Аналитика, Банки, ЕС – Балтия, Право, Прямая речь, Финансы, Экономика

Балтийский курс. Новости и аналитика Среда, 19.06.2024, 22:22

Кипр: это была показательная порка

Андрей Авситидийский, Weekly Russian Newspaper "Europe-Cyprus", 08.04.2013.версия для печати
Расплата за привольную жизнь, когда госбюджет превратился в мешок подарков, наполненный фантастическими суммами, а налоги платили только те, кто не сумел этого избежать, стала шоком для большинства киприотов. Многие из них сейчас признают, что жили не по средствам — особенно это касалось политиков, банкиров и чиновников. Но дело в том, что Греция кутила в 100 раз изобретательнее и мощнее, однако ее не просто за все простили, а еще и прислали 246 (!) миллиардов евро. Кипр же еврочиновники стали кошмарить всего из-за шести миллиардов. Разумеется, с друзьями так не поступают. Почему это произошло? Давайте разбираться.

О чем мечтают дети? Стать банкирами и политиками

С чего стоит начать, чтобы стала понятной логика событий? С 1974 года, когда в результате турецкого вторжения беженцем стал каждый третий киприот. Нация столкнулась с необходимостью учиться жить заново. Это у киприотов получилось. Уже в 1975-м был принят толковый пакет финансовых законов — и в страну постепенно потекли деньги. Люди при этом работали: строили дома, дороги и отели.

До 1974 года около 80% ВВП Кипра было сосредоточено на (ныне турецком) севере острова, бедный юг был аграрным, Лимассол представлял собой рыбацкую деревушку, а главным средством передвижения оставались ослики. Спустя буквально 20 лет все кардинальным образом изменилось: на смену осликам прибыли мерседесы, а в центрах кипрских городов выросли высотки из стекла и стали.

Одновременно выросла первая генерация «легко идущих по жизни» людей, родители которых, труженики, пережившее ужас 70-х, во всем потакали чадам, лишь бы они не знали горя и лишений. Ныне на Кипре имеются уже два поколения, слабо подозревающих, что такое умение жить по средствам. Разумеется, речь не идет об абсолютно всех киприотах, однако отрицать тенденцию было бы смешно.

О чем еще пару лет назад (до кризиса) мечтали кипрские юноши и девушки? Стать банкирами, чиновниками, политиками. Кто виноват в сегодняшнем коллапсе? Банкиры, инвестировавшие наши деньги в «мусорные» греческие облигации. Чиновники, привыкшие практически ничего не делать и получать за это десятки, а то и сотни тысяч евро. Политики, хранившие почти 100 тонн пороха рядом с главной электростанцией страны. Всех их объединяет жажда красивой жизни и тотальная безответственность.


Денег на коммунизм хватило на три года

В ноябре 2008 года мне довелось побывать в Праге на журналистской конференции «Образ России в современной Европе». Тональность форума была, увы, грустной: русских в Европе не любят, назвать Москву другом у ЕС недостает духа, а открыто обозначить врагом не хватает газа. Лишь Кипр — главный союзник Кремля в Евросоюзе и страна-инвестор №1 в Россию — никоим образом не вписывался в эту концепцию. Картинка с острова Афродиты той поры была феерической.

В 2008 году впервые в истории Кипра его президентом стал коммунист. Димитрис Христофиас учился в Москве, а это значит, что он хорошо говорит по-русски. Мэрами столицы и главных портов — Лимассола и Ларнаки — тоже были коммунисты, причем последние два — русскоговорящими. На сайтах аэропортов Ларнаки и Пафоса и трех главных банков страны русский язык стал обязательным.

На момент прихода Христофиаса к власти госбюджет Кипра был профицитным. И, похоже, глава государства решил, что настала пора воплощать в жизнь в отдельно взятой стране то, о чем рожденные в Советском Союзе мечтали в детстве. В результате легендарная концепция «От каждого по способностям, каждому по потребностям» оказалась не утопией, а нормой бытия.

В общем-то, и до Христофиаса кипрские политики и чиновники жили неплохо, но при нем началось, как пел Высоцкий, «не опишешь в словах». Госслужащие, которых президент с любовью называл «трудящимися», приспособились, работая только до обеда, получать 14 зарплат в год плюс кучу премий, бонусов и надбавок. Им доплачивали, например, за приход на работу вовремя и за знание компьютера.

При выходе на «заслуженный отдых» политики получали порядка 120 тысяч евро компенсации, а затем ежемесячно — три четырехзначные пенсии (министерскую, депутатскую и обычную «трудовую»). Не удивляйтесь, министрами и депутатами побывали почти все VIP-ы, при этом глава МВД потом запросто мог порулить минздравом, после чего переключиться на сельское хозяйство.

Справедливости ради надо отметить, что лучше стали жить и простые киприоты. Например, пособия в 300 евро на Пасху получали не только пенсионеры-миллионеры, но и те бабушки и дедушки, которые жили довольно скромно. Досадно, что денег в бюджете на существование страны в режиме коммунизма хватило всего на три года.

Первыми нарушили идиллию кипрские банкиры, решившие заработать на купле-продаже «мусорных» греческих облигаций и кредитовании в Греции. После частичного списания «токсичных» долгов, на которое кредиторы Афин пошли под давлением пресловутой «тройки» (Еврокомиссия, Европейский Центробанк и Международный валютный фонд), кипрские банки №1 (Bank of Cyprus) и №2 (Laiki) получили 5-миллиардную пробоину.


Посиделки на пороховых бочках

Спусковым же крючком кризиса стал сухогруз торгового флота бывшего СССР «Мончегорск», следовавший под кипрским флагом из Ирана в Сирию. Под давлением США корабль был задержан в порту Лимассола. Кипрские власти проинспектировали судно, после чего с неохотой признали, что в 98 контейнерах содержатся «материалы, которые могут быть использованы для производства боеприпасов».

В феврале 2009 года взрывчатка была конфискована и переправлена на военную базу рядом с главной электростанцией страны. По технике безопасности хранить ее можно было максимум три месяца в специально оборудованных, хорошо кондиционируемых помещениях. Контейнеры с порохом разместили под открытым небом, а у политиков и военных возник вопрос «Что делать с опасным грузом дальше?».

Вялый обмен мнениями длился два с половиной года. США предлагали помощь с хранением контейнеров, а Германия и вовсе готова была их вывезти. Но кипрские власти, не желавшие портить отношения с Ираном и Сирией, эти варианты мягко отклонили. В июле 2011 года почти 100 тонн взрывчатки взлетели на воздух, что привело к гибели 13 человек и разрушению электростанции «Василико».

После ЧП депутат от оппозиционной партии Йоргос Георгиу, являвшийся главой парламентского комитета по контролю над исполнением законов, обнародовал 47-страничный пакет секретных документов, которые доказывают, что к трагедии привели преступная халатность, бюрократия, соперничество между различными госструктурами, перекладывание ответственности друг на друга и нерешительность властей.


Где моя котлета? — В животике!

Президент Кипра Димитрис Христофиас долго отрицал объективную реальность. Во-первых, он заявил, что ни в чем не виноват, а, во-вторых, еще год после ЧП уверял, что стране нет смысла просить Евросоюз о помощи. Ставка была сделана не на Брюссель, а на Москву, которая выдала Никосии кредит в размере 2,5 миллиарда евро.

В этом, безусловно, была своя логика. В отличие от Евросоюза, уже изрядно намучившегося к тому моменту с Грецией, Москва не требовала в обмен на кредит (льготный, а, может, и вовсе безвозвратный) жестких реформ, которых кипрские власти боятся как огня. Вести бизнес с помощью кипрских компаний было легко и приятно в налоговом смысле — грех отказываться от столь удобного инструмента.

Крупные российские бизнес-структуры, укоренившиеся на Кипре, чувствовали себя немного обязанными за предоставление им режима благоприятствования, — как не помочь гостеприимным хозяевам преодолеть временные трудности? И, наконец, многие влиятельные россияне хранили деньги на Кипре, а посему постарались прислать из Москвы бюджетные деньги, чтобы спасти свои личные.

Только после того, как 2,5-миллиардный кредит был благополучно проеден («А где моя котлета?!!» — «Я ее спрятал. Я ее очень хорошо спрятал. В животик!»), а новый (уже 5-миллиардный) Россия выделять не спешила, Христофиас обратился за помощью к ЕС. Когда прилетевшие на Кипре представители «тройки» кредиторов вникли в суть дела, они не могли поверить своим глазам — никто не следил за реальными тратами.

А дальше начались совершенно невообразимые вещи — банкроты стали диктовать свои условия людям, у которых они просили денег. Предложение сокращать расходы было поднято на смех. Европейские технократы достаточно быстро сформулировали пакет мер по выходу из кризиса, но его одобрение кипрскими политиками, привыкшими жить на широкую ногу, было нереальным. «Тройке» кредиторов оставалось только ждать февраля 2013 года — а, точнее, президентских выборов на Кипре.


Кипр оказался идеальным мальчиком для битья

Ненавидеть нового президента Никоса Анастасиадиса киприоты стали буквально через три недели после того, как сами же его и выбрали. Из-за отсутствия стержня он выглядел как робкий пасынок канцлера Германии Ангелы Меркель. И это еще не все — по данным кипрских и греческих СМИ, за неделю до коллапса он предупредил родственников и самых близких друзей, и те успели вывести за границу свои деньги. В Германии подобное означало бы конец карьеры, но «Это Кипр, детка!» (относительно новая фраза, стремительно набирающая популярность).

Если до президентских выборов представители «тройки» кредиторов с недоумением взирали на кипрских переговорщиков, этаких баловней судьбы, слегка поиздержавшихся звезд, привыкших начинать «рабочее» утро с шампанского, то теперь маятник качнулся в обратную сторону. Еврочиновники прессуют киприотов по полной программе, при этом зачастую на них чуть ли не орут. Примерно так приводит в чувство расшалившийся класс строгая учительница. Самую жесткую позицию занимает румынка из МВФ Делия Велкулеску, получившая в местной прессе прозвище «Дракулеску».

Многие киприоты ныне недоумевают. Дело в том, что Греция спустила на шикарную жизнь в 100 раз больше Кипра, а ее за это просто пожурили, списали часть долгов и выделили уже 246 миллиардов евро в рамках пакета финансовой помощи. Кипр же «тройка» кредиторов начала кошмарить всего из-за шести миллиардов евро. Греция, которую в последнее время часто называют «бедной страной богатых людей», конечно, подала «младшему брату» дурной пример.

Кипрские политики не учли, что обрушить греческую экономику означало бы для ЕС похоронить себя заживо под обломками дорических колонн. Кипр же оказался идеальным мальчиком для битья: маленьким, заносчивым и модно одетым. «Тройка» устроила ему показательную порку, потому что экономика Кипра невелика (0,13% ВВП еврозоны), а воспитательный эффект для разучившихся жить по средствам южноевропейцев будет впечатляющим. Ну а то, что вместе с политиками, чиновниками и банкирами оказались наказанными и многие приличные люди, еврочиновников, похоже, не волнует.

 







Поиск