Газ, ЕС – Балтия, Прямая речь, Энергетика

Балтийский курс. Новости и аналитика Вторник, 21.05.2019, 14:01

Nord Stream 2 – только бизнес-проект?

Ольга Павук, главный редактор Baltic-course.com, Рига, 14.03.2019.версия для печати
О спорном и неоднозначном проекте газового трубопровода Nord Stream 2 БК побеседовал со старшим советником Nord Stream 2 AG Романом Бауманисом.

БК: Строительство трубопровода Nord Stream 2 продвигается быстрыми темпами, и тем не менее продолжаются международные дебаты о будущем проекта. Беспокойство о зависимости от российского газа в последнее время привело к предложению Европейской комиссии о более строгом регулировании трубопроводов. Комитет по иностранным делам Сената США заявил, что примет резолюцию, призванную остановить трубопровод. Может ли проект продолжаться, как планировалось ранее?

 

Роман Бауманис: Наверняка возможно, и мы на пути к этому. Проект реализуется на основании выдачи разрешений в четырех странах. Более 800 километров трубопровода уже уложено, так что те, кто требуют прекратить проект по политическим причинам, должны учитывать реальную ситуацию по его реализации, а также экономическую ситуацию в целом. Пять европейских компаний и российский Газпром выделили свыше 6 млрд. евро на заказы более чем 670 компаниям из 25 стран. В ЕС в результате реализации этого проекта было произведено более 5 млрд. евро и создано более 31 тысячи рабочих мест на полный рабочий день в металлургическом, строительном, экологическом и инженерном секторах. Предприятия, вовлеченные в проект, имеют также правовую защиту законных ожиданий по отношению к уже заключенным договорам. Поставщики услуг оформляют заказы и принимают на работу людей на основании разрешений, выданных на маршруте в четырех из пяти стран. Более того, сетевые операторы в Германии и Чешской Республике также уже вложились в строительство соединяющей инфраструктуры для транспортировки природного газа на внутренний рынок ЕС: около 3 млрд. евро уже инвестировано в Германии и около 750 млн. евро в Чехии.


БК: В ЕС много спорят о необходимости сократить использование угля в энергетическом секторе из-за его высоких выбросов. Но газ все-таки тоже ископаемое топливо. Есть ли реальный шанс использовать и в дальнейшем газ в Европе?

Р.Б: Цели по улучшению климата ЕС не могут быть достигнуты без дополнительного газа. Даже сегодня природный газ может способствовать уходу от угольной электростанции с помощью существующих газовых электростанций, внося существенный вклад в сокращение выбросов в экономически жизнеспособных условиях. Ни одна из часто продвигаемых технологий для производства возобновляемой энергии не обеспечивает волшебного решения для решения проблемы переключения всей энергетической системы на низко эмиссионные, включая производство электроэнергии, отопление и транспорт – это просто невозможно без природного газа.

-        США и Великобритании удалось сократить свои выбросы CO2 от производства электроэнергии и все же добиться экономического роста – и они в первую очередь получают прибыль от перехода с угля на газ. Это возможно и в других государствах ЕС: количество газа, транспортируемого по Nord Stream 2, позволит ежегодно экономить 160 млн. тонн CO2 - годовой эквивалент выбросов 30 млн. легковыми автомобилями.

-        второй пример – это отказ от угля в Германии. Германия вместе с другими странами ЕС теперь хочет постепенно прекратить использование угля. Если предлагаемые немецкими комиссиями планы будут реализованы, Германия закроет угольные и буроугольные электростанции в 2020 году, и последняя из них будет закрыта в 2038 году. Многочисленные исследования подтверждают, что этого невозможно сделать без использования дополнительного газа на электростанциях, и расчеты составляют примерно 10 куб. млрд. газа в год уже в начале 2020 года.

 

БК: Отбросив экономику, проект все-таки остается в мировых новостях. США угрожает санкциями против предприятий, работающих над проектом, ссылаясь на опасения о росте влияния российского газового рынка. Другие критики считают, что еще один трубопровод не требуется, так как существует достаточно импортных мощностей для удовлетворения спроса на газ. Может ли ЕС только импортировать СПГ, как того хочет Вашингтон?

 

Р.Б: Компании, а не правительства или ЕС, решают, где получать газ и по какой цене или какой источник энергии использовать. В последние годы ЕС создал функционирующий внутренний энергетический рынок, на котором природный газ конкурирует с другими источниками энергии, а страны-экспортеры газа конкурируют друг с другом. Цены основаны на спросе и предложении, с растущей конкуренцией между различными поставщиками газа. Рыночная доля не ограничена и не приносит политических выгод. Если поставщик трубопроводного газа требует завышенные цены, у стран ЕС имеется возможность использовать имеющийся в наличии импортированный СПГ, к тому же планируется строительство дополнительной инфраструктуры. Однако, сама Европейская Комиссия отметила, что 70% из этого объема в данной ситуации не используется, и что цены на СПГ должны быть конкурентоспособными для того, чтобы повысить объемы импортированного сжиженного газа, особенно это относиться к импорту из США.

Экономическая конкуренция является международной, как и торговля в Европе и во всем мире. Стоимость энергии – ключевой конкурентный фактор. В Соединенных Штатах оптовые цены на природный газ составляют половину от цены на центральные узлы в ЕС, что является преимуществом для энергоемких отраслей промышленности и химического сектора, в частности. Чтобы цены на газ в ЕС оставались конкурентоспособными, несмотря на снижение добычи, европейские компании инвестируют в поставки газа по низким ценам. И пока определяются соответствующие части рынка трубопроводного и сжиженного природного газа, газопроводный газ из России предоставляет существенные преимущества в отношении доступности, расположения и надежности доставки.


БК: Каковы могут быть последствия в случае задержки или блокирования проекта?


Р.Б: В данной ситуации у нас нет никаких индикаций насчет таковой ситуации. Однако, важно осознать последствия для экономики и окружающей среды. Без Nord Stream 2 цена на газ в ЕС возрастет, поскольку придется импортировать более дорогой СПГ. Согласно исследованию Института экономики и энергетики Университета Кельна, это приведет к убыткам для экономики ЕС в размере до 24 млрд. евро в год – такова будет стоимость отказа от строительства Nord Stream 2. Согласно тому же исследованию, Nord Stream 2 позволит химической промышленности в странах Европы сэкономить значительные средства. Таким образом, задержка трубопровода Nord Stream 2 в связи с усилением конкурентного давления на мировые газовые рынки может привести к росту этих расходов в Германии на 30%.


Блокируя газопровод Nord Stream 2, усилия ЕС по уменьшению его климатического следа существенно ухудшатся. Это связано с тем, что дополнительная энергия должна была бы быть получена из источников с более высоким уровнем выбросов. Нужно четко понимать, что говорить НЕТ Nord Stream 2 также означает говорить ДА более дорогому фракционирующему газу из США, а также росту импорта угля.


БК: А как насчет нашего региона, повлияет ли проект на ситуацию на балтийском газовом рынке?


Р.Б: Заметного непосредственного влияния на балтийские газовые рынки не будет, так как они питаются от других трубопроводных систем, идущих из России, а в будущем из европейских сетей через Польшу. В итоге улучшение рыночных условий в Центральной Европе также улучшит условия для балтийских импортеров газа на интегрированном рынке.  Однако, если заставить Западную Европу импортировать больше СПГ из-за политического давления, это создаст больше конкурентов для импортеров СПГ в Литве и потенциально поднимет там цены на сжиженный газ, и, как следствие, потенциально в Балтийском регионе в целом, где в настоящее время происходит интеграция газового рынка.


БК: Зачастую одним из ключевых аргументов против проекта становится неопределенность относительно будущего использования украинской газотранспортной системы, которая рассматривается как серьезный удар по стране. Когда Nord Stream 2 начнет работать, будет ли еще нужен газ, поставляемый через Украину?

Р.Б: Однозначно это вопрос к участникам рынка, в этом случае – к российским и украинским компаниям. То, как мы это видим – продолжение транзита через Украину и строительство Nord Stream 2 не являются взаимоисключающими. Этот трубопровод не заменяет ни один другой трубопровод. В последние годы запрос газа транзитом через Украину во много раз превысил объемы, поставляемые Nord Stream 2 в Европу.


Однако верно и то, что долгосрочная эксплуатация больших участков украинской трубопроводной системы требует обширного пакета реформ и мер по модернизации, которых до сих пор не было. В настоящее время единственными мероприятиями, которые реализуются, являются те, которые финансируются внеочередными займами. Надеемся, что решение будет найдено скорее раньше, чем позже, европейские потребители газа не должны зависеть от политических и все более технических рисков, связанных с украинским транзитом.






Поиск