ЕС – Балтия, Коррупция, Латвия, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Вторник, 12.11.2019, 03:58

Григорий Гусельников: ЕЦБ с FKTK должны ответить за ущерб

Ольга Князева, rus.db.lv, Рига, 20.08.2019.версия для печати
Бывший акционер PNB Banka Григорий Гусельников в откровенном интервью Rus.db.lv раскрыл ответы на многие вопросы, которые сегодня задают многие в связи с остановкой работы PNB Banka. Он уверен, что банк стал жертвой коррупционных сил, и во всей этой истории много лжи и умалчивания фактов.

Начнем все же с факта самой сделки по продаже PNB Banka. Несмотря на то, что в Lursoft бенефициарами банка значатся новые акционеры, а не вы, все равно неясно, как могла быть заключена эта сделка без одобрения Комиссии по надзору за рынками финансов и капитала (FKTK)? Кстати, представители FKTK четко заявили, что сделка не завершена.


Григорий Гусельников: По закону инвестору, который покупает меньше 10% акций банка, никакое согласование или утверждение не нужно. В сделках (во множественном числе) было не только несколько покупателей, но и несколько продавцов, которые самостоятельно решали, что им делать. Чисто юридически формально я могу точно сказать - сделки завершены. Что касается заявлений FKTK, то комиссия скрывает правду и не рассказывает как все было на самом деле.

-

И что же было на самом деле?

 

Г.Г: В конце июня представители FKTK радостно приветствовали новых акционеров (чему имеется много свидетелей), которые представили им все документы по сделкам. На вопрос: "Могут ли новые акционеры голосовать на приближающемся собрании акционеров?" FKTK дал утвердительный ответ. Собрание состоялось, новые акционеры проголосовали, они по факту стали влиять на принимаемые банки решения. Если в FKTK выступали против сделок и самих новых акционеров, то они могли бы сразу же заблокировать право голоса новых акционеров, рассмотрев представленные ими в конце июня документы. Однако этого сделано не было.

 

Таким образом, по сути, своей реакцией FKTK одобрили сделки, которые по форме регуляторных одобрений и не требовались. В любом случае, по договорам все сделки закрыты, а все регуляторные вопросы и риски по текстам договоров лежат на стороне покупателей. Понятно, что сейчас Латвия, наверное, хочет вдруг поменять свою позицию и уже не в первый раз переписать историю. 

 

Но это было бы даже лучше для меня, так как если бы теоретически я был сейчас акционером, то мог бы требовать через международный суд сумму ВСЕХ наших инвестиций в капитал банка. А это в несколько раз большая сумма, чем мы получили за свои акции.

 

FKTK называет банк трудным клиентом, мол, постоянно были какие-то проблемы и нарекания. Это так?


Г.Г: У PNB Banka долгая и сложная история взаимоотношений с регулятором. Напомню, то в 2010-2013 годах банк имел реально сотни миллионов отрицательного капитала, но FKTK закрывал на это глаза. Наши инвестиции и прибыльная работа последних лет по сути спасли банк от банкротства. 

 

Но банковское регулирование в Латвии оказалось дискриминационным для всех, кто не участвует в местных коррупционных делишках. Для международного суда мы сделали специальный экспертный отчёт на 300 страницах с больше чем 1000 приложений где наглядно показано, что Регулятор и правительство в Латвии систематически принимали вовсе не те решения, которые должны были принимать на протяжении многих лет. Слова категорически расходились с реальными делами ... Ровно поэтому страна оказалась в таком скандальном положении. 

 

Смешно, но эти люди рулят до сих пор, и отмывание денег до сих пор идёт через Латвию - только теперь через платежные системы, то есть другие каналы, но, думаю, под той же самой "крышей".

 

Наверное, здесь нельзя не упомянуть о президенте Банка Латвии Илмаре Римшевиче, которого вы обвинили в коррупции. Ходят слухи, что вся история с PNB Banka - это часть все той же цепочки...

 

Г.Г: Да, мне уже передали неформальный «привет» от Римшевича. Думаю, что вы правы. Когда Европейский центральный банк стал его яростно защищать, то стало очевидно, что банк постараются уничтожить, причём теперь не только со стороны лояльного Римшевичу FKTK (там до сих пор его люди, а он снова в своём кресле) и мафии администраторов неплатежеспособности (которые, как мы знаем, были в плотном контакте с Римшевичем, когда грабили Trasta komercbanka), но и стороны ЕЦБ, который допустил серьёзную ошибку, начав защищать Римшевича. И вот Римшевич сегодня снова у власти. А всем хочется как можно быстрее похоронить его грязную историю....

 

Банк Латвии в первый же день выступил с заявлением, что Римшевич здесь не при чем, он не принимал никаких решений в отношении остановки лицензии банка.

 

Г.Г: Да, так говорят. Но он годами формировал мнение - это же очевидно. Что мы имеем сегодня? Лицензия банка не отозвана, неплатёжеспособность не признана - почему тогда так торопятся заблокировать все операции и выплатить вклады? Налицо попытка создать необратимую ситуацию.... Выводы ЕЦБ (насколько мне сообщили) противоречат не только оценкам таких авторитетных компаний как Ernst&Young, Colliers, Cushman&Wakefield, BakerTilly и мнению аудитора PWC, но и мнению самого FKTK, как минимум, ДВАЖДЫ проводившего инспекцию этих самых активов. Отмечу, что с конца 2014 они особо не менялись, а все решения по активам с сентября 2015 требовали обязательного одобрения FKTK. 

 

ЕЦБ часто базировал свои выводы на абсолютно гипотетических допущениях типа «допустим принудительную продажу актива с дисконтом 35%» или «допустим денежные потоки заёмщика упали на 60%». Извините, но так оценки не делают! Давайте просто допустим, что все упало на 100% и стоит ноль....


То закрываем все банки?

 

Г.Г: Очевидно, что если бы такие подходы применили к любому другому латвийскому банку, то ровно любому банку можно объявлять неплатежеспособность. Это, кстати, неформально в разговорах с руководством банка признавали и сотрудники FKTK. Так что ваш министр финансов лжет - это не рядовое событие, как он утверждает. И другие латвийские банки не в порядке - если к ним применить такой же подход, то их все можно признавать банкротами.

 

Но FKTK утверждает, что проблемы у банка начались только с 2017 года. Это так?

 

Г.Г: Как такое возможно, если активы не меняются с 2014 и никаких существенных событий с тех пор не случилось? С 2015 года FKTK принимает все решения в банке - уже де-факто четыре года подряд. И весной 2017 они провели свою проверку.... что же такого случилось в конце 2017 года? Знаете, что случилось? Банк написал в ЕЦБ о коррупции Римшевича, подал на него заявление в полицию и на государство Латвию в суд. Думаете, что это все совпадение? Нет. Это и есть истинная причина ухудшения отношений, случившаяся в конце 2017 года. А дальше мы знаем - Римшевич был в 2018 арестован, а ЕЦБ принялся яростно защищать своего коррумпированного коллегу.

 

Но ЕЦБ загнал себя в ловушку - всем известная латышская мафия администраторов неплатежеспособности кинется разворовывать банк, начнёт дёшево продавать активы на базе «самого авторитетного» мнения ЕЦБ. ЕЦБ с FKTK должны будут материально ответить за ущерб, нанесённый в результате этого подхода. А если активы будут проданы за реальные цены, то окажется, что банк ликвидировали зря, и ЕЦБ с FKTK также должны будут отвечать за это. Я уже написал им формальное письмо по этому поводу.

 

Г.Г: Почему вы вообще продали банк. Устали бороться с системой? Нужны были вливания в банк?

 

Понятно, что в качестве коррупционного давления на меня регуляторы требовали внести дополнительные деньги в капитал банка. 

 

Не хочешь платить нам миллион в карман - заставим заплатить 10 миллионов в капитал организации. Вот примитивно выглядит один из коррупционных приемов.

 

Но встречный вопрос - будете ли вы вносить куда-то деньги, если вы стали объектом коррупционного преступления? Хочет ли кто-то инвестировать в актив, если его дискриминируют и творят произвол? Никто не захочет! Тем более, что последующие инвестиции могут также легко уничтожить, как и предыдущие. Чтобы этого избежать я пытался добиться расследования коррупции и внимания правительства к данному вопросу. Я раз 5 или 6 написал вашему премьеру с предложениями закончить спор, не убивать банк и гарантировать дальнейшие инвестиции. Но все его ответы были совершено уклончивыми. Ни одно мирное предложение не было принято! Я готов раскрыть всю эту переписку - ваша страна должна знать кто ей руководит! Поэтому не видя путей решения конфликта, натыкаясь на глухую стену во властных коридорах Латвии, я нашёл новых инвесторов - готовых в таких условиях на инвестицию и желавших урегулировать конфликт с ЕЦБ и Латвией. Задача это, сразу скажу, не простая и желающих инвестировать в вашу прекрасную страну в мире почему-то, мягко говоря, очень немного.... Новые акционеры были и ОСТАЮТСЯ по сей день готовыми выполнить требования! Но кто-то очень торопиться уничтожить банк у которого - а) не отозвана лицензия и который б) не признан неплатёжеспособным!

 

Можно догадаться, что от Латвии вы теперь будете держаться подальше.

 

Г.Г: Я давно сделал для себя простой вывод и буду советовать его всем бизнесменам и инвесторам - держаться от Латвии подальше.

 

Но ваш судебный иск против Латвии остается в силе?

 

Г.Г: Я и члены моей семьи остаются истцами в суде против Латвии. Сумма требований должна, конечно, быть снижена на сумму продажи банка, но если Латвия хочет расторгнуть сделки по продаже банка, то тогда в суде мы будем требовать вернуть всю сумму инвестиций. А это в несколько раз больше цены которую мы получили за акции. Суть спора останется неизменной - дискриминация на основе коррупции. Думаю, у нас хорошие шансы доказать международному суду коррупцию в Латвии.



Оригинал статьи читать здесь:  https://rus.db.lv/novosti/eksklyuzivnoe-intervyu-s-grigoriem-guselnikovym-mne-uzhe-peredali-neformalnyy-privet-ot-rimshevicha-484590

 



 







Поиск