Бюджет, Латвия, Медицина, Прямая речь, Рынки и компании

Балтийский курс. Новости и аналитика Вторник, 17.09.2019, 11:49

Государственные деньги не вылечат латвийскую медицину

Арнис Клуйнис, Neatkarīgā Rīta Avīze, Рига, 20.05.2019.версия для печати
Поддерживаемая государством медицина в Латвии сейчас дошла примерно до того же состояния, к которому советские колхозы пришли еще в 1990 году.

Если бы государство все это время платило колхозам столько, сколько потратило на содержание медицинских услуг, то колхозы до сих пор бы существовали и получали за это уже больше миллиарда евро в год.

К тому же за производство какого-то количества зерна или мяса колхозы могли бы отвечать, даже если этим количеством не прокормишь оставшихся в Латвии людей. И сейчас полностью приватизированное и щедро дотируемое Евросоюзом сельское хозяйство не исключает из меню местного населения бананы и оставляет место выбору между стейками из австралийских и аргентинских быков. Сколько бы рецептов ни было или еще только будет разработано в кулинарии, медицина со своим количеством рецептов обогнала ее на световой год.

Да, содержать колхозы Латвийская республика не смогла, но это не означает, что государство их разрушило. Государство этого не хотело, этого не могло и ему это было попросту не нужно, потому что колхозы порой разрушались сами по себе в буквальном смысле слова, поскольку колхозники растащили в свои личные хозяйства строительные материалы, предназначенные для колхозных построек, и все остальное, что не было приколочено, да и приколоченное тоже. Не только свежеиспеченная латвийская полиция ничего не могла поделать с таким движением имущества или масс – днем в общие зернохранилища или гаражи, а ночью в частные погреба или сараи. Намного более деятельная советская милиция тоже была бессильна перед такими преступлениями, поэтому заботилась только о том, чтобы украденное некуда было девать. Нельзя добиться того, чтобы доярка не воровала корм из общей кормушки 20 колхозных коров, но можно проконтролировать, что у нее только одна корова, иначе говоря, корова, которая кормится из колхозной кормушки. Таким же образом жила корова местного тракториста, корова агронома и две коровы председателя колхоза, и пока не больше 25 коров ели норму, рассчитанную на 20 коров, с голода они не помирали. Но как только в свободной Латвии (в плане количества коров свободной еще до 4 мая 1990 года) никто не смог ограничивать число частных коров, сразу выяснилось, что нельзя прокормить 50 частных коров за счет 20 колхозных. 

В плане таких открытий латвийская медицина отстает от сельского хозяйства на световой год. Только теперь Латвия дошла до той грани, когда государство или его жители больше не могут финансировать госмедицину, за счет которой живет частная медицина, растаскивающая по частным клиникам не столы и кресла, и даже не компьютерные томографы. Теперь речь не идет и о перекупке прошедших практику в государственных медучреждениях медиков, поскольку все они уже работают в частных учреждениях. 

В государственных больницах и тому подобных пунктах сбора больных их задача – вежливо показать несколько направлений пути к частным клиникам в соответствии с платежеспособностью, вкусами и диагнозом больного.

Им, конечно, нелегко уговорить людей, уже выбросивших миллиард евро в систему государственного обязательного медицинского страхования, заплатить еще как минимум столько же тем, кто оказывает частные медуслуги. Даже обеспеченные люди не хотят платить и не будут платить, пока их не убедят, что от отданных государству денег нет никакой пользы. 

Помочь врачам всегда готовы журналисты, в сотый и тысячный раз повторяя, что уплаченные жителями Латвии налоги в процентном соотношении вообще и на медицину особенно настолько ничтожны в сравнении с ВВП, что они вообще не считаются и ничего не означают. Еще большую благодарность врачи демонстрируют технологически продвинутым пациентам, которые, будучи полуживыми, способны организовать прямой эфир в соцсетях о том, как бригада неотложной помощи привезла их в больницу и положила в угол, потому что свободных кроватей или кресел в больнице не было, и в этом углу они провели час, и два часа, три часа, пять часов и девять часов, пока к ним в первый раз не подошел какой-то сотрудник больницы, что было бы даже хорошо, но не в том случае, когда подошедший медик выгоняет больного из больницы зимней ночью. 

Стоят упоминания и очереди к специалистам. Особенно впечатляют передвижения этих очередей, когда в яростной борьбе за медицинский бюджет очередные сотни миллионов евро действительно выдаются медицине, и в результате пациент, который раньше был в очереди 641, теперь становится 518, и попадет к специалисту не через три, а через два года и какие-то жалкие месяцы. 

Мораль здесь ясна – медицина в Латвийской республике безвозвратно пересекла пункт, за которым повышать финансирование государственной медицины уже нет смысла.

Дело в том, что работающие одновременно в государственных и частных учреждениях медики ни за какие государственные деньги не начнут оказывать такие оплаченные государством услуги, которыми отнимут у них клиентов в частных клиниках. Если некий врач не справляется с мучительными мыслями, что поступать так все-таки не хорошо, то прогнать их помогут деятели частной медицины, которые вместе с банкирами берут на себя риск за потраченные на создание частного учреждения деньги.

Источник: nra.lv/перевод: freecity.lv






Поиск