Банки, Латвия, Право, Финансы, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Воскресение, 23.02.2020, 14:46

Чья невидимая рука помогла стремительному взлету Илмара Римшевича

www.freecity.lv, 08.11.2019.версия для печати
В 1988 году, еще при советской власти, студент инженерно-экономического факультета Рижского политехнического института Илмар Римшевич, получавший Ленинскую стипендию, отправился учиться в США. А вскоре он стал вице-президентом Банка Латвии. Как это оказалось возможно? Ответ на этот вопрос ищет журналист-расследователь Агнесе Маргевича в своей книге Brālība² («Братство в квадрате»), главы из которой в переводе на русский публикует в ноябрьском номере журнал «Открытый город». И находит его в биографии отца Римшевича.

Американская мечта в Латвии

На учебу в Америку Римшевич ездил дважды — сначала в 1988 году в Университет св. Лаврентия (St. Lawrence University), потом в 1991 году в Кларксонский университет (Clarkson University), где получил уже магистерскую степень в области организации и руководства предприятиями, пишет Маргевича. И вернулся оттуда с ясным представлением о своей будущей карьеры. Как позже вспоминал Эйнар Репше, уже в 1990 году, оканчивая вуз, Римшевич выбрал темой диплома «Роль и функции центрального банка в условиях свободной рыночной экономики». А уже в 1992 году, когда было принято решение о создании Банка Латвии 27-летний Илмар Римшевич, был утвержден его вице-президентом.

Чем объяснить такую головокружительную карьеру? Только ли талантом молодого человека, возможностями, которые открывало время Атмоды? По предположению Агнесе Маргевичи, немаловажную роль в этом взлете сыграл отец будущего главы Банка Латвии Борис Иосифович Римшевич. Именно в биографии отца Маргевича видит материал для размышлений, что за невидимая рука в пору решающих перемен помогла Илмару Римшевичу оказаться в нужном времени и мест


Вираж в тени КГБ

«Окончив исторический, отец Илмара Борис Иосифович Римшевич в 1959 году начал работать научным консультантом в Рижском музее истории и кораблестроения, — пишет автор книги. — По карьерной лестнице он стал подниматься в 1961 году, вступив в КПСС — ему в музее доверили руководство отделом. В 1969 году Борис Римшевич перешел на партийную работу, чуть больше года проработав инструктором в отделе агитации и пропаганды рижского горкома. Далее следовала высшая ступень в его карьере работника номенклатуры — секретарь райкома партии Московского района Риги».


Но дальше в его биографии произошел крутой поворот, не совсем обычный для партийной номенклатуры тех лет. Борис Римшевич оказался в кресле руководителя отдела кадров комитета Гостелерадио ЛССР.

«Должность в учреждении, которое по сути можно было назвать министерством пропаганды советской Латвии, не считалась номенклатурной, но одновременно это было стратегическое учреждение, и руководителя отдела кадров в нем — человека, который напрямую влиял на то, чтобы в СМИ попадали только идеологически выдержанные кадры, — невозможно представить независимым от управляемой дружным тандемом КПСС и КГБ идеологически-репрессивной системы», — отмечает Агнесе Маргевича.

Далее она ссылается на слова исследователя института философии и социологии ЛУ Мартиньша Капранса, который в составе комиссии научного изучения КГБ исследует влияние КГБ на СМИ советского времени: «Руководители отдела кадров в таких организациях по определению были связаны с КГБ, тут вопрос в том, каков был его статус — был ли он чем-то большим, был ли у него какой-то статус в самом КГБ. Он мог быть просто доверенным лицом КГБ, которое поддерживает нужную атмосферу и регулярно контролирует, что происходит, кого принять, кого уволить».






Поиск