Прямая речь, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Понедельник, 19.08.2019, 09:10

Дуализм глобальной мировой «головы» на фоне концепции «устойчивого развития»

Юрис Балтгайлис, Dr.oec., Институт транспорта и связи, специально для БК, Рига, 09.07.2019.версия для печати
Нынешняя глобализация — не первая. Еще Ленин в работе 1915 года «О лозунге Соединенных Штатов Европы» провозгласил становление Соединенных Штатов мира и грядущее исчезновение демократических государств под напором коммунизма! В качестве альтернативы, уже по завершении первой мировой войны, страны Антанты создали Лигу Наций, как предтечу мирового правительства. Можно на каждом углу костерить «проклятых империалистов», но вот что неожиданно выясняется – среди бенефициаров первой мировой войны чуть ли не первые места заняли господа-товарищи социалисты, а политический бомонд Запада серьезно полевел.

Традиционное для нас разделение на «правых» и «левых» появилось в период Французской революции конца XVIII столетия. Потом, примерно, за два века происходило только следующее: «правое» скукоживалось, а «левое» расширялось. В XXI в., фактически, не осталось «правых» партий, стоящих на роялистских и религиозно-христианских позициях, защищающих права семьи и свободу реального частного владения. Нынешние «правые» – это либералы (иногда, национал-либералы), которых еще не так давно числили по «левому» списку.

 

Первая Мировая война была манной небесной для социалистов: от «левых» и до «правых», от «интернационалистов» и до «националистов». Достаточно вспомнить, кто руководил главными державами – участницами Второй Мировой войны (в ходе войны, перед ней и после): И. В. Сталин (СССР) – бывший социал-демократ, коммунистический лидер; Б. Муссолини (Италия) – экс-социалист, фашистский вождь; А. Гитлер (Германия, Третий Райх) – глава национал-социалистической рабочей партии, фюрер; А. Л. Блюм (Франция) – премьер министр с 13 марта по 10 апреля 1938 г., в правительстве де Голля, а затем и председатель Временного правительства Французской республики (16 декабря 1946 – 22 января 1947 г.); К. Р. Эттли (Великобритания) – лейборист, единственный человек, кроме самого У. Черчилля, входивший в кабинет последнего в 1940 – 1945 гг., премьер-министр с 26 июля 1945 г. За скобками остаются только США и Японская империя. Но… президент Соединенных Штатов Франклин Д. Рузвельт (4 марта 1933 – 12 апреля 1945 г.) в борьбе против экономических неурядиц «Великой депрессии» использовал откровенно социалистические методы, в том числе и рецепт «трудовой армии» по Л. Д. Троцкому.

 

В сегодняшней Европе, вообще, не осталось весомых политических сил, не исповедующих социализм хотя бы и в малой степени. Отсюда и возникают и доминирование секс-меньшинств, и любовь к «угнетенным» беженцам, и произвол ювенальной юстиции, и резкая антихристианская политика, и ужесточение контроля за населением с помощью технических средств, и удивительная одноголосица крупнейших СМИ, и перераспределение капитала, отнюдь не с помощью рыночных инструментов, и многое, многое другое.


Социализм на Западе победил

Социализм на Западе победил. Государство знает лучше, чего надо гражданину и какие у него должны быть ценности, определяет рамки лояльности и очерчивает какое считает нужным информационное пространство! Кто стоял во главе, взращенной в последние десятилетия конструкции Соединенных Штатов Европы, или роднее — ЕС?  Среди отцов основателей, сплошь социалисты и их последователи, среди которых видный республиканец Роберт Шуман, любимчик профсоюзов Жан Монне, видный социалист и профсоюзный деятель Жак Делор, певец социально-рыночной экономики Конрад Аденауэр и многие другие, кто мужал и просвещался именно в тот период, когда Маркс и Энгельс запустили в общественное сознание  Призрак Коммунизма.

 

Именно после первой мировой войны левые правительства решились поживиться на костях трех империй, Германской, Австро-Венгерской и Российской. Левые по Троцкому стремились к перманентному захвату власти над всем миром, где социалистические принципы позволят удерживать монопольное положение в экономике и регулировать по своему усмотрению распределение мирового богатства, что в принципе остается главным принципом социализма и по сей день.

 

Именно после событий первой мировой войны, когда социалисты всех мастей начали  набирать вес в своих странах, строить глобальный мир по своим  воззрениям, начали формироваться структуры противостоящие им не столько либеральными идеями, сколько финансовыми возможностями, накопленными в ходе войны и прежде всего сформировавшими в 1913 году такую глобальную структуру как Федеральную резервную систему или ФРС, оказавшуюся способной в перспективе контролировать всю мировую финансовую систему. Люди, учредившие эту систему, прекрасно понимали, что она не является федеральной, ею владеют и управляют частным образом. Уже в 1980 году Конгресс США принял Закон о монетарном регулировании, который предоставил ФРС контроль над всеми депозитарными учреждениями, не зависимо от того, являлись ли ранее банки участниками этой системы. 

 

В отличие от ярых социалистов, плохо усвоивших диалектику Гегеля, создатели ФРС прекрасно понимали, что противоречия движут миром и кто-то должен разрешать эти противоречия, причем с новым качеством, угодным в первую очередь тем, кто во главе этого процесса, когда каждый следующий рубеж достигается взаимным отрицанием исходных начал по формуле «тезис – антитезис – синтез». В быту его проще назвать принципом «нанайских мальчиков». Это и двухпартийные системы Запада, и сегодняшний глобализм с антиглобализмом.  Так появился один из главных принципов управления миром: две руки, управляемые одной головой, в принципе это универсальный глобально-управленческий подход, в философии именующийся «диалектическим».  В целом можно говорить о чистых или назовем их «упертых»  глобалистах, готовых распространять олигархическую монополию на весь мир и примитивно подчинять их своим интересам и глобалистах «диалектиках», более ушлых и продвинутых, изучивших и учитывающих процессы становления мирового порядка, пытающихся следовать законам развития, постепенно подчиняя этот процесс своим интересам, а «голова» или мозговой центр у них  один, поэтому и происходит постоянное дежа вю у мировой «головы»…


Дуалистический подход мировой «головы»

Ярким примером дуалистического подхода мировой «головы» к получению нужного ей   результата, явился процесс одновременной помощи в обновлении экономик нацистской Германии и сталинского СССР. Американские капиталовложения в Германии были направлены в первую очередь в машиностроительную, автомобильную, электротехническую, авиационную, нефтяную, химическую и прочие отрасли промышленности военного значения. Когда американские солдаты в июне 1944 г. вторглись в Европу на джипах, грузовиках и танках, произведенных большой автомобильной тройкой они были неприятно удивлены тем, что противник также передвигается на грузовиках «Форд» и «Опель», изготовленных на 100-процентных дочерних предприятиях, принадлежащих General Motors, и летает на самолетах, построенных компанией Opel.

 

 В 1929 году, когда Великая депрессия в США стала реальностью, без работы остался именитый архитектор Альберт Кан. Он был известен тем, что построил завод Форда в Детройте. А в 1930-х он составил план промышленной модернизации в России. За несколько лет в СССР ударными темпами построили более 500 заводов. По некоторым оценкам, это обошлось Союзу в $2 млрд. (по нынешнему курсу это почти $250 млрд.). Нанятые американские инженеры перенесли готовые проекты заводов из США и привезли свое оборудование. К примеру, московский завод АЗЛК был сделан по образцу сборочных производств Форда.

 

Еще более зловещий эпизод с проявлением раздвоения личности мировой «головы» произошел в начале второй мировой войны.

 

3 сентября 1939 года Франция и Великобритания стали первыми государствами, которые объявили войну нацистской Германии. На тот момент обе европейские державы значительно превосходили по военной мощи гитлеровскую армию. Однако в Париже и Лондоне предпочли не ввязываться в события в Польше, нарушив тем самым союзнические обязательства в отношении Варшавы.

 

Французы называют этот период, продолжавшийся более 8 месяцев, "странная война", англичане и американцы – "фальшивой, поддельной, показной войной", немцы – "сидячей войной". 23 августа на заседании комитета национальной обороны Франции военное командование заявило, что вооруженные силы Франции находятся в таком состоянии, которое позволяет выполнить обязательства перед Польшей. 26 августа французы отмобилизовали 72 дивизии. С начала войны на Западном фронте со стороны немцев находилась 31 дивизия.

 

Англия и Франция бездействовали. На Германию за весь сентябрь не было сброшено ни одной бомбы, только листовки. Таким образом, Гитлер убедился, что они нападать не собираются, а ждут начала советско-германской войны. 7 сентября 1939 года французская армия перешла немецкую границу и захватила более десяти населённых пунктов. Однако за пять дней боевых действий союзнице Польши удалось прорваться лишь на 32 км вглубь территории Германии. 12 сентября французское командование отменило наступательную операцию.

 

Перед вводом французских войск вермахт, лишённый возможности оказать реальное сопротивление, заминировал приграничную полосу. По мере продвижения французов немецкая армия осуществляла внезапные манёвры и наносила контрудары. 16—17 сентября нацисты вернули все потерянные территории.

 

Великобритания и вовсе фактически отказалась от военной помощи Варшаве. Дополнительные силы королевства появились на немецкой границе только в середине октября 1939 года, когда по Варшаве маршировали нацистские солдаты. Французское командование сочло положение Польши безнадёжным и продолжило укреплять оборонительную линию Мажино.

 

Пассивное отношение правящих кругов Англии и Франции к войне против Германии наблюдалось не только на фронте, но и в тылу. Мероприятия по перестройке промышленности для удовлетворения непрерывно растущих нужд фронта были растянуты на долгие годы. Наличные ресурсы стратегического сырья французские промышленники продавали немцам (оживленная торговля шла через Бельгию и Люксембург). Складывается впечатление, что союзники Польши лишь мониторили процесс выполнения Германией других обязательств, сделав их необратимыми. Как это похоже на стратегию сталкивания лбами неугодных противников двумя руками одной головы?

 

 Сталин ждал больше двух недель после вторжения германских войск в Польшу, прежде чем выполнять условия пакта Молотова-Рибентропа. Скорее ожидал, что Германии придется оттягивать войска для борьбы с объявившими ей войну Францией и Англией, давнейшая мечтой большевиков: стравить империалистов в смертельной схватке, и открыть дорогу перманентной мировой революции. Однако в  стратегических планах глобальных структур такой сценарий не значился, поэтому оценив ситуацию, при которой немцы и ухом не повели на мышиную возню на своих западных границах, понял что, говоря современным языком, весь флеш-моб предназначался для «отца народов», а конечной целью спектакля является именно он и советское государство. Когда немцы замкнули кольцо окружения вокруг Варшавы, Сталин принял решение отодвигать границы своего государства, чтобы упредить глобальные потуги мировой «головы» и двинул советские танки в Польшу.

 

Англия и Франция были в числе стран гарантов присоединения Клайпедского края к Литве, но после аннексии края Гитлером в 1939 году не оказали Литве никакой поддержки и помощи, хотя мировое возмущение нападением СССР на маленькую Финляндию чуть не перешло в фазу мировой войны, англичане уже готовы были посылать войска в Финляндию, а западный мир активно обеспечивал ее оружием. Нечто похожее с гарантиями произошло и на Украине в наше время, где Франция, Германия и Польша были гарантами мирного процесса смены власти президента Януковича, а в принципе отдали страну в руки Майдана. Обиженный Янукович потом на всех пресс-конференциях говорил о том, что после майданного переворота эти «гаранты» даже разговаривать с ним не захотели! Чего же он хотел: дело сделано, у «гарантов» печенюшки закончились, пусть теперь «голова» думает…То есть, там, где «голова» просчитала свои геополитические интересы и имеет долговременную стратегию, она до поры, до времени руки не распускает.

 

Читатель возможно возмутиться двойными стандартами западных политиков к мировым проблемам. Однако концепцию двойных стандартов сформулировал еще в середине 80-х гуру современной американской политологии Самуэль Хантингтон (Samuel Hantington) в своей книге


Столкновение цивилизаций

«Столкновение цивилизаций». Перечислив целый ряд проявлений такого рода он прямо заявил: «Двойные стандарты на практике – это неизбежная цена универсальных стандартных принципов». Ну как тут не вспомнить про мировую «голову» с двумя руками! Чтобы добиться исполнения главных принципов все средства, как говорится, хороши.


Так постепенно начали нарастать структуры этого управленческого подхода, во главе с глобальной «головой».


На северном берегу Женевского озера, в швейцарском городке Монтрё, вошедшем в историю как место подписания одноименной Конвенции Монтрё о статусе черноморских проливов (1936 г.), завершилось 67-е ежегодное заседание Бильдербергского клуба. Участие в нем приняли 130 представителей крупного бизнеса, политики, СМИ, «мозговых центров», НАТО и ряда других структур из 23-х стран Северной Америки и Европы.

Создан  Клуб в 1954 году в Остербеке, Голландия, собирается каждый год в обстановке секретности, СМИ на собрания не допускаются, за исключением приглашенных информационных «боссов», состав участников набирается из пула примерно в 450 человек; кого конкретно из них привлекают, зависит от обсуждаемых вопросов и т.д. Помимо этого самого «широкого круга» в 450 участников, имеется «узкий круг» из 35 человек — Исполнительный комитет (Steering Committee) и «совсем узкий» — десятка строго засекреченных имен Консультативного комитета (Advisory Committee).

 

Несколько фактов об участниках, характеризующих нынешнее заседание в Монтре: Международные организации — НАТО, ЮНЕСКО, ОЭСР и давосский Всемирный экономический форум; наибольшее представительство у крупного бизнеса — транснациональных компаний, банков и инвестиционных корпораций; за ним идут фонды и «мозговые центры»; после — политики, преимущественно из исполнительной власти, затем шефы СМИ, есть представители разведсообщества и профбоссы; топ-корпораций и банков много, поэтому назовем «самые-самые»: Goldman Sachs, HSBC, Santander, AXA (от нее председатель Steering Committee Генри де Кастри), Lazard, Total, Daimler, IT-гиганты Google и Microsoft; ключевые СМИ: Axel Springer, Economist, NBC, Bloomberg, Washington Post, Financial Times; страновое представительство: США, Великобритания и Канада — вместе под 50 участников; остальные — европейцы (Франция — 9, Голландия — 7, ФРГ — 6, Швейцария и Турция — по 5, другие меньше); из постсоветских республик — один эстонский премьер Юри Ратас.


Балтийское окно

Насчет приглашения эстонского премьера все становится понятным, если обратится к истории, когда именно маленькая Эстония спасла глобальный проект «диалектиков» Советскую Россию от находившихся при власти «упертых» глобалистов левого толка, желавших задушить этот проект в объятиях Антанты.

 

В начале 20-х годов в Ревеле, столице народившегося государства процветал криминал. Очевидец и участник событий Арманд Хаммер (Armand Hammer) потом вспоминал: «В то время Ревель был одним из перевалочных пунктов в торговле с Россией, но большая часть поступавших в него из России товаров представляла собой контрабанду: произведения искусства, бриллианты, платина и бог знает что еще. Все это нелегально отправлялось через границу».  

Советское постпредство в Ревеле превратилось в осиное гнездо криминала, где строгому учету подвергалось лишь золото, а изъятые из оправы драгоценные камни привозились в опечатанных мешках, часто без описи, на вес или в штуках. Итог работы «балтийского окна» был впечатляющим. По подсчетам царского финансиста В. Новицкого, только через эстонскую границу в 1920-22 годах большевики вывезли 350 тонн золота на сумму в 451 миллион золотых рублей. Всего же через страны Балтии в указанный период было вывезено не менее 500 тонн золота на гигантскую сумму около 700 миллионов золотых рублей (сегодня $22,7 трлн.). И это, не считая драгоценных камней, антиквариата и прочих ценностей, чью стоимость определить невозможно. «Балтийское окно» (не единственное, но главное) работало до середины 1930-х годов. Так что большевики, прекрасно сознавая с кем имеют дело, практически выкупили свою власть благодаря эстонскому окну, поэтому у Эстонии не малые «заслуги» перед столь глобальной структурой.


Европа Между Западом и Востоком

Когда «диалектики» провалили план первой глобализации во главе с «мировым правительством» в лице Лиги Наций, концептуальным центрам на Западе пришлось пересматривать свою стратегию. Еще одним фактором стало превращение США по итогам Первой мировой войны в главного мирового кредитора, в должниках у которого оказались все остальные державы-победительницы, включая Британию. С созданием в 1913 году Федеральной резервной системы, в которой Ротшильды участвовали вместе с американским «нефтяным» кланом Рокфеллеров, под полным олигархическим контролем оказались и США.

 

Однако превращение Советского Союза в сверхдержаву и раздел Европы между Западом и Востоком, привел к пониманию того, что холодная война надолго и до повторных попыток глобализации далеко. Именно тогда и возник проект «ячейки» Chatham House — Совет по международным отношениям (СМО) в Западной Европе, которым и стал Бильдерберг. То есть Бильдербергский клуб (группа) — это континентально-европейское продолжение Chatham House и СМО. В 70-е годы вслед за Бильдербергом появилась Трехсторонняя комиссия (Trilateral), распространившая влияние этого альянса на элиту Японии, через которую в 2000 году, в свою очередь, пошла экспансия в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). Трехстороннюю комиссию создавал Збигнев Бжезинский, который стал ее первым директором. Президентом же и Бильдерберга, и Трилатерали стал президент СМО Дэвид Рокфеллер, первоначально отвечавший среди пятерых братьев третьего поколения династии за банковский бизнес.

 

Сенатор и критик Трехсторонней комиссии Барри Голдуотер (Barry Goldwater) в своей книге «Без извинений» приводит декларированные цели Трехсторонней комиссии, так сказать, ее официальную вывеску: «Тесное трехстороннее сотрудничество для сохранения мира при руководстве мировой экономикой, при поддержке экономических преобразований и сокращении бедности в мире повысит шансы на спокойное и мирное развитие мировой системы».

Кажется, что может быть привлекательней столь благородных целей? Однако далее Голдуотер поясняет: «Действительными намерениями участников Трехсторонней комиссии было создание международной экономической силы, стоящей над политическими правительствами национальных государств-участников. В качестве руководителей и создателей системы они будут управлять миром».

 


Большая семерка

Хотя можно привести пример быстрого решения. «Европейский выбор Республики Молдова» на практике представлял собой доведенную до степени концентрированного уродства олигархию. Политический кризис в Молдавии — норма жизни. Он тянется годами, время от времени вступая в фазу обострения. Очередное такое обострение случилось в этом году и неожиданно закончилось тем, что однопартийцы президента страны Игоря Додона — Партия социалистов Республики Молдова — объединились с блоком правых партий АКУМ и сформировали новое правящее большинство, направленное против олигарха, у которого подкупленные  люди сидели во всех органах власти от Конституционного суда до районных администраций, используя свое служебное положение для приумножения капиталов самого богатого человека страны.


Подняться России и странам ЕС над геополитической конкуренцией на постсоветском пространстве однозначно помогла «голова», интересы которой не столь глубоко увязли в этой маленькой стране, в отличие от Украины. Россия и ЕС договорились об устраивающих всех конфигурации власти в Молдове и дружно поддержали народившееся большинство, а означенный олигарх просто сбежал из страны.


С Украиной так быстро не получиться, хотя там путь ясен и сопряжен с Минскими соглашениями, которые никто выполнять пока не торопится. Там слишком много интересов у структур мировой «головы» и процесс идет туго. Но судя по исторической логике, «голова» уже не готова развивать конфликты на уровне второй мировой войны при наличии в мире тысяч ядерных боеголовок, да и разумные «диалектики» строго следят за поползновениями «упертых», в противном случае дальнейшие планы американских военных, как они виделись за рамками официальных доктрин и лучше всего характеризовались фразой генерала Александра Хейга, госсекретаря при Рональде Рейгане: «Есть вещи поважнее, чем мир», уже давно бы были исполнены, тем более в мире достаточно мест и событий, где у ястребов просто чешутся руки чтобы сделать шаг в преисподнюю.


Скорее всего изменения планов Трампа в отношении бомбардировки Ирана, когда он за несколько минут до атаки на Иран дал отбой, больше связаны с Украиной. «Диалектики» не готовы терпеть много крупных конфликтов на земном пространстве одновременно, это слишком затратно и опасно для мира, скорее после разрешения украинского кризиса, может даже и по молдавскому сценарию, «голова» даст добро на схватку с Ираном? Но это предположение и естественная логика мирового процесса.


Что касается Китая, то тут «голова» взяла курс на мягкое вовлечение КНР в глобализацию на западных условиях. На словах Китай его принял, на деле повел собственную игру (формула Дэн Сяопина «не высовываться, держать фонарь под корзиной»). С расчетом не на свое «вовлечение» в западные структуры, а на свое в них внедрение с последующей адаптацией этих структур к собственным интересам.


Цифровой панцирь

С самого начала было видно, что рано или поздно, по мере осознания Западом наличия у Китая таких собственных интересов и невозможности их примирения с западными потому, что «два медведя в одной берлоге не уживаются», возможности консенсуса исчерпываются. И вопрос вскоре будет поставлен ребром: или — или, о чем, собственно, и сигнализирует «дело Huawei». Конечно со своими базовыми технологиями, а также автономными валютной, торговой и финансовой системами, которые не просто неподконтрольны нынешним глобальным институтам и не участвуют в проводимой по их лекалам глобализации, но и формируют свою систему институтов и навязывают нынешней мировой системе свою, встречную глобализацию, поэтому Китай создает много боли мировой «голове»! Градус противостояния Дональда Трампа с китайской телекоммуникационной компанией Huawei уже зашкаливает. Помещение IT-гиганта из Поднебесной в черный список США, с учетом вассальной зависимости от Вашингтона его сателлитов по НАТО и Европейскому союзу, а также по островной тихоокеанской периферии от Японии до Австралии и Новой Зеландии, поднимает против Huawei волну беспрецедентных гонений. Вслед за отказом от работы с ней Google и других IT-компаний из США процесс перекинулся в Европу, где, по некоторым данным, такие меры под давлением Белого дома тоже готовятся. Как только они будут введены, дискриминационный процесс неминуемо будет распространен на Японию. Это существенно осложняет дальнейшую экспансию китайского гиганта и ставит под сомнение его монополию на сети нового поколения 5G, в продвижении которых китайцы существенно опередили американских и южнокорейских конкурентов.

 

«Цифровой панцирь», который изначально планировался итогом глобализации, для чего и запустили также изначально убыточную «революцию» информационных технологий, которая на ранних этапах, по ряду данных, выкачивала из ВВП тех же США на 25% затрат больше, чем давала поступлений, — это не экономический проект. Это проект политический, имеющий прямое отношение к теме глобального господства, а «информационная революция» лишь метод его осуществления.

 

Понятно, что «упертые» глобалисты для Китая срочно приготовили «сытный бульон», которым хотели заполнить его информационное пространство.  В аспекте социальных платформ — силами Google и Facebook, в разрезе физической базы — другими IT-гигантами. На втором этапе, за агрегаторами новостей, поисковиками и социальными сетями в  страну пришли бы те, кто призван был заполнить их «правильной» информацией — «оппозиционные» СМИ с иностранным финансированием, НКО, купленные «лидеры мнений» и так далее. На третьем этапе режим беспрепятственно «меняют». И опять в конце высвечивается гнилостная монополия, столь приятная для «упертых».

 

Опять повторюсь, но логика подсказывает, что в данном случае сработали «диалектики», которые упредили попытки монополизировать процесс смены политической власти через захват информационного пространства и они сделали все для создания диалектической альтернативы, дабы прогресс не остановился. В 2005 году, в КНР было создано два аналога главного двигателя «цветных» революций Facebook — социальная сеть Renren и крупнейшая в Китае соцсеть Qzone, в 2009 году к ним присоединилась копия микроблогов Twitter — Sina Weibo. В 2006 году в России, также была создана своя социальная сеть «Одноклассники», а спустя несколько месяцев и «ВКонтакте». Аналогом YouTube в Китае стал видеохостинг Youku, в России — целый пул видеохостингов поменьше. Вместо Google у КНР появился Baidu, четыре из пяти китайских поисковых запросов теперь осуществляется через эту систему. В России, соответственно, возник «Яндекс». Аналогом платежной системы PayPal в Китае стал AliPay, в России — «Яндекс.Касса» и «Яндекс.Деньги». Аналогом WhatsApp — WeChat и так далее. То есть в целом Москва и Пекин создали собственные аналоги для большинства западных систем цифровой инфильтрации — сервисы такси, системы доставки грузов и многое другое, успев таким образом защитить себя от тихого «захвата».

 

В итоге, пока по компьютерам пользователей по всему миру беспрепятственно шагал Google и Facebook, Россия и Китай оказались единственными, кто имел весомые альтернативы.

 

Что касается отношения «головы» к простому человеку или даже народам, то тут много пропагандистской шелухи, хотя скорее дуалистически настроенная «голова» относится к человечеству с левой однозначностью, сформулированной еще Лениным и Троцким - как к массам трудящихся. Массы они есть массы, за ними человека не видно, но при необходимости эти массы могут легко раздавить неугодных, что социалисты научились делать еще в 30-е годы прошлого века. Для проекта «золотого миллиарда» массы вообще не подходят, хотя этот проект скорее себя исчерпал, ведь в мире уже осталось не более 8% белого населения, и эта раса стремительно сокращается, а ведь предполагалось, что именно она и будет составлять костяк этого миллиарда. Значительная часть американского политического, военного, разведывательного и научно-технического истеблишмента либо является выходцами из научных и университетских структур, курируемых Рокфеллерами, либо связаны с ними. Наиболее активно Рокфеллеры вкладывали средства в такие области, как медицина, биология, евгеника, вирусология, расология. Здесь есть некоторые направления, которые в конце 1940-х годов из-за распространенности их в Третьем рейхе были скомпрометированы. Но это именно те направления, которые в Америке спонсировали Рокфеллеры и которые до сих пор никуда не делись, а просто ушли в тень. Тем более что Рокфеллеры, как и большая часть мировой верхушки, большие сторонники сокращения населения планеты до 2 миллиардов человек. А решение этой задачи требует, помимо прочего, серьезных медицинских и вирусологических исследований.

 

Американский драматург Артур Миллер (Arthur Miller) заметил, что эпоха подходит к концу, «когда исчерпались ее основные иллюзии». Сегодня иллюзии докризисной эры, о воцаряющемся повсеместно экономическом благополучии повсеместно исчерпали себя. Для «головы» это серьезный сигнал, приходится массам, опутанным глобальными структурами, ждать новых кардинальных решений с разрешением народившихся противоречий на новом уровне и в новом качестве.






Поиск