Латвия, Пенсионеры, Прямая речь, Финансы

Балтийский курс. Новости и аналитика Четверг, 12.12.2019, 11:45

Indexo: полагаться только на первый пенсионный уровень безрассудно

Ингуна Укенабеле, LETA, Рига, 11.07.2019.версия для печати
Председатель правления АО Indexo Валдис Сикснис напомнил о демографических проблемах, из-за которых полагаться только на государственную поддержку было бы своего рода безрассудством со стороны латвийских пенсионеров. В свою очередь падение результатов работы пенсионных планов в прошлом году, по его словам, не стоит воспринимать слишком критично, потому что они связаны с циклическими процессами на рынках акций.

Как стоит оценивать прошедший год с точки зрения управления пенсиями, ведь многие указывают на снижение доходности пенсионных планов? Стоит ли волноваться по этому поводу, или это тоже циклические колебания?


Валдис Сикснис: Насчет отдачи как таковой, конечно, нужно волноваться, потому что пенсионные накопления создаются для того, чтобы их приумножать. Однако значимость отдельно взятого года однозначно преувеличивать не стоит. Пенсионные накопления в финансовом мире являются самыми долгосрочными, и опыт показывает, что вклады в самые рискованные активы дают самую лучшую отдачу.

 

Например, рынок акций за более долгий срок дает большую отдачу. Классическим примером является американский рынок акций и индекс S&P500. Если мы берем последний век, с 1900 по 2000 год, то один доллар, вложенный в начале столетия, к концу столетия превратился бы в 700 долларов, что является фантастическим результатом.

 

В Европе результат немного хуже, но и там вложенный в начале столетия евро к концу века превратился бы в 300 евро. Это заставляет думать, что долгосрочные вложения в активы такого вида являются правильным выбором.

 

Однако прошлое учит нас и другим вещам - в течение этого же века случилась Великая депрессия, две мировых войны, и в этом периоде можно найти не только неудачные годы, но и неудачные пятилетия, а также посредственные десятилетия. Однако, если мы случайным образом выберем более длинные отрезки от 15 до 20 лет, их результат будет близок к общему уровню доходности всего столетия.

 

Поэтому, думая про 2018 год, не стоит преувеличивать и впадать в панику. Смотря на примеры из прошлого, можно сказать, что коррекция, произошедшая в 2018 году, не является самой крупной. Мы видели и наверняка еще увидим куда большие коррекции. Прошлое учит нас быть терпеливыми, потому что в долгосрочной перспективе результат является хорошим.

 

Я отдаю себе отчет в том, как людей раздражают такие ответы управляющих пенсионными фондами - так сказать, дайте нам еще денег, и через лет 20 мы скажем, было ли это решение правильным! Можно в этой ситуации посмотреть на мировые тенденции. Принимая во внимание латвийские ограничения в том, куда можно вложить деньги пенсионных фондов, примерную параллель можно провести с мировыми индексами MSCI. Если мы видим, что мировые индексы идут наверх, а в латвийской пенсионной системе - падение, то что-то не в порядке. Однако, если корреляция есть, то не стоит сильно волноваться.

 

Поэтому советую, как я уже говорил, быть терпеливыми. А во-вторых, не нужно слушать хвастунов, которые после одного успешного года обещают золотые горы.

 

Однако ни в Европе, ни в мире в прошлом году никакого кризиса не было, и экономика понемногу росла. Почему же было случилось падение доходности пенсионных планов?

 

В.С.: Если мы говорим о рынках акций, то в конце прошлого года как раз было падение, за которым опять последовал рост. Именно в конце года образовалась ощутимая "яма". Если бы мы оценивали годовые результаты в январе, все было бы гораздо позитивнее. К тому же это падение не было чем-то уникальным, свойственным только латвийской пенсионной системе. Результаты латвийской пенсионной системы не были оторваны от окружающей реальности.

 

Эта ситуация напоминает о том, что тем, чей пенсионный возраст приближается, вовремя нужно переключиться с активных пенсионных планов на консервативные. Это обязательно нужно сделать за пять лет до запланированного ухода на пенсию, а может, и раньше. Это важно, чтобы не получилось так, что перед уходом человека на пенсию произойдут такие коррекции и ему просто не хватит времени, чтобы пенсионный план вернулся к прежней стоимости.

 

Можно ли сейчас сделать прогноз на этот год?

 

В.С.: Я разделю свой ответ на две части, первая из которых будет о латвийской пенсионной системе в общем.

 

Латвийская пенсионная система хороша и современна, особенно после изменений в законах о понижении потолка комиссий. Однако нужно и дальше ее совершенствовать.

 

К примеру, сейчас каждый должен выбирать управляющего и пенсионный план. Но есть достаточно много людей, которые этого выбора не делают. В основном это молодые люди, которые только начинают работать и получают свою первую зарплату. В таком случае Государственное агентство социального страхования в случайном порядке определяет их к кому-то из управляющих. К тому же закон предполагает, что их средства будут вложены в консервативные пенсионные планы, которые подразумевают вложения денег только в облигации. Проблема заключается в том, что, за редким исключением, это молодые люди. Мы предлагаем вкладывать их средства не в консервативные, а в активные пенсионные планы. Можно рассуждать и о других улучшениях.

 

Если говорить о ситуации на финансовых рынках, то я скептически отношусь ко всем, кто дает стабильные прогнозы. Точно прогнозировать процессы на финансовых рынках невозможно. Поэтому лучшим выбором, на мой взгляд, является пассивное управление активами, которое позволяет получить средний прирост рынка с минимальными вложениями. Попытки обыграть рыночную тенденцию являются чем-то сродни игре в казино. Может повезти один раз, может повезти даже несколько раз, но полагаться на везение в течение 20, 30 , 40 лет нереально. И в казино вы однажды можете сорвать большой куш, но, если вы будете ходить в казино на протяжении 30 лет, то в общей сложности все равно проиграете.

 

Являются ли возможности вложений в пенсионные фонды достаточно привлекательными?

 

В.С.: Один шаг в этом направлении уже сделан, потому что раньше в Латвии была очень консервативная пенсионная система. До начала прошлого года в рамках активных планов в акции можно было вкладывать только 50% средств, теперь уже почти полтора года эта планка составляет 75%. Однако молодым людям нужны планы, которые позволят вкладывать в акции до 100% средств. К тому же в Латвии постоянно ведутся дискуссии о том, где пенсионные деньги должны "работать" - за рубежом или в Латвии. Здесь можно только продолжить жаловаться на то, что в Латвии возможностей для вложения средств немного.

 

По вашему мнению, дало ли ожидаемый эффект повышение до 75% пропорции средств, разрешенных для вложения в акции?

 

В.С.: На мой взгляд, судить об этом еще рано. Однако сейчас почти все крупнейшие управляющие пенсионными фондами создали активные планы с удельным весом акций в 75%. Появилась и такая инновация, как планы жизненного цикла, когда людям, рожденным в определенное десятилетие, предлагают присоединиться к одному плану, в котором с течением времени будет меняться пропорция акций и облигаций, чтобы людям самим ничего не пришлось менять. Сумма средств, вложенных в эти планы акций, в абсолютных числах пока невелика, но мы видим, как с каждым месяцем, с каждой неделей она растет. Я хотел бы подчеркнуть, что из новых активных планов именно наш план "Indexo Jauda" является самым большим, его активы составляют 55 млн евро.

 

Рижская фондовая биржа уже долго говорит о том, что хотя бы частично нужно начинать котировать и акции крупных государственных компаний. Вам как управляющему пенсионными планами такие возможности вложений кажутся привлекательными?

 

В.С.: Это стало бы основанием для создания соответствующих планов. Я думаю, что управляющие пенсионным капиталом ответили бы на такую возможность.

 

К тому же это не только позволило бы развить рынок капитала, но и улучшило бы корпоративное управление. К примеру, сейчас в Латвии актуальна история Rigas satiksme.  Похожие события несколько лет назад развивались в порту Таллина - были отстранены должностные лица, заведено дело о коррупции. Сейчас управляющую Таллиннским портом компанию Tallinna Sadam называют историей успеха, потому что она прошла через существенные изменения, и одним из компонентов этого успеха стало то, что часть акций компании стала котироваться на бирже. Этот факт заставил ввести высокие стандарты корпоративного управления, прозрачность и т.д. На сегодняшний день Tallinna Sadam считается очень хорошо управляемым предприятием. Поэтому на эту ситуацию можно смотреть и таким образом, что власть, сохраняя контроль, потому что на бирже не должны котироваться все акции, может достичь улучшений в корпоративном управлении.

 

 Indexo за два года работы переступил порог в 100 млн. евро активов, к тому же в вашем управлении находится сравнительно большой объем активов к отношению числу участников пенсионных планов. Чем вы это объясните?

 

В.С.:  Исследования свидетельствуют о том, что знания людей об управлении пенсионным капиталом улучшаются, но медленно. Существует достаточно большой разрыв между самой информированной частью населения и менее информированными людьми. И обычно это коррелирует с их доходами, потому что обычно самыми информированными людьми оказываются люди с лучшим образованием и более высокооплачиваемой работой. Наше предложение не является самым простым, поэтому первыми, кто увидел его преимущества, стали самые информированные люди государства.

 

Довольны ли вы первыми двумя годами работы?

 

В.С.: Да. Управление пенсионными накоплениями является объемным бизнесом, и самое важное - расти. Проект Indexo, так же как пенсионное накопление, не является мероприятием одного дня или быстрым способом заработать деньги. Мы вкладываемся в развитие и на сегодняшний день являемся самым быстрорастущим управляющим пенсионными планами.

 

Минимальным капиталом, требующимся для начала работы, было 500 000 евро, и мы осознанно привлекли намного больший капитал, составивший почти 2,5 млн евро. Целью было продемонстрировать подушку безопасности нашим потенциальным клиентам. Нам было ясно, что ни в первый, ни во второй, ни в третий год мы еще не начнем зарабатывать. Уже сегодня можно сказать, что проект Indexo оказался успешным, и люди, вложившие свои деньги, могут быть уверены, что их инвестиции выросли.

 

И этот год вы можете закончить с потерями?

 

В.С.: Нам еще пару лет нужно будет инвестировать в рост и привлечение клиентов.

 

Насколько большой объем активов вы хотите привлечь?

 

В.С.: Нашей начальной целью было занять 10 или больше процентов рынка, и она не поменялась.

 

Продолжите ли вы привлечение новых акционеров?

 

В.С.: Нам в течение следующих 12 месяцев нужно будет произвести дополнительную эмиссию акций. Наш собственный капитал сейчас составляет неполных 2,4 млн. евро, но, когда управляемые нами активы приблизятся к отметке в 200 млн., по закону наш собственный капитал должен будет составлять не менее 3 млн. евро. Это значит, что нам нужно будет увеличить собственный капитал на почти 700 000 евро. Скорее всего, этот вопрос станет актуальным в конце года, и тогда мы сообщим о конкретных планах. У нынешних акционеров в случае новой эмиссии акций будет возможность выкупить новые акции пропорционально, но я не исключаю расширение круга акционеров.

 

На биржу для привлечения капитала не пойдете?

В.С.: Сейчас для этого слишком рано. Наше предприятие успешно, но капитализация рынка пока не оправдала бы всех затрат, связанных с котировкой. Однако в более далекой перспективе при диверсификации предложения продуктов это определенно не исключено. Однако никаких конкретных планов на этот счет сейчас нет.

 

Сейчас вы вместе с INVL являетесь единственными управляющими пенсионными накоплениями, за которыми не стоит никакой банк. Как это влияет на вашу работу?

 

В.С.: Для обеспечения безопасности пенсионной системы у каждого управляющего должен быть свой банк, который не только хранит средства, но и обеспечивает своего рода контрольный механизм того, как управляющий поступает с доверенными ему деньгами. Это правильно. Но нам не кажется правильным существование ограничения, заключающегося в том, что это могут делать только зарегистрированные в Латвии коммерческие банки. Начнем с того, что в Латвии совсем не много банков, которые предоставляют такую услугу. Есть даже некоторые созданные банками управляющие пенсионными накоплениями, которые эту услугу покупают у других банков. Расходы, требующиеся от управляющего пенсионными фондами, за которым не стоит свой банк, у нас намного выше, чем в других странах мира. В несколько раз выше. Негативным является то, что в конце концов за это платят участники пенсионных планов, потому что управляющий вынужден эти траты включать в свою комиссию.

 

Для третьего пенсионного уровня банк, в котором хранятся деньги, может иметь европейскую лицензию, а для второго уровня такое не допускается. Эту ситуацию можно было бы улучшить, чтобы снизить уровень комиссий управляющих пенсионными фондами.

 

То, что за нами не стоит никакое финансовое учреждение, означает, что нам нужно бежать быстрее, двигаться больше и делать все по-другому, чтобы нас заметили. Это означает то, что у нас нет сети филиалов и других услуг, при продаже которых можно предлагать пенсионный план. Однако, несмотря на эти ограничения, как я уже упоминал, мы являемся самым быстроразвивающимся управляющим пенсионным капиталом.

 

Достаточно ли жесткая конкуренция между управляющими пенсионными накоплениями в Латвии?

 

В.С.: Когда вы пытаетесь завоевать рынок, вы создаете конкуренцию. Когда же вы достигаете желаемой позиции, всегда есть соблазн сказать, что конкуренция очень острая и было бы хорошо, будь она помягче.

 

Но я думаю, что конкуренции нужно продолжать способствовать. Как я уже упоминал, нужно было бы либерализировать услуги банков - держателей средств, позволить большему кругу банков предоставлять их. Управление пенсиями является бизнесом с низким риском, но требования достаточности капитала в Латвии достаточно высокие. Например, капитал в три миллиона евро при достижении активов в 200 млн. евро может стать большой преградой, если за управляющим не стоит акционер с глубокими карманами. Чтобы способствовать конкуренции, мы могли бы позаимствовать у соседних стран более низкие требования к наличию капитала.

 

Готовитесь ли вы расширить круг предлагаемых пенсионных планов?


В.С.: У нас есть три пенсионных плана, и на данный момент этого достаточно. Мы не хотим смущать наших клиентов слишком большим количеством пенсионных планов. Для молодых людей подойдет нлан "Indexo Jauda" с самым большом удельным весом вложений в акции, далее следует пенсионный план, где в акции вкладывается 50% средств, а затем - консервативный пенсионный план, в котором средства вкладываются только в облигации.

 

Мы следим за тем, каким будет спрос на т.н. пенсионные планы жизненного цикла, которые сейчас появились. Мы могли бы в будущем обдумать возможность создания и таких планов. Хотя слишком большое количество пенсионных планов смущает клиентов. К тому же создание каждого плана включает в себя небольшие, но все же дополнительные административные расходы.


Думаете ли вы о присоединении и к третьему пенсионному уровню?

 

В.С.: Этот вопрос нам задают чаще всего. Мы эту тему изучаем очень внимательно, и, так же как со вторым пенсионным уровнем, мы хотим предложить что-то отличное от других, что-то, чего на рынке еще не было, поэтому не хотим торопить события. Я не хочу сказать, что мы тянем резину, но третий пенсионный уровень все еще развивается, завоевывает популярность, поэтому мы ничего не пропустили. Когда мы укрепим свои позиции на втором пенсионном уровне, у нас будут лучшие шансы быстрее достигнуть хороших результатов и на третьем пенсионном уровне.

 

Так что третий пенсионный уровень есть в нашей повестке дня, мы работаем над этим вопросом, но я пока не могу назвать конкретных сроков и сказать, когда мы будем готовы стартовать в этом бизнесе.

 

Показатели третьего пенсионного уровня улучшаются, однако вложения в него в Латвии можно назвать сравнительно маленькими. Что это означает? Жители Латвии не думают о накоплении дополнительного пенсионного капитала или им не нравятся пенсионные фонды, и вместо этого они покупают недвижимость или каким-то другим способом откладывают деньги на старость?

 

В.С.: Если честно, до этого момента объем комиссий на третьем уровне был таким большим, что без возможности вернуть через этот продукт часть уплаченного подоходного налога вложения не были бы оправданы. Поэтому я не исключаю, что часть общества выбирает другие способы накопления.

 

Однако ввиду наличия хорошо известных нам демографических проблем полагаться только на пенсию первого уровня - своего рода безрассудство. Это отсылание счетов следующим поколениям. С одной стороны, мы можем рассчитывать на солидарность поколений, потому что мы содержим сегодняшних пенсионеров. Но, с другой стороны, принимая во внимание демографическую угрозу, нельзя будет обойтись и без накопления собственных денег, которое предлагают второй и третий уровень.

 

Когда в 2003 году была создана сегодняшняя трехуровневая пенсионная система, было задумано, что на второй пенсионный уровень социальные взносы будут попадать в размере 12%. Тогда эти взносы действительно составили бы существенную часть будущей пенсии. До кризиса мы постепенно спустились до ставки в 8%. Во время кризиса ставка была уменьшена до 2%. Сейчас она поднялась до 6%, что, конечно, больше, чем ничего или 2%, но все равно существенно отстает от начальной задумки. Поэтому большая ответственность ложится на каждого человека, который должен делать накопления.

Становятся все громче дискуссии о том, что, если сейчас в системе ничего не поменяется, мы и в будущем продолжим "производить" бедных пенсионеров, потому что изначально хорошо задуманная пенсионная система столкнулась с теневой экономикой и недостаточными взносами на второй пенсионный уровень. Вы с этим согласны?

 

В.С.: Для всех нас важен экономический рост - если Латвия будет развиваться, это принесет большие зарплаты и большие пенсии. Это остается сверхзадачей.

 

Однако для нашего поколения очень важен и вопрос демографии. И быстрое решение тут невозможно. К радикальным решениям об иммиграции общество не готово. Уже сегодня в Латвии одного пенсионера содержат двое работающих, что является довольно высоким показателем. Точные прогнозы по поводу того, что произойдет через 30 лет, делать трудно, но, вероятнее всего, один работающий будет содержать две трети или, при самом пессимистичном сценарии, одного пенсионера. Это через 20-30 лет может обернуться большим бременем для работающих и стать тормозящим фактором для конкурентоспособности латвийской экономики. Эту проблему можно рассматривать под различными углами, но очевидным решением является то, что мы сами сегодня должны копить деньги для своих будущих пенсий. Третий пенсионный уровень требует дисциплины от самого человека. Конечно, легче, когда решения принимаются на государственном уровне и накопление образуется автоматически, как это происходит на втором пенсионном уровне.

 

Однако есть и позитивные тенденции - люди живут дольше, и сегодняшний семидесятилетний человек отличается от семидесятилетнего человека послевоенного времени. Так что сегодняшняя ситуация может быть продиктована не только демографическим давлением, но и желанием людей быть активными и работать дольше.

 

Однако в случае отсутствия накоплений более долгая рабочая жизнь людей может стать вынужденной. Если мы накопим больше, то решение об уходе на пенсию будет только нашим выбором.

 

То есть вашей рекомендацией является вытащить из ящика застрявшую там 6%-ную ставку, которая попадает на второй пенсионный уровень?

 

В.С.: Конечно, для нас как управляющих пенсионным капиталом это выгодно. Но это соответствует и общественным интересам. Нужно понимать, что деньги первого пенсионного уровня не являются реальными. Это счет, который мы собираемся выслать нашим детям через 30 лет. У них может не быть денег, чтобы этот счет оплатить. У них может не быть желания оплачивать этот счет. Это проблема первого пенсионного уровня. В свою очередь на втором и третьем пенсионном уровне копятся реальные деньги, которые мы сможем получить при выходе на пенсию.

 

То, что предназначенные для второго пенсионного уровня деньги попадают на первый пенсионный уровень, значит только, что потенциальные накопления тратятся сегодня, хотя стоит делать обратное.

 

Если эти решения не будут приняты сегодня, нужно ли нам принимать во внимание предупреждение Банка Латвии о том, что завтрашние пенсионеры получат только около 40% своей зарплаты в качестве пенсии?


В.С.: Банк Латвии действительно сумел обратить внимание на этот вопрос. Сложно сделать точные расчеты по поводу того, что случится через 30-40 лет. За это время могут произойти различные повороты. Но можно сказать, что, если мы сегодня ничего не поменяем в системе, люди, выходящие на пенсию в будущем, могут столкнуться с ощутимым снижением качества жизни при выходе на пенсию. С одной стороны людям, выходящим на пенсию, много денег не нужно, потому что отпадает необходимость ездить на работу, а ипотека, скорее всего, уже выплачена. Но, чтобы не пострадало качество жизни, пенсия должна составлять хотя бы 70% от зарплаты конкретного человека.

 

Насколько большой проблемой для пенсионной системы являются "зарплаты в конвертах" и налоговый режим микропредприятий?

 

В.С.: Зарплаты в конвертах" являются проблемой для всей экономики, а не только пенсионной системы. Здесь можно перечислить целый спектр проблем, но я думаю, что мы все их осознаем. Люди, которые не платят налоги, ездят по дорогам, пользуются медицинскими услугами и отправляют детей в школу, но платят за них окружающие.

 

Специфические налоговые режимы, в том числе налог с микропредприятий, не являются честной системой. Это должна была бы быть очень ограниченная и кратковременная поддержка, помогающая человеку начать хозяйственную деятельность. Однако долговременное сохранение такого режима несправедливо по отношению к окружающим, которые платят полный социальный налог. Всегда будет социально незащищенная часть населения, заботиться о которой должны остальные. Но если здоровый человек с высшим образованием десять лет подряд использует налоговый режим микропредприятия...Это просто несправедливо по отношению к другим.






Поиск