Люди дела, Образование и наука, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Воскресение, 01.11.2020, 03:33

Имант Киртовский: наука и жизнь

Ольга Павук, БК, 18.03.2008.версия для печати
Имант Христианович Киртовский, профессор, член-корреспондент Академии наук Латвии, признан одним из самых видных экономистов не только в своей стране, но и в мире. Новаторский подход к решению многих вопросов экономической науки позволил включить его в кембриджский список 2000 выдающихся людей 20 века. Мы же его знаем и как заботливого главу семьи, многие годы его окружали пять близких ему женщин — мать, жена и три дочери. И как галантного мужчину, не забывающего сделать комплимент окружающим его дамам. Это и стало одним из поводов объявить его персоной марта-месяца.

Ведь его дочери, обзаведясь своими семьями, родили Иманту Христиановичу четырех внучек, а недавно на свет появилась и первая правнучка.

 

Надо сказать, что жизнь близких ему долгие годы пятерых женщин в прямом смысле не был устлан розами. Так, в доме было наложено табу на всяческий парфюм: папа не переносит запаха духов и одеколона. Но это никак не сказывалось на взаимопонимании и поддержке в семье. А авторитет отца всегда был непререкаемым. Сегодня уже нет в живых матери и любимой жены Галины, но всегда рядом одна из трех дочерей Марина. Да и остальные члены большой семьи регулярно собираются в отцовском доме по различным поводам.


Родом из детства

1945 г.

Родился будущий профессор в 1930 году в Пушкинских Горах Псковской области 24 января в 6 часов вечера под звон большого колокола Святогорского монастыря. Детство Имант провел в Михайловском и Тригорском, знаменитых Пушкинских местах, где отец, Киртовский Христиан Михайлович, бывший красный латышский стрелок, работал агрономом (прожил 80 лет), а мать Александра Ивановна, урожденная Богданова, учила в школе детей (прожила 93 года).

 

В 1945 году семья приехала на родину отца в Латвию и стала жить в поселке Карли под Цесисом. Юноша отправился в Ригу, чтобы завершить учебу в  средней школе. Живя в интернате, он познакомился и подружился с Юрием Нетесиным, впоследствии тоже видным ученым, профессором, доктором экономических наук. Их дружба продолжалась более 50 лет, вплоть до кончины Юрия Николаевича, и плодотворно сказывалась на научном творчестве друзей.


Прямиком в науку

Рига, 1950 г.

После окончания школы Имант поступил в Латвийский университет, который успешно окончил в 1952 году, и был принят на работу в Институт экономики Академии наук на должность младшего научного сотрудника, которому сразу же доверили разрабатывать самостоятельную тему, что было редким случаем в академической практике.

 

Уже через 5 лет — первая книга и научная степень кандидата экономических наук. Кандидатская диссертация называлась «Латышская прогрессивная экономическая мысль в 80-90 годы Х1Х столетия», эксперт ВАКа квалифицировал работу как ревизионистскую, поскольку автор не заметил влияния В. И. Ленина на формирование марксистских взглядов П. Стучки и Я. Райниса.

 

Автор, вызванный на ковер в Москву для объяснения, парировал: «Ленин не был известен в эти годы как автор марксистских работ, а редакторы латвийской газеты «Dienas Lapa» уже в начале 90-х годов 19 века начали  легальную пропаганду социалистических идей. Спасло положение то, что работа была опубликована до защиты в издательстве Академии наук Латвии. Аналогичная коллизия случилась со мной и при защите докторской диссертации. В ней писалось, что за два года до опубликования В. И. Лениным статьи «О кооперации» П. Стучка в книге «Darbs un zeme» дал развернутый план кооперирования сельского хозяйства. То есть Ленин не первым высказал идею кооперирования мелкотоварного производства при социализме, в его статье не было конкретного плана коллективизации.


На студенческой вечеринке, 1950 г.

Защита докторской диссертации проходила в  Москве  на ученом совете Института экономики АН, который принял этот тезис с оговоркой, что П. Стучке после опубликования статьи В. И. Ленина не пришлось изменять свою позицию по проблеме социализации села. Одним из официальных оппонентов был профессор Михаил Бронштейн, академик Эстонской АН. Это происходило в конце застойных времен, когда страна уже была «беременна перестройкой».

 

Тема истории экономической мысли стала одной из главных в научном творчестве И. Киртовского. Далее пошли книги, статьи. Он является соавтором второго тома «Всемирной истории экономической мысли», изданной МГУ им. М. В. Ломоносова. Первая его книга «Latviešu progresīvas ekonomiskas domas attīstība Х1Х  gadsimta 80. un 90.gados», изданная в 1956 году, сразу же была запрошена библиотекой конгресса США и была ей выслана.

 

Тематика его исследовательской деятельности расширилась в связи с переходом в 1961 году на работу на кафедру политической экономии Рижского политехнического института (РПИ, ныне Технический университет) преподавателем, а затем с осени 1967 года по ноябрь 1974 года заведующим кафедрой. Оттуда И. Киртовский по рекомендации ЦК партии был утвержден директором института экономики АН Латвии, где директорствовал 16 лет,  вплоть до 1990 года.


«Товарники» одержали победу

Семья на хуторе Аматниеки под Салдусом, 1959 г.

Параллельно с чтением лекций в РПИ Киртовский в своей научной деятельности начинает углубляется в проблемы макро- и микроэкономики. Это и развитие хозяйственного расчета, экономической самостоятельности предприятия, и обоснование товарного характера социалистического производства, что открывало путь к признанию рыночных элементов в условиях директивной экономики. В теории политэкономии социализма существовало тогда два направления: одни считали, что социализм это товарное производство, другие отрицали этот тезиз. Киртовский в качестве председателя Прибалтийского совета политэкономов через систему ежегодных конференций способствовал победе «товарников» среди балтийских экономистов.

 

На рижском  взморье в те годы любили отдыхать крупные московские чиновники, заодно наведываясь в подведомственные учреждения. Так, в 1967 году Рижский политехнический институт посетил министр высшего образования СССР Елютин. Участвуя в беседе с ним у ректора РПИ, Киртовский задал вопрос о возможности издать курс лекций по политической экономии  силами кафедры. Получив разрешение министра, РПИ издал курс лекций по политической экономии социализма. Вся книга была пронизана концепцией признания социализма товарной формой производства. В этом она отличалась от официального учебника, где в основном развивалась идея Ф. Энгельса о том, что в условиях непосредственно общественного труда при социализме не может  существовать товарно-денежных отношений, и поэтому их надо сокращать. Книга была издана тиражом в 1000 экземпляров  и раскуплена за несколько дней не только студентами РПИ, но и других вузов.

 

В 80-е годы, во время работы в институте экономики, И. Киртовский стал изучать финансово-кредитные отношения, создав исследовательскую группу. Одним из первых в стране он заявил о существовании инфляции в условиях социалистической экономики, о необходимости изучения этой проблемы. На совместной польско-латвийской конференции в 1987 году Киртовский выступил с докладом, где изложил свое видение причин инфляции при социализме. Этот доклад опубликован в сборнике статей Польской академии наук в 1988 году.

 

На международной конференции общественных наук в Москве, на секции экономистов академик Леонид Абалкин, директор института экономики АН СССР, предоставил Киртовскому возможность выступить с изложением концепции инфляции при социализме. Резюме доклада было опубликовано во втором номере журнала «Общественные науки» за 1989 год. Проблематика товарно-денежных отношений рассматривалась во взаимосвязи с вопросом о причинах и последствиях инфляции при социализме.

 

«До сих пор бытует представление об инфляции как пороке капиталистического производства. На самом же деле, товарно-денежные отношения, в соответствии с законом стоимости, объективно, независимо от социально-экономического строя, порождают инфляционные процессы... Для сглаживания ее отрицательных последствий (рост цен, диспропорции в производстве продукции и распределении доходов и т. п.) нужно исчислять коэффициент реальной инфляции. В Венгрии рост инфляции составляет ежегодно 15-20%, примерно такая же ситуация в Польше и Китае. В Румынии инфляция достигает 40% в год, в Югославии — 100%. Упала и покупательная способность рубля», — отмечал И. Киртовский еще в 1989 году.


Выдающийся человек XX века

Научная деятельность в этой области получила международное признание. В преддверие ХХI века Международный биографический центр Кембриджа (Англия) выпустил в свет книгу «2000 выдающихся людей 20-го столетия», где помещена краткая характеристика жизни и деятельности И. Киртовского, с указанием, что он проходит по разделу теории финансов.

 

Кстати, в круг знаменитых людей столетия по мнению экспертов из Кембриджа, вошло 15 ученых из Латвии, три из Литвы и один — из Эстонии. Латвийские ученые представлены разными отраслями — экономики, математики, физики, химии, медицины, биологии и искусства. Помимо И. Киртовского в области экономики был отмечен Янис Латвиетис, доктор экономики из Елгавы.


История с демографией

Лекция в Политехническом институте, 1966 г.

В середине шестидесятых годов руководство республики озаботилось сложным положением с демографической ситуацией в Латвии. И Киртовскому поручили прочитать одну из просветительских лекций на эту тему. «Я агитировал слушателей за необходимость иметь в семье троих детей, поскольку только в этом случае можно было добиться роста населения в республике. Первым вопросом из зала был: сколько у вас детей? Получив ответ — трое, слушатели зааплодировали в знак того, что такому лектору можно верить, после чего лекция пошла как по маслу».

 

В этой лекции и последующих выступлениях и докладах на научных конференциях И. Киртовский развивал мысль о необходимости возмещать семье затраты по воспитанию детей. «Эти денежные затраты по увеличению населения, воспроизводству рабочей силы должно производить государство. Современная семья рассматривает расходы по воспитанию детей как сокращение собственного потребления родителей, и поэтому они останавливается в основном на рождении одного ребенка. В 1980 году в интервью для московского телевидения Киртовский заметил, что с деторождением сложилась ситуация, когда первый ребенок — желаемый, второй — случайный, а третий — не желаемый. Как отмечено в книге «Факторы и мотивы демографического поведения», ответственным редактором которой стал И. Киртовский, «ведущая роль в определении количества детей в латвийской семье принадлежит женщине». На основе этой книги и других публикаций сотрудников демографической группы ИЭ, руководимой Парслой Эглите, исследования получили международное признание. Ее стали приглашать на международные симпозиумы.

 

Финские коллеги предложили организовать совместную конференцию в Риге, где И. Киртовский как сопредседатель сделал доклад, подчеркнув важность учета социальных факторов при прогнозах развития демографической ситуации в стране для повышения реалистичности прогнозов. «Именно в этом, как отметил руководитель финской делегации, одно из основных достоинств исследований, проводимых в институте экономики Латвии. — Вспоминает И. Киртовский. — Сложившаяся демографическая ситуация в Латвии, а также в Литве и Эстонии, показывает, что после небольшого подъема рождаемости в начале ХХI века, в двадцатые годы начнется резкое и прогрессирующее падение рождаемости при постоянном превышении смертности над ней. Повышение рождаемости в последние годы обусловлено высокой рождаемостью восьмидесятых годов прошлого столетия. Если в период с 1983 года по 1988 в Латвии рождалось ежегодно более 40000 младенцев, то в 1998 только 18410. Двадцатитысячный уровень рождаемости преодолен в 2000 году. Лет через 15 вновь начнется резкое снижение рождаемости и ускоренное сокращение населения в Латвии, поскольку вдвое сократится число девушек достигших возраста невест. Смертность населения впервые превысила рождаемость в 1992 году и можно предположить, что такая тенденция сохранится до пятидесятых годов нашего столетия. Аналогичная демографическая ситуация сложилась в Литве и Эстонии. Для Латвии характерен высокий уровень смешанных браков, который сложился в 60-е годы прошлого столетия и сохранился по настоящее время. В 2005 году 40% русских парней и 44% девушек, вступивших в брак, выбирали партнера другой национальности, латышские парни и девушки соответственно 20,8% и 20,1%. У других национальностей, проживающих в Латвии этот показатель еще больше. Так, в третьей по величине национальной общине — белорусской, 91,3% парней вступивших в брак избрали в 2005 году невесту иной национальности и такой же процент белорусок выбирали в мужья не белоруса. Интеграция общества на семейном уровне идет полным ходом».


Директор-демократ

Институт экономики, 7 ноября 1984 г.

Мы встретились с Имантом Христиановичем в начале 80-х годов в отделе политэкономии Института экономики, который он возглавлял параллельно с обязанностями директора. Каким он был руководителем, могут подтвердить многие из наших коллег, с которыми мы до сих пор дружим и встречаемся по всяким поводам. Вопреки бытующим сегодня разговорам о всяческих строгостях тех лет, со всей ответственностью могу сказать, что обстановка в институте благодаря его директору, была весьма демократичной. И Имант Христианович умело балансировал между установками начальства и реальной действительностью. Вспоминается время андроповского указа о борьбе с алкоголизмом, когда на общем собрании наш директор ратовал за строгое его исполнение, но никак не реагировал на застолья в отделе, будь-то день рождения кого-то из сотрудников или защита диссертации. И вообще он, будучи директором, запросто мог придти в отдел попить чайку-кофейку, а заодно обсудить с коллегами насущные дела.

 

А дел было много. За годы работы в институте экономики И. Х. Киртовский защитил докторскую диссертацию, стал профессором, членом-корреспондентом АН. Много труда положил Киртовский воспитанию нового поколения ученых, доведя до защиты диссертации 20 только своих аспирантов. А как председатель Совета по защите кандидатских диссертаций (равнозначных сегодняшним докторским работам), он провел защиту 100 научных работ. С благодарностью вспоминаю 1990 год, когда Имант Христианович в качестве руководителя сопровождал меня на защиту диссертации в Москву в Институт экономики АН.


Балтийский контекст

Конференция политэкономистов в Прибалтике, Каунас, 1984 г.

В Ригу своих аспирантов на защиту привозили Альгирдас Бразаускас, тогда заведующий кафедры Каунасского политехнического института, а также академик и заведующий кафедрой Тартуского университета Михаил Бронштейн, сегодня признанный эксперт в сфере транспорта и транзита. Латвийский институт экономики помогал формированию научно-педагогических кадров для высших учебных заведений трех прибалтийских республик.

Институт экономики выступал соавтором всесоюзных и республиканских научных конференций, где участники научных центров страны проводили творческие дискуссии. В одной из них принимал участие лауреат нобелевской премии Леонид Канторович. Как это часто бывало, дискуссии продолжились в финской бани.

 

На конференциях по вопросам развития аграрного сектора в Риге не раз выступала Казимера Прунскиене, сегодня министр сельского хозяйства Литвы.

 

Надо сказать, что в 70-80 годы экономическая наука в Балтийских странах занимала важное место в системе академий наук и вузов СССР. Ежегодно политэкономы из Латвии, Литвы, Эстонии, Калининграда и других мест собирались на научные конференции в одной из трех республик. До сих пор участники этих встреч вспоминают те времена не только докладами и семинарами, но и замечательным отдыхом, то в Юрмале, то в Паланге, то в Пярну. Ведь тогда в науке было много молодежи, а значит веселья и розыгрышей. К сожалению, традиция балтийских конференций утеряна, да и с самой фундаментальной экономической науки по сути не осталось.


Передовые взгляды

Институт экономики АН Латвии получил в те годы первую категорию, и считался анклавом передовой экономической мысли в СССР. И. Киртовский стал ученым, отстаивающим товарно-денежные отношения при социализме.

 

Вплоть до начала 90-х годов он защищал свою позицию на ежегодных конференциях в Ленинградском университете. На совещании в отделе науки ЦК КПСС, где Киртовский отчитывался о работе института экономики, он выдвинул тезис о необходимости исследования о роли товарно-денежных отношений при социализме. Такую позицию активно поддержал директор Института мировой социалистической системы АН СССР академик Олег Богомолов.

 

Хорошие отношения у И. Киртовского установились с тогдашним светилом экономической мысли Союза академиком Алексеем Матвеевичем Румянцевым. «Он родился и до 15 лет жил в Кромах под городом Орлом, где латышские стрелки отбили нападения войск Деникина, и поделился со мной своими детскими воспоминаниями, очень тепло отзываясь о красных латышских стрелках», — рассказывает Киртовский.

 

Ю. Н. Нетесин, тоже работавший в институте, проповедовал непопулярную тогда теорию воспроизводства человека в системе общественного разделения труда. Сегодня его ученики и последователи продолжают работать в этом направлении в стенах Балтийской международной академии.


Институт экономики встречает одного из известных американских советологов, 1989 г.

В 80-годы в Ригу очень часто наведывались коллеги-экономисты из разных стран: из стран Центральной и Восточной Европы, Чехословакии, Венгрии, Польши и др, где перестройка шла полным ходом. Приезжали ученые из Китая. Побывали в институте экономики и кремлеведы и советологи из США и Западной Европы, посетившие Ригу наряду с Москвой и Ленинградом и интересовавшиеся новыми процессами в тогда еще советских республиках.  

 

Уже тогда И. Киртовский обращал внимание, на чем спотыкается перестройка в СССР — именно на решении финансовых вопросов.

 

Он также участвовал в работе совещания у Михаила Горбачева, где обсуждались проблемы экономической науки на период перестройки. «Мне уже тогда казалось, что Горбачев не достаточно четко понимал сущность экономических реформ», — вспоминает Киртовский.


Горы, реки и долины

Фанские горы в Таджикистане, 1988 г.

Киртовский не только отдавал свое время науке, управлению институтом, общественной работе, будучи президентом «Общества знания» АН Латвии, чтению лекций в вузах страны, но и умел организовать свой отдых. Осенью грибная охота, каждую неделю русская баня, велосипед, особенно в период подготовки похода в горы. Чтобы обрести спортивную форму перед поездкой в горы он уже с весны каждый день катался на велосипеде по парку недалеко от дома. А возвращаясь из очередного похода в сентябре, полный ярких впечатлений и рассказов, с гордостью демонстрировал перед своими коллегами похудевшую на 20 кг фигуру. За зиму вес восстанавливался, и весной все начиналось сначала...

 

«Зимой всей семьей мы становились на лыжи. Особенно любили в весенние каникулы с детьми выехать покататься на лыжах в Эргли. В течении 30 лет отпуск я проводил либо на лодках, плавая по рекам и озерам Литвы и Белоруссии, либо ходил в горы с женой и друзьями. Чаще всего мы отправлялись в Фанские горы в Таджикистане, где преодолевали перевалы на высоте 3800-4000 метров, прошли также Карпаты, Алтай, Кавказ. Одним из постоянных его попутчиков был профессор из ИЭ АН СССР Ольсевич Юлий Яковлевич. — вспоминает Киртовский. — В один из таких походов я взял с собой младшую 14-летнюю дочь Сандру, которая впоследствии стала классной горной туристкой. Старшая дочь Валерия прошла с нами по литовским рекам, по Неману и впоследствии вместе с мужем стала сплавляться по горным рекам. Средняя дочь Марина стала «пижамной» туристкой, любит познавать новые города, музеи, театры. Все вместе мы одна дружная семья».

 

Сегодня, когда покорение горных вершин осталось в прошлом, Имант Христианович по-прежнему много ходит пешком, любит прогуляться вдоль моря, а осенью обязательно отправляется в лес по грибы.


И сегодня в строю

Круглый стол в Балтийской международной академии, 2006 г.

После ухода из Института экономики в 1990 году И. Х. Киртовский стал преподавать в латвийских вузах, продолжая растить теперь уже бакалавров и магистров. Сегодня он читает лекции в Балтийской международной академии, не отказываясь от поездок в Даугавпилс, Лиепаю, Вентспилс и другие филиалы. Участвует в научных конференциях и семинарах, делясь богатым опытом и знаниями со своими коллегами.

 

Другой жизни профессор Киртовский себе просто не представляет.






Поиск