Балтия – СНГ, Общество, Форум, Экономика

Балтийский курс. Новости и аналитика Среда, 24.01.2018, 00:07

Алматы смотрит в будущее

Владимир Решетов, специально для БК, Рига – Алматы, 28.11.2017.версия для печати
На днях я побывал в прежней столице Казахстана, где много лет назад учился, работал. Сложно вернуться в прошлое, восстановить эмоции и воспоминания. Тем не менее, попробую сложить свои впечатления от встречи с этим городом, спустя почти сорок лет, как покинул его.

Прилетел сюда на медиа-форум, всего на два дня, но решил задержаться, чтобы иметь возможность повидаться с друзьями, увидеть город, где не был несколько десятилетий, не из окна автобуса или такси. И мне, кажется, за это короткое время кое-что удалось.


Univercity – будущее города и страны

Должен поблагодарить руководство Казахского национального университета имени аль-Фараби, (моей Альма матер) и Ассамблеи народа Казахстана за приглашение приехать сюда на третий международный медиа-форум. Столь представительное мероприятие собрало много тех, кому небезразлично медиа-пространство не только страны, но и мира.    


Приятно удивило, что тот самый КазГУград, который мы, студенты 70-х начинали строить, сегодня стал городом студентов и продолжает развиваться вширь. Здесь в живописной зоне, у подножия гор Заилийского Алатау, успешно действует современный вуз, который по оценкам рейтинговых агентств, входит в число лучших в Центральной Азии. В нем на 15 факультетах обучаются более 20 тысяч студентов. При КазНУ действуют 9 различных, в том числе, научно-исследовательских институтов.


Мир стремительно меняется. Потому и для старейшего университета в Казахстане разработан перспективный план развития настоящего кампуса UNIVERCITY, в котором особое место занимает комплекс исследовательского и лечебного медицинского центра.  Не так давно вступила в строй прекрасная четырехэтажная фундаментальная библиотека, именно здесь проходил третий международный медиа-форум «Открытость сознания».    


Ставка на образованную молодежь в политике современного Казахстана – важная составляющая реализации грандиозных планов. Одна из задач, несколько лет назад объявленных президентом Нурсултаном Назарбаевым, - вхождение республики в ближайшие годы в число 30 развитых стран мира. И, конечно, новому поколению казахстанцев предстоит включаться в этот процесс. 


«Птенцы Назарбаева»

 С середины 90-х в Казахстане действует программа международных президентских стипендий «Болашак». По ней за границу в лучшие вузы Европы и мира отправлялись и отправляются талантливые казахские юноши и девушки. Есть их немало и в Латвии – в университетах Риги получают профессии сотни казахстанцев - экономистов, юристов, бизнес-менеджеров. После окончания учебы выпускники должны вернуться на родину, чтобы в течение 3-5 лет отдать долг своей стране, полученные знания реализовать в отраслях народного хозяйства Казахстана.


Многие из «болашаковцев» давно вернулись и работают не только в Астане и Алматы, но и в областных городах. Правда, мой традиционный источник альтернативной информации, таксист Мурат, в ответ на упоминание об этой программе, вдруг остудил мой восторг: многие болашаковцы, по возвращении, не могут найти достойной образованию работы. Более того, Мурат поведал мне, что в «первый призыв» учиться за границей попали дети высокопоставленных чиновников.


«Сейчас вернувшийся болашаковец идет работать просто переводчиком, или, если повезет, в банк с окладом 80 тысяч тенге (около 200 евро), а еще, если есть влиятельный папа, в акимат, на 20 тысяч тенге, но с перспективой карьерного роста в госструктурах»,- заключил Мурат.


Кстати, один из успешных управленцев, прошедший обучение по этой программе в Германии в середине 90-х, сегодня аким (мэр – прим. авт.) Алматы. (Известно, что отец Бауыржана Байбека учился в одном классе с президентом Назарбаевым).


43-летний Бауыржан Байбек – личность, сколь яркая, столь и противоречиво оцениваемая в обществе, особенно, среди алматинцев. Получив начальное музыкальное образование в родном городе, он год изучал немецкий язык в Институте Гете в Германии, а позже продолжил совершенствоваться по специальности в высшей музыкальной школе Любека. Как утверждают официальные источники, вопреки правилу, по завершении обучения не вернулся домой отрабатывать «долг перед родиной», а был устроен на дипслужбу в Германии в генконсульстве во Франкфурте-на-Майне. Карьера музыкального педагога у него так и не началась – по возвращении домой, Б.Байбек сделал карьеру госслужащего. Был даже руководителем протокола президента Казахстана. С 2015 года стал акимом Алматы, где развил бурную деятельность по изменению облика города. Впрочем, надо сказать, что на этом поприще немало сделали и его предшественники. 


Город для людей

Конечно, бывшая столица Казахстана еще с советских времен нуждалась в модернизации – коммунальной сферы, транспорта, строительства. Но, на мой взгляд, да и, по мнению многих коренных алматинцев, из-за хаотичной застройки в 90-е и позже, принятия сомнительных градостроительных решений, город безнадежно утратил свое лицо.  


Помнится, нам, студентам журфака в 70-е преподаватели робко говорили об экологических проблемах Алматы, о загрязненности воздуха над городом, о бездарной планировке постройки новых микрорайонов, из-за которой естественное «проветривание» города стало невозможным – панельные дома, выстроенные параллельно горному хребту, преграждали движение вечерних бризов в сторону тогдашней столицы. Так вот, сейчас, если подняться на Медео, можно увидеть все тот же смог над городом. И, говорят, экологическая ситуация стала хуже.


Кстати, мы с моей провожатой, по имени Ассоль, побывали на горнолыжном курорте Чимбулак, что расположен выше знаменитого высокогорного катка Медео. Назад с нами в фуникулере спускалась семейная пара с ребенком: он – итальянец, она – казашка, бывшая алматинка. В разговоре выяснилось, что гости с Апеннин, приезжая сюда навестить ее родных, стараются не задерживаться дольше «срока вежливости» - «мы чувствуем здесь респираторные проблемы», сказала наша собеседница.


Справедливости ради, надо отметить, что в городе многое делается, чтобы Алматы был удобным для жителей. «Город для людей!» - таков лозунг теперешнего акима.    


Прекрасные асфальтовые дороги, новые воздушные пешеходные переходы над оживленными трассами, изобилие фотокамер и секундомеры светофоров на крупных перекрестках в центре – контроль здесь за скоростным режимом жесткий; а еще - только что открытая после реконструкции пешеходная улица Панфилова, современные детские игровые площадки внутри дворов, как в центре, так и в стороне от него, специальные тропинки в тротуарах и в парках для слепых, велосипедные дорожки – это часть того, что делается, чтобы лозунг акима не остался пустым звуком.


Но, на мой взгляд, есть некие парадоксы. Например, в одном из дворов, который объединяет 6 многоэтажек в центре города, совсем недавно открыли 6 (!) детских площадок: а чтобы всем хватало!.. По зеленого цвета велосипедным дорожкам, невзирая на сигналы двухколесных седоков, на проспекте Абая упрямо фланируют пешеходы. Видимо, они все еще не знакомы с новациями в городе.


В транспорте Алматы введена единая система оплаты электронными карточками. Она с недавнего времени действует везде - в автобусах, троллейбусах, метро. По мнению экономистов, это позволило ликвидировать теневой оборот денег в сфере городского транспорта.


Интересно, но в 9-балльной сейсмической зоне вот уже с 2010 года работает метрополитен. Строили его долго, и не без проблем. Но на сегодняшний день в Алматы действуют 9 станций. Современные удобные поезда специально проектировались и построены корейской фирмой Hyunday. Архитектурный стиль всех подземных остановок – национальный. Со вкусом отделана театральная станция – мозаичное панно напоминает роскошные аналоги в Москве. «Байконыр» оформлена в бело-голубых тонах, с напоминанием о знаменитом космодроме. «Жибек жолы» («Шелковый путь») -  в теплых цветах песчаных просторов Центральной Азии, с рельефами, напоминающими великую древнюю торговую артерию.


Мне трудно судить, насколько загружен в будни этот вид транспорта, но в выходной день, когда я пользовался метро, людей на станции «Театр им. М.Ауэзова» было можно сосчитать по пальцам одной руки. Интервал движения – 10 минут. Цена жетона на одну поездку – 80 тенге (0,20 евро). В Алматы, как впрочем, и в Ташкенте характерная примета – рамки металлоискателей и полиция на входе в подземку. Ничего не поделаешь, реалии времени.


К слову сказать, один из экологически чистых видов транспорта, который десятилетиями исправно служил горожанам – трамвай – был ликвидирован единоличным (говорят, просто устным!) решением нынешнего акима. Несмотря на протесты алматинцев, большая часть рельсовых путей была демонтирована и продана в другие города Казахстана, где трамвайные сети продолжают действовать. 


Зеленый базар – Мекка для горожан и туристов

Как всегда, приезжая в другие города и страны, особенно, бывшего СССР, я интересуюсь жизнью людей на уровне бытовых вопросов – ценами на продовольствие, зарплатами, пенсиями. Конечно, базар – едва ли не самое интересное в странах Центральной Азии. А Зеленый базар в Алматы – одно из моих излюбленных мест еще со студенческих лет. Конечно же, один из «адресов памяти» – был он. Внешне, безусловно, он изменился, стал больше, масштабнее. Но торговцы и торговки, мне кажется, только одежду сменили, все остальное – манера вести себя, умение радушно зазывать, улыбаться и торговаться – все те же. При входе, как и раньше, импровизированные прилавки. На них фрукты, овощи, даже колбасы!.. Цены на некоторые виды фруктов вполне сравнимы с теми, что я вижу в Риге, на Центральном рынке.


Порадовало – здесь снова увидел легендарный алматинский апорт, сорт краснощеких яблок. Говорят, это хороший знак. Ведь еще недавно считалось, что сады бывшего совхоза «Горный гигант» на склонах горы Кок-Тюбе были пущены под нож бульдозера в угоду богатым застройщикам. И теперь там вместо плодовых деревьев стоят особняки по цене от 2 до 4 миллионов евро. При этом, знающие люди утверждают, что спрос на это жилье есть. Впрочем, алматинцам все же удалось сохранить участок с элитным сортом яблок. Потому на базаре апорт и появился. Правда, горожане считают, что дороговат – по 1 евро за килограмм.


В разговоре с одним из жителей города я услышал, что средняя зарплата здесь 200 долларов, а в провинции и того меньше – 100 «зеленых». Курс уже несколько раз девальвированного казахстанского тенге: 330 за 1 доллар, и 390 – за 1 евро. Мы со знакомым сравнивали цены на мясо в Риге и Алматы, и по его словам, получалось, что и свинина, и говядина, и телятина примерно одинаково стоят. Хотя разница в уровне доходов в наших городах весьма существенна, не в пользу алматинцев.


Социальная сфера, по словам самих жителей города, пока еще очень далека от современно организованной и цивилизованной. Несколько лет назад моему другу назначили здесь сложную операцию. По законам республики он подпадал под государственную программу обеспечения медицинского ухода – операция должна была быть бесплатной. Но хирург, к которому ему назначено было идти под скальпель, открытым текстом заявил – надо заплатить 1500 долларов. На вопрос пациента, входит ли в сумму услуга анестезиолога, последовал отрицательный ответ.


Проблемы такого рода хорошо известны и простым горожанам, и власть имущим. Время от времени о них говорят представители оппозиции. (Хотя многие считают, что оппозиции в Казахстане нет). Но как эффективно и быстро побороть это зло, похоже, пока никто не знает.


Мой коллега из Германии, бывший алматинец, в своем выступлении на медиа-форуме обратил внимание аудитории на то, как позиционируется страна в интернете в сравнении с, например, Францией, Италией. По запросу из Германии на слово «Казахстан», по его словам, поисковик сперва выдает имя президента, а далее предлагает по ссылке неприятное слово «коррупция», и уж потом – ЭКСПО-2017, «бешбармак» и проч. Это, по мнению неравнодушного коллеги, серьезный сигнал тем профессионалам, кто создает имидж большой центральноазиатской страны во внешнем мире. Им есть, над чем поработать.


Цены, санкции, инвестиции

Я побывал не только на базаре, но и в знаменитом Центральном гастрономе. (Он, кстати, работает круглосуточно). В мясном отделе изучал цены на баранину. Чтобы не утомлять читателя большим количеством нулей, переведу все в евровалюту. Итак: отборные ребрышки с мясом стоят 8,90 евро, грудинка – 6,40, окорок – 8,20, баранина «в разрубе» (много мелких костей) - 4,40.

 Полкилограмма расфасованных куриных окорочков при покупке в ЦГ обходятся алматинцу в 1,39 евро, мякоть баранины (470 г) в 3,85 евро. Для интереса, пересчитал цену на 50-граммовую баночку черной икры – 43,96 евро.


Казахстан, являясь членом Таможенного союза, не затронут, в отличие от России, санкциями. Потому на полках магазинов изобилие сыров из Франции, Голландии, Литвы. Литовцы, на мой взгляд, исхитрились входить на казахстанский рынок через… Россию! Например, хорошо известный в Латвии бренд Viči из Каунаса, под которым выпускается широкий ассортимент рыбной продукции и консервов, есть и в Алматы. Только интересно, что производитель на этикетке значится Вичюнай-Русь из г.Советска Калининградской области. Как мне удалось выяснить, предприятие было зарегистрировано там задолго до санкций, еще в 2002 году. Потому сегодня эти консервы успешно продаются в России, Беларуси, Украине, ну и в Казахстане. Вот, что значит дальновидность в бизнесе.


Вблизи от Зеленого базара – корпуса крупного казахстанского производителя кондитерских изделий и шоколада «Рахат». Эту марку еще помнят на просторах бывшего СССР. Правда, как выяснилось, предприятие уже купил корейский бизнесмен, и название, похоже, изменится на безликое, наднациональное “Lotte”. Президент, он же владелец, Ким Ён Су, ставит задачу сделать предприятие, ни много, ни мало - «Азиатской кондитерской компанией номер 1»! При этом кондитерский бизнес для корейского миллионера – не главное. В холдинг входит международная сеть гостиниц, супермаркеты, и даже нефтехимия. Патриотично настроенные алматинцы считают, что шоколад уже стал хуже качеством, чем родной рахатовский. По имеющейся информации, Lotte Group владеет собственными плантациями кофе. Но, вероятно, вкус шоколада в Корее, Вьетнаме и Японии, с которыми она связана, все же чужой для казахстанцев.


 И еще на тему инвестиций, которые так желанны в Казахстане. По иронии судьбы, в Алматы я останавливался в отеле с похожим названием - «Рахат Палас». Десятиэтажный восьмиугольник в центре города – престижное место. Несколько лет назад отель носил другое название – «Hyatt Regency». Но прежняя управляющая компания расторгла договор прежде срока и покинула Алматы, а этим бизнесом продолжает управлять совместное казахско-австрийское предприятие, которое и заключало первый договор. В персонале отеля на мои вопросы приватно пояснили, что некоторые гости «Рахат Паласа» сетуют на огрехи в комфорте пятизвездочного отеля, указывают на необходимость ремонта. Но все же, по имеющейся информации, ходят слухи о возвращении американского бренда к управлению этим, несомненно, «лакомым куском».


Вместо эпилога

В заключение несколько замечаний на полях. Чуть было не забыл болезненную почему-то для многих на постсоветском пространстве тему перехода казахов на латиницу. Хочу повториться: исторически латиница занимала в казахском языке вполне законное место на протяжении почти 20 лет (с 1929 по 1940 гг.). Сейчас просто восстанавливается историческая справедливость. Кстати, уже кое-где в Алматы есть надписи по-казахски латиницей.


А если возвращаться в историю, то пример успешного использования латиницы в тюркских языках – Турция. Правда, мой «Вергилий»-таксист, и тут нашел свои аргументы: мол, пожилые люди не освоят этот переход. Я слышал нечто подобное не раз в Латвии, когда речь шла об овладении латышским языком, как государственным. Да, пенсионерам сложно учить чужой язык. Тем не менее, сегодня подавляющее число жителей Латвии владеют им на вполне приличном уровне.


Снова вернусь к бытовым наблюдениям. Непривычно было «ловить» такси на улицах Алматы. Здесь я не видел автомобилей с шашечками. Известно, что в южной столице действует Uber. Но мне было проще всего выйти на обочину и махнуть рукой. Правда, здесь цену принято называть самому. Если водитель согласен – кивает головой. Если нет – молча нажимает педаль газа и уезжает, не торгуясь.


Мой таксист Мурат по дороге в аэропорт много говорил в своем монологе о политике, о зарплатах, о взятках. Но меня больше удивило то, что для ремонта или постройки дома здесь нанимают узбеков. По его словам, для частника они выгоднее, и строят тщательнее казахов.


Несмотря на все сложности, на неустроенности в жизни, я не услышал в голосах алматинцев уныния. Да и на улицах и в скверах много полных сил молодых людей с детьми. В ресторанах и в кафе по выходным – аншлаги. Каток «Медео» в выходные как муравейник – алматинцы и гости южной столицы проводят свой досуг на коньках. На склонах Чимбулака закладывают виражи лыжники. В театрах, как и прежде, идут спектакли, балеты и звучат оперы. Улицы и магистрали полны автомобилями известных марок – европейских и азиатских. Жизнь южной столицы Казахстана идет своим чередом.






Поиск