

Какие выводы можно сделать для Азербайджана из вышесказанного? Можно констатировать, что в стране весьма активно действуют всемирно известные ТНК, как в сфере нефтегазодобычи, так и в сфере производства предметов народного потребления и услуг. Вместе с тем, перед государством стоит задача взращивания своих, национальных ТНК. Государство должно содействовать, лоббировать, помогать выйти на международный рынок национальным ТНК. Тем более что в стране имеются весьма мощные и в хорошем смысле агрессивные национальные компании —  SOCARAkkord, группа компаний AZERSUN, Gilan Holding и др. В свою очередь национальные ТНК в стране пребывания должны стать проводниками политики Азербайджана, содействовать укреплению азербайджанской диаспоры, нести правдивую информацию о социально-экономическом развитии нашей страны.

 

Созданные ациональные ТНК должны отвечать всем требованиям, предъявляемым мировым ТНК и в первую очередь — уметь эффективно конкурировать, а для этого необходимо осуществлять НИОКР, внедрять наукоемкие технологии, иметь свои патенты, а также покупать прогрессивные патенты со стороны. Национальные ТНК должны стать фасадом национальной экономики, за которым успешно развиваются мелкие и средние предприятия — основа любой современной экономики.

 

http://regionplus.az/posts/view/51955






Поиск