ЕС – Балтия, Круглый стол, Латвия, Оффшор, Право, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Воскресение, 22.09.2019, 05:17

Автоматический обмен информацией на фоне мировой деофшоризации

Юрийс Балтгайлис, Dr. oec, доцент Балтийской Международной Академии, специально для БК, Рига, 08.04.2016.версия для печати
Автоматический обмен налоговой информацией в рамках борьбы с Base Erosion and Profit Shifting (BEPS или Размытие налоговой базы и перемещение прибыли) вызывает жаркие дискуссии. И хотя в большинстве своем правительства только «за» введение правил данного Стандарта, все же есть те, кто против, как среди чиновников, так и среди бизнеса.

Фото Ю. Житлухина.

Статья публикуется в рамках дискуссии на международном круглом столе-семинаре на тему «Латвийские банки: что впереди?» проведенного в Балтийской международной академии 18 мая 2016 года. Организаторы мероприятия: Балтийская международная академия (БМА), Дипломатический экономический клуб (DEC), Латвийская конфедерация работодателей (LDDK) и интернет-журнал Baltic-Course.com.


Конечно, поскольку основная цель BEPS — это борьба с налоговыми уклонениями и перемещением прибыли, возникает вопрос и насчет выгоды и удобства бизнеса, как главного производителя. По мнению чиновников, внедрение единого стандарта позволит бизнесу чувствовать себя увереннее, спокойнее, ведь налоговая система станет предсказуемой и единообразной по крайней мере в 44 странах.

 

При этом доступ к этой системе, которая потенциально обещает вернуть в мировую казну 100-200 миллиардов долларов налогов в год, будет не бесплатным. Появилась информация, что ОЭСР станет брать комиссию за участие в проекте BEPS.

 

И хотя обещанные налоги — это хорошо, не все соглашаются, что BEPS и единый стандарт обмена данными станет работать на разные экономики одинаково полезно. Нидерландские специалисты уже заявили, что против введения системы у себя в стране, тем более в этой стране уже сложилась система холдингового режима для нерезидентов, схожая с кипрской. Панама хочет сама в ручном режиме подписывать двухсторонние соглашения по обмену информацией.

 

При этом для клиентов Панама говорит, что вообще не подпишет данные соглашения. Дошло до того, что Панаму исключили из списка стран-подписантов. Наверно это и послужило толчком к появлению в свет «разоблачений» в связи с панамскими офшорами, где фигурантами выглядят не только крупные бизнесмены, но и первые властные лица ряда постсоветских и развивающихся стран, их родственники и приближенные к ним друзья.

 

Эти «разоблачения» открывают глаза на крайне важную, возможно, важнейшую проблему современной экономики на полях стран бывшего СССР. Зачем президентам, миллиардерам, владельцам крупнейших банков и компаний — проводить операции через офшоры, причем даже не прятать там деньги, не уходить от налогов, не финансировать незаконные операции (ничего этого в "разоблачении" нет), а просто вести рутинные, пусть и основанные на протекционизме бизнесы?

 

Ответ на этот вопрос тот же, что и ответ на вопрос, почему в этих странах так плохо развивается экономика, такое слабое предпринимательское сообщество, так неэффективно производство, так высок отток капитала и интеллекта. Он прост: этому экономическому пространству, как политической системе никто не доверяет. Никто — вплоть до самих президентов этих стран. Возможно, они, знающие про эту систему и это пространство лучше других, не доверяют в самой большой степени.

 

В рамках автоматического обмена (AEOI) используется два основных инструмента: Common Reporting Standard (CRS) и Multilateral Competent Authority Agreement (MCAA). Первый описывает правила по отчетности и проверки данных, а второй — подробные правила непосредственно по обмену информацией. На основании них строятся и двухсторонние соглашения с индивидуальными поправками.

 

При этом CRS сравнивают с правилами FATCA, когда банки и прочие финансовые учреждения обязаны отчитываться перед американской налоговой службой о клиентах-американцах. Они действительно похожи, поскольку преследуют аналогичные цели. Отличие как минимум в том, что FATCA ищут по гражданству, а CRS работает по резидентству.

 

Напомню 96 юрисдикций, в том числе практически все финансовые центры, обязались провести первый обмен информацией в рамках CRS в 2017 и 2018 годах.

 

Однако не так страшен автоматический обмен, как об этом мечтают в ОЭСР. Всё-таки, чтобы обмен заработал в полную силу, две страны должны в обязательном порядке подписать двухсторонние соглашения. Вспомним Россию, которая согласилась со Стандартом в целом, но почему-то до сих пор отсутствует в списке подписавшихся. В чем причина? Скорее всего в том, что никто не захотел делится информацией с ней. Насколько мы может быть уверены, что все 96 стран подписали соглашения друг с другом? И подпишут ли?

 

Со временем, скорее всего да, если пример Панамы не станет заразительным.


Тем более, что сила соглашений распространяется не только на обычные компании, но отчасти и на трасты. «CRS применим к трастам в двух случаях: когда траст является отчитывающимся финансовым учреждением и когда траст не является финансовой организацией, но имеет счет в отчитывающейся финансовой организации. Под эти определения могут попасть многие трасты. А вслед за этим придется подавать информацию о бенефициарах, основателях, защитниках и т.п.

 

В мире бизнес активно пользуется разночтениями в законах, добиваясь снижения налогов в одной стране и не платя в другой. Но внедрение правил позволит наказывать такие компании, в том числе и за счет двойного налогообложения. Эти же правила позволят избежать ситуации, когда одна и та же сумма в разных странах используется для получения бонусов, скидок, особенно в случае, если налоги не уплачены ни в одной. К примеру, в Латвии уже два года не облагаются налогами доходы латвийских компаний от продажи долей капитала и акций, а также любые полученные дивиденды. Не облагается налогом у источника выплата дивидендов в другие страны.  Не облагается налогом у источника выплата в другие страны процентов и роялти.

То есть созданы условия для деятельности нерезиденских холдингов по аналогии с Голландией и Кипром. Теперь, чтобы сформировать приличную прибыль для выплаты дивидендов в условиях BEPS придется сильно «попотеть», чтобы «сгладить» перекрестные проверки реальной и «нарисованной» себестоимости.

И хотя многие эксперты считают пока, что все эти механизмы потерпят крах, все страны участницы будут работать в едином поле и подавать единообразную отчетность. Планируется 3 “слоя” документов: мастер-файл, в котором общая информация о налоговом администрировании, операциях международного бизнеса и трансфертных ценах; локальный файл, в котором предоставят более подробную информацию по каждой стране; а в Country-by-Country (CbC) позволит наиболее точно контролировать трансфертные цены и связанные риски.

 

Следует заметить, что Соединенные Штаты идут в авангарде борьбы против офшоров. Теперь эта позиция открывается с другой стороны. Борьба оказывается направлена на то, чтобы завести потоки уходящих от налогов денег в сами Штаты. Те ничего не теряют, не облагая этот иностранный капитал, или облагая его по минимальным ставкам. Что касается собственного капитала, то для него есть и собственные меры контроля. Вся эта история затеяна не для него.

 

Не получив для собственной экономики достаточных стимулов от нескольких раундов «количественного смягчения», но не имея уже желания создавать новые бумажные доллары, в Штатах придумали новый способ повторить хотя бы тень чуда, устроенного Полом Волкером, который стал во главе ФРС в 1979 году и вскоре стал активно повышать процентную ставку. Тогда капитал хлынул в США несмотря на то, что это была лишь отчаянная мера, направленная на борьбу с высокой инфляцией!   Сегодня США тоже потихоньку стягивают мировые деньги к себе при помощи усилившегося доллара, но этого кажется там недостаточно. Как отмечают ряд источников, европейский банковский дом Ротшильдов открывает офис в Неваде, чтобы переманивать туда клиентов с Бермудских островов. В трасты, которые позволяют уберечься от налогов стран происхождения денег, и не подвергнуться новому налогообложению. На Бермудах тем временем вводят новые стандарты обнародования информации о клиентах офшоров, из-за чего последние и забирают оттуда деньги. И это только один пример. Можно упомянуть также Вайоминг или Южную Дакоту, и капиталы, переводимые с Багамских островов или Британских Виргинских островов.  Или беспрецедентное давление американцев на латвийские банки, которые продавили, через местного регулятора, проверки специализированными американскими аудиторскими фирмами латвийских банков, в модели деятельности которых значительную роль играет сегмент нерезидентов! Утверждают, чтобы убедиться, что эти финансовые учреждения соблюдают требования по предотвращению легализации незаконно полученных средств.

 

Сами же США, не присоединились к новым международным нормам в этой области. Там уверяют конечно, что принимают только «чистые» деньги, по поводу которых нет оснований сомневаться, что у их владельцев нет проблем с риском страны происхождения. Зачем тогда выдавливать мировые деньги в американские трасты?

 

Вопрос открыт, тем более, что противники нового глобального стандарта начинают противостоять на разных уровнях данной инициативе. И только время покажет, насколько план был проработан и эффективен!






Поиск