Латвия, Образование и наука, Прямая речь, Технологии

Балтийский курс. Новости и аналитика Понедельник, 10.12.2018, 04:21

Институт оргсинтеза должен стать латвийской Nokia

Ольга Павук, БК, Рига, 23.04.2010.версия для печати
Только ленивый сегодня не срамит Латвию, оказавшуюся в более глубоком, чем другие страны, кризисе. Но у латвийского государства есть ресурсы, способные вывести экономику из дыры. Институт органического синтеза, известный в мире с советских времен, может стать той «нокией», которая позволит поставить Латвию в ряд инновационных экономик. Такой вывод сделали члены Дипломатического экономического клуба, посетившие современные лаборатории института, по которым их провел увлеченный своим делом его директор, доктор химических наук, академик Иварс Калвиньш.

Институт органического синтеза находится в Риге, в одном из зданий академического научного городка, построенного в 60-годы прошлого столетия. Экскурсия наша началась с институтского холла,  в котором ничего не изменилось с тех времен. Унылое помещение, требующее срочного ремонта. Казалось, институт влачит жалкое существование.


И. Калвиньш демонстрирует электронное хранилище института. Рига. 22.04.2010.

Каково же было удивление экскурсантов, когда директор провел их по многочисленным, тщательно отремонтированным коридорам, заводя в одну за другой лаборатории, оборудованные по последнему слову техники, с гордостью демонстрируя всяческие приборы, позволяющие проводить серьезные научные исследования. Все дорогостоящее оборудование приобретается за рубежом, в институтских лабораториях разрабатываются уникальные лекарственные препараты, позволяющие справляться с такими недугами, как рак, болезнь Альцгеймера и воспалительными процессами.

 

У входа в некоторые лаборатории висят таблички: оборудование приобретено на средства еврофондов. 70% грантов, выдаваемых латвийской науке, получает институт, остальные средства остаются в университетах.   

 

Мы побывали в святая святых — помещении архива, где находится электронное хранилище всех разработок института. На полках, до самого потолка, хранятся папки с бумажной продукцией института — документацией тех самых разработок, которые продаются институтом за рубеж. Это-то и беспокоит ученого и руководителя научного учреждения. Продавая свои патенты, институт получает во много раз меньше, ежели реализуя готовые препараты.


Наука на заказ

Решение работать на заказ было трудным и болезненным, но оказалось верным. Институт быстро приспособился к правилам международной кооперации и научно-исследовательской работы в соответствии с международными стандартами. В кооперации с германскими коллегами из фирмы Меrz, институт приступил к восста-новлению своей инфраструктуры — создал аналитическую лабораторию по исследованию лекарственных веществ и готовых лекарственных форм, а потом и группу клинических исследований.


Сегодня 80% всех исследований институт выполняет по заказам компаний из 14 стран, в том числе из Японии, США, Великобритании, Германии, Швеции, Франции, Дании и двумя латвийскими предприятиями, экспортируя в основном услуги — отчеты и аналитические разработки. Множество заказов повлияло и на финансовое положение института. Была проведена реконструкция инфраструктуры института, приобретено много нового аналитического и исследовательского оборудования.

 

Патентов в рижском институте оргсинтеза разработано больше, чем в целом в такой стране, как Польша. За годы существования института латвийские химики создали 17 оригинальных медикаментов и внедрил 65 оригинальных производственных процессов (ресинтезированных препаратов) для лечения рака, различных инфекций, сердечно-сосудистых и других заболеваний. Для сравнения, в мире в год создается 20 оригинальных препаратов.

 

«Чтобы взять патент надо 50 тыс. латов, для его поддержания в течение 20 лет необходимо 250 тыс. латов. Нам приходится быстро продавать свои разработки в Латвии и за рубежом, — поясняет ученый, — лучше синица  в руках, чем журавль в небе». В то время как оборот, созданного в Латвии препарата, помогающего побороть болезнь Альцгеймера, в США составляет 2 млн. долларов в год. 

 

Западные фармацевтические компании отрывают латвийские ноу-хау с руками и ногами. В мире на разработку каждого нового препарата тратится полмиллиарда долларов. В Латвии и близко к этой цифре нет. Эффективность работы наших ученых вызывает изумление западных коллег, продающих плоды своего интеллектуального труда за несопоставимо меньшие суммы.


Знания и инновации

Все достижения института принадлежат латвийскому государству. «А надо бы, чтобы патенты принадлежали институту, и мы бы были владельцами своих идей, — считает академик. — В таком случае, можно было бы заложить нашу собственность в банке, взять деньги на развитие. Но нам не принадлежит ничего. Даже само здание со всем его содержимым — государственное и находятся в пользовании института».


Институту надо возродить всю цепочку, включающую экспериментальное и серийное производство, уверен его руководитель, работающий здесь с 1969 года. Ведь в советские годы все было — институт, два экспериментальных завода, 650 сотрудников. Был полный цикл, от разработки продукта до его производства. 25% всех синтетических лекарств в СССР, дошедших до аптек, вышли из стен института. Лекарственных веществ в Латвии производилось на 1 млрд. долларов.  

 

В начале девяностых, после бездумной приватизации фармпредприятий, среднее звено было вычленено из процесса. Частные предприятия не заинтересованы вкладывать средства на восстановление инновационной науки, а без экспериментального производства, в колбочке, синтезировать разработанный продукт невозможно, поясняет И. Калвиньш.

 

10 лет продолжалась схватка за выживание и нахождение новой ниши. Сегодня лаборатории института оснащены самой лучшей техникой, позволяющей решать любые  научные задачи в сфере органического синтеза.  

 

Но институт вынужден продавать идеи, а не процесс или продукт производства. Продавая идею, можно заработать 20-50-100 тысяч латов, за процесс получить несколько миллионов, за первую фазу производства продукта — десятки миллионов, а за продукт, доведенный до конца — миллиард. «Задача ученых — производить знания, но инновация — это когда знания превращаются в деньги», — подытожил свой пример академик.

 

Самим же ученым тоже не важно, есть среднее звено, или нет, внедрена ли их разработка в жизнь. Это должно волновать государство, владеющее интеллектуальной собственностью.


Претензии к латвийскому государству

«За возобновление полного цикла разработки лекарств буду бороться до конца», — говорит директор института. В прошлом году на создание Центра компетенции по разработке оригинальных лекарственных средств было выделено 5 млн. евро. Но чиновники Минэкономики до сих пор не подписали договор с институтом. Единственный способ подстегнуть чиновников от экономики, по мнению Калвиньша, увязать их зарплаты с открытием проекта.

 

К латвийскому государству у ученого, всю свою жизнь посвятившего науке, большие претензии. Институт вышел из подчинения Академии наук, имеет статус независимого государственного учреждения. Калвиньш не понимает, почему государство должно отказываться от науки. «Давят нас не чужаки, а собственные чиновники. Но мы тоже не спим, если нас вынудят приватизировать институт, найдем зарубежных инвесторов и откажемся от государства», — говорит академик.     


Жесткий капитализм

Что же сегодня представляет Институт органического синтеза, созданный в 1957 году для проведения исследований в области органической химии, молекулярной биологии и биоорганической химии?


Академик И. Калвиньш: «У нас жесткий капитализм — кто работает, тот и получает». Рига. 22.04.2010.

Это 2424 кв. метров современных лабораторий органического синтеза, в которых работает 109 докторов наук, специалисты в сфере молекулярного моделирования, аналитики и около 100 студентов из Латвийского университета, Технического университета, Университета им. П. Страдыня, а также специалисты  из России, Китая и других стран. «Стажеров из зарубежья было бы гораздо больше, если бы не жесткая миграционная политика Латвии, а также невозможность в наших госвузах обучать иностранных студентов на английском языке», — сетует ученый.  

 

В свое время около 25% сотрудников института покинули Латвию, уехав в Израиль, Канаду, США. Сегодня, благодаря политике оплаты труда, вернулись назад 15 докторов наук. «У нас жесткий капитализм — кто работает, тот и получает, — говорит директор. — Лучшие химики зарабатывают в институте до 3 тыс. латов брутто, студенты — от 200 латов и выше. Не знаю, что будет, если государство доберется и до наших зарплат. Государственные закупки литературы уже прекращены».

 

 Академические научные исследования составляют 20% всех разработок и проводятся за счет грантов. Ежегодно  ученые публикуют 120 статей, в институте продолжает издаваться ежемесячный журнал «Химия гетероциклических соединений» на русском и английском языках, объемом 480 страниц, где публикуются статьи ученых из разных стран. А вместе с издательством Springer институт начал публиковать его английскую версию on-line.

 

Раньше, в СССР, все докторские диссертации защищались в институте, теперь в Латвии есть несколько докторских советов в университетах. Собственных докторов готовить институту запрещено, и, по мнению его директора, это неправильно. «Странно, почему мы пытаемся одеть брюки через голову, а потом удивляемся, что штанины висят на ушах», — горько шутит академик.       

 

Оборот института составил в 2009 году 10 млн. евро, 25% средств тратятся на развитие и образование. «84% наших доходов зарабатываем сами, то есть, поддерживаем свое государство и налогами», — говорит Калвиньш.


Хорошее лицо Латвии

Члены ДЭК в Институте оргсинтеза. Рига. 22.04.2010.

В кабинете директора мы увидели табличку с надписью на персидском языке, гласящей: «Знания, которые не передаются другим, ничего не стоят». «Не понимаю, почему наше государство не поддерживает свою науку, — продолжает много лет удивляться ученый. —  Полагаться приходится только на себя. Борьба с болезнями в мире бесконечна…»   

  

Несмотря на некоторый пессимизм руководителя, у дипломатов осталось сильное впечатление от увиденного. Вице-президент Дипломатического экономического клуба, советник Посольства Венгрии в Латвии и Эстонии, Янош Рекаши поблагодарил директора за экскурс в латвийскую науку, назвав Институт органического синтеза «хорошим лицом Латвии, которое государство не показывает миру».







Поиск