Аналитика, Банки, Круглый стол, Латвия, Право, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Среда, 23.08.2017, 18:32

Нерезиденты и «золотой век» латвийских банков

Ольга Павук, Dr. Oec., Рига, 19.05.2016.версия для печати
Пристальное внимание к коммерческим банкам, активно сотрудничающим с нерезидентами, вылилось в публичное обсуждение необходимости для Латвии столь большого количества кредитных учреждений. Масла в огонь подлила информация о Панамских офшорах и американские аудиты, проводимые в наших банках. Выводы аудиторов мы узнаем через три месяца. Смогут ли банки сохранить cтатус кво в ближайшей и более отдаленной перспективе? Или «золотому веку» наших банков приходит конец?

Статья публикуется в рамках дискуссии на круглом столе-семинаре на тему «Латвийские банки: что впереди?» проведенного в Балтийской международной академии 18 мая 2016 года. Организаторы мероприятия: Балтийская международная академия (БМА), Дипломатический экономический клуб (DEC), Латвийская конфедерация работодателей (LDDK) и интернет-журнал Baltic-Course.com.


Только цифры

Фото: Ю. Житлухин.

Согласно статистике Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK), на конец 2015 года в Латвии действовало 17 коммерческих банков и 10 филиалов зарубежных банков (в начале 2016 г.1 банк потерял лицензию и 2 зарубежных филиала были закрыты). В свою очередь за границей работало 5 филиалов латвийских банков (Эстония, Литва, Италия и Кипр), один из двух кипрских филиалов был закрыт в начале 2016 года. Внутри Латвии работало 297 филиалов местных коммерческих банков. [1]

 

Банковские активы по итогам 2015 года составляли 32,212 млрд. евро, активы филиалов зарубежных банков — 3,37 млрд. евро, активы латвийских филиалов за рубежом — 30,2 млн. евро. Нераспределенная прибыль латвийских банков достигла 383,7 млн. евро. В 2014 году банковскому сектору было начислено 141,5 млн. евро налогов.

 

Показатель достаточности капитала в 2015 году — 21,85% (годом ранее 20,17%). В структуре активов латвийских банков 46% составляют кредиты, 21,6% ценные бумаги, 15,7% вклады и деньги на счетах. 64,5% банковского рынка приходится на активы пяти крупнейших банков, на кредиты — 74,4%, вклады — 65,6%.  

 

В 14 консолидированных банковских групп в Латвии входят 93 дочерних общества, 10 лизинговых обществ, 7 обществ взаимных вложений, 3 брокерских общества, 4 банка, 3 пенсионных фонда, 57 обществ взаимной помощи и 9 других финансовых учреждений. На территории Латвии установлено 1059 банкоматов (в 2005 г. — 878) и 35683 POS терминала (в 2005 г. — 18495).

 

В банковской отрасли Латвии было занято (данные 2014 г.) 9,3 тыс. человек, для сравнения, в 2005 году — 10,5 тыс., а в 2010-м — 11,6 тыс. человек.


Нерезиденты на подозрении

С самого начала становления банковской системы Латвия среди стран Балтии выделялась самым большим количеством кредитных учреждений. В начале 90-х их число доходило до 65. Причиной тому послужил интерес к нашим банкам со стороны нерезидентов из соседних стран, появившихся в результате распада СССР. Еще недавно общее пространство, а сегодня заграница, к тому же понимаемый всеми русский язык — все это привлекало к балтийским банкам всех, кто по тем или иным причинам, не желал хранить деньги в своих странах. В Латвии были банки, где нерезидентские вклады составляли до 90% всех депозитов, а в целом по отрасли доля вкладов нерезидентов многие годы превышает 50%.

 

Естественно все эти годы обсуждалась и тема вывоза капитала в Латвию и легализации грязных денег. В какой-то момент в конце 90-х Латвия даже попала в список нежелательных офшоров российского центробанка. [2] И сегодня нерезиденты из России, Украины и других стран постсоветского пространства играют важную роль в банковской системе Латвии, на счетах нерезидентов сконцентрировано 53% всех вкладов или 12,4 млрд. евро. 80% этих средств приходят из СНГ, и прежде всего из России, то есть из зоны высокого риска. [2] В то же время, это позволяет нашим банкам чувствовать себя уверенно, преодолев кризис 2008—2009 гг. и демонстрируя сегодня многомиллионные прибыли.

 

Необходимо отметить и общий вклад банковских нерезидентов в экономику Латвии. По данным исследования KMPG Baltics, в 2014 году доля финансового сектора в экономике составила 4,51%, а прямой вклад банковской отрасли в ВВП Латвии — 2,44%, причем около половины пришлось на нерезидентов (1,17% ВВП). Средний вклад одного работника банковской отрасли в ВВП составил 62 900 евро — это в 2,6 раза больше, чем в среднем по отраслям Латвии. Один местный клиент принес в 2014 году 44 400 евро, а один нерезидент — 112 900 евро. [3]

 

Но, перефразируя известную поговорку «что одному хорошо, другому смерть…» Именно нерезиденты в очередной раз стали объектом пристального внимания международных экономических организаций. В мае Латвию приняли в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD). Перед вступлением страну тщательно инспектировали на предмет коррупции, теневой экономики и отмывания грязных денег.  В недавнем отчете OECD [4] о Латвии выказывалась серьезная обеспокоенность тем, что банки, работающие с нерезидентами, создают существенный риск того, что деньги, полученные коррупционным путем за пределами Латвии, отмываются внутри страны. Большая часть депозитов происходят из стран с высоким уровнем коррупционных рисков. Таким образом, деньги, размещенные на счетах нерезидентов, могут оказаться инструментами коррупции, полагают зарубежные эксперты.  

 

Претензии эксперты OECD, МВФ и Конгресса США выдвигали и регулятору — Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK), «не заметившей» выведенный из Молдовы миллиард долларов, растворившийся в трех латвийских банках, и другие грязные сделки. Конгресс США в лице одного из конгрессменов высказал подозрение в вольном или невольном пособничестве террористическим организациям тремя латвийскими банками. [5] Вслед за претензиями в январе 2016 года последовала отставка руководителя FKTK Кристапа Закулиса, на его место был назначен Петерс Путниньш.  

 

В конце марта Сейм Латвии принял поправки к Закону о кредитных учреждениях, увеличив штрафы за легализацию незаконно нажитых средств и предупреждения финансирования терроризма с 142,3 тыс. евро до 5 млн. евро. [6] Поправки приняты в соответствии с директивами ЕС и рекомендациями «Financial Action Task Force» (FATF). В аннотации к поправкам говорится, что необходимость увеличить штрафы за нарушения в сфере предотвращения отмывания денег обусловлена тем, что часть латвийского финансового сектора обслуживает нерезидентов, а их обслуживание связано с повышенным риском легализации преступно нажитых средств и финансирования терроризма.


В связи с делом об отмывании молдавского миллиарда FKTK наложила штраф на Privatbankа в размере 2,16 млн. евро. За нарушения закона о предотвращении легализации средств, полученных преступным путем и финансирования терроризма, наложен штраф в размере 1,1 млн. евро на Baltic International Bank, председатель правления банка оштрафована на 25 тыс. евро. В марте 2016 года FKTK лишила лицензии Trasta banka за серьезные нарушения в течение длительного времени. В начале марта FKTK сделала предупреждение банку Norvik за невыполнение требований к кредитованию, а на днях в США был задержан миноритарный акционер (6% акций) банка Norvik Девон Додсон Арчер (Devon Dodson Archer), подозреваемый в группе лиц в крупном мошенничестве с ценными бумагами. Два дня назад с заявлением в правоохранительные органы о потенциальных угрозах с целью выманивая денег из банка и подрыва его репутации обратился Baltic International Bank. Страсти накаляются…


Американский аудит

Под давлением международных экономических организаций в апреле 2016 года в банках Латвии начались массовые международные аудиты, причем специальные проверки на отмывание грязных денег было доверено провести американским компаниям, до этого не работавшим в Латвии — Navigant Consulting Inc и Exiger LLC.  По информации БК, заокеанские аудиторы — восемь человек, работающие в каждом из проверяемых банков по две-три недели. У американских экспертов есть доступ к своим базам данных, и они запрашивают информацию по сделкам конкретных клиентов, по которым у них имеется больше сведений, чем у самих латвийских банков.  

 

Сами банки Комиссия рынка финансов и капитала поделила на три группы — белые, серые и черные. В белую группу попали два скандинавских банка (Swedbank и SEB) и банк Citadele, приватизация которого завершилась год назад. Проверки ведутся в двух последних группах. Оплачивают услуги международных аудиторов сами банки — каждый проверяемый банк должен выложить астрономическую сумму — около 1 млн. евро (для сравнения, годовой взнос Латвии в OECD примерно 2,7 млн. евро).  Банк оплачивает и все перелеты экспертов в бизнес-классе (полеты более пяти часов), и расходы по проживанию. При этом следует учесть, что конкретный порядок по назначению международного аудита в кредитных учреждениях в законе о FKTK пока не оговорен.

 

Помимо проверки отдельных клиентов, американские эксперты уделяют внимание системе обучения банковского персонала, проверяя знакомы ли сотрудники с последними изменениями законодательства, есть ли у них сертификаты о повышении квалификации (семинары, курсы и пр.). Эксперты также задают вопросы персоналу, что они делают, если замечают нарушения внутренней политики в банке, с кем обсуждают эти вопросы, имеются ли в банках комитеты по этике и пр.     

 

Результаты международных аудиторских проверок банки узнают не раньше, чем через три месяца. А пока в СМИ активно обсуждается, кто станет следующим на выбытие из сонма банковского сообщества.


Прокуратура работает

Несмотря на претензии международных организаций, работа по борьбе с грязными деньгами ведется постоянно. Служба предотвращения легализации преступно нажитых средств при Прокуратуре Латвии в 2015 году получила 17 113 сообщений о необычных и подозрительных сделках.

 

Служба издала 243 распоряжения и заморозила 21,6 млн. евро.  Для сравнения, в 2014 году было заморожено 79 млн. евро, а в 2013 году — 21,45 млн. евро. [7]

 

В 2015 году правоохранительным органам было направлено 340 материалов для рассмотрения вопроса о начале уголовного процесса, суды  рассмотрели 27 процессов о нажитых преступным путем средствах, при их рассмотрении было принято 31 решение о конфискации 25,68 млн. евро, двух автомашин и одного объекта недвижимости.

 

Впервые в 2015 году в Латвии были зафиксированы случаи о возможном финансировании терроризма, в Полицию безопасности Прокуратурой было направлено шесть таких дел, в том числе два с подачи банков. По словам начальника Службы Виестурса Бурканса, это небольшие суммы, измеряемые трехзначными-четырехзначными числами.

 

Следует напомнить, что процесс глобализации вторгся и в область усиления контроля обмена клиентскими данными между банками. После введения в 2010 году в США закона FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act), всем странам было вменено предоставлять США информацию о финансовых операциях резидентов этой страны. В поддержку этого начинания был создан международный клуб, в рамках которого будет обеспечен обмен данными об операциях налогоплательщиков стран-участниц. В клуб уже вошли 55 государств, в том числе и Латвия. Ведется работа по изменению законодательств стран-участниц для того, чтобы такой обмен о финансовой активности между странами стал возможным.  


Резюме

О том, что ожидает банковскую отрасль Латвии в ближайшей перспективе, мы узнаем через несколько месяцев. Пока понятно одно, на нерезидентов идет серьезное наступление со стороны внешнего контроля. В то же время они играют важную роль в доходах кредитных учреждений и пополнении валового национального продукта Латвии. Удастся ли разрешить это противоречие покажет время. Однако стоит принять во внимание и прогнозы некоторых российских экспертов касательно ограничений расходов россиян за границей через запрет на вывоз наличных денег и др. меры [8], что может косвенно повлиять на объемы нерезидентских вкладов в наших банках.

 

 Нерезиденты — далеко не единственная угроза банковской отрасли Латвии. В недалекой перспективе банкам придется решать вопросы своего существования в глобальном плане. Атаки новых американских ИТ-компаний, направленные на традиционный банковский сектор — транзакционный бизнес, кредитные платформы, личные финансы и корпоративный банкинг — это новые вызовы всему финансовому сообществу. [9] И это вопросы гораздо более серьезные, чем присутствие в наших банках нерезидентов.  

 

Источники:

1.      Banku darbība Latvijā 2015. gada 4. ceturksnis. FKTK. 24.02.2016. http://www.fktk.lv/lv/statistika/kreditiestades/ceturksna-parskati/554-2015-05-08-2015-gada-1-ceturksnis.html

2.      Павук О. Почему капитал бежит из России. Балтийский курс. №15. 2000. archive/rus/15/finan.htm

3.      INFOGRAFIKA: Kopējais banku nozares devums Latvijā: 4,51% no IKP. Latvijas komercbanku asociācija. 06.04.2016. http://lka.org.lv/lv/aktualitates/jaunumi/jaunumi/infografika-kopeejais-banku-nozares-devums-latvijaa-451-no-ikp/

4.      OECD Economic Surveys LATVIA February 2015. https://www.oecd.org/eco/surveys/Overview_Latvia_2015_Eng.pdf

5.      Hon. Sheila Jackson Lee of Texas in the House of representatives. Congressional Record— Extensions of Remarks. January 5, 2016.  https://www.congress.gov/crec/2016/01/05/CREC-2016-01-05-pt1-PgE7.pdf

6.      Kredītiestāžu likums. http://likumi.lv/doc.php?id=37426

7.       Šā gada 30. martā Noziedzīgi iegūtu līdzekļu legalizācijas novēršanas dienests Saeimas Aizsardzības, iekšlietu un korupcijas novēršanas komisijai ziņoja par 2015. gada darba rezultātiem. 30.03.2016. http://www.prokuratura.gov.lv/public/32174.html

8.      Мовчан А. Коротко о главном: российская экономика в XXI веке. Московский центр Карнеги. 26.04.2016. http://carnegie.ru/2016/04/26/ru-63431/ixjx

9.      Герман Греф о революции в США: Уже нет никакой конкуренции товаров, продуктов или услуг. 21.04.2016. http://json.tv/ict_news_read/german_gref-sberbank_rossii-vstrecha_liderov-20160421024643






Поиск