Аналитика, Латвия, Налоги, Право, Прямая речь

Балтийский курс. Новости и аналитика Пятница, 22.09.2017, 16:36

В задуманном виде налоговая реформа в Латвии не удалась

БК, Рига, 13.09.2017.версия для печати
Предварительные расчеты социально-экономических эффектов от грядущей налоговой реформы пока показывают, что эффект может быть обратный - социальное неравенство лишь увеличится, а налоговый учет в целом станет сложнее, сказал в интервью LETA консультант по финансовым и юридическим вопросам, член правления Латвийской ассоциации налоговых консультантов Айнис Даболс.

LETA: Пакет законов по налоговой реформе Сейм принял 28 июля. Вам уже все удалось прочитать?


Айнис Даболс:  Да, мы с коллегами ознакомились с текстом принятых законов и поправок, и некоторое планирование на их основе предприятия уже могут делать, прикидывать, как изменятся их расходы. Хотя нужно понимать, что на данный момент еще не приняты все документы, с которыми предстоит работать Службе госдоходов (СГД) и всем нам. Должен быть утвержден еще ряд правил Кабинета министров и всевозможных методологических пособий, а также обновлены базы данных, чтобы принятые законы заработали на практике.


Выполнит ли налоговая реформа популярный запрос налогоплательщиков об упрощении налогового учета?


А.Д.: Учет станет сложнее. Понятно, что в момент любых изменений в налоговом законодательстве усложняется работа налогового инспектора и налогоплательщика, пока не пройдет какое-то время, и все не привыкнут к новшествам. На это уходит как правило два-три года. Но если мы посмотрим на новые законы, то увидим, что и в перспективе упрощения не предвидится. Например, если раньше предприятия подавали декларацию по подоходному налогу раз в год, теперь, возможно, это нужно будет делать ежемесячно.


Но вообще у всех - СГД, бухгалтеров, ревизоров, нотариусов - работы в ближайшем будущем прибавится. Ведь налоговая система, существующая в Латвии в данный момент, по сути, была введена в два этапа. Первый прошел в 1995 году, второй - в 2010-м. К этой системе все уже привыкли, сориентировались, когда, кому, сколько и за что платить. Сейчас кардинально меняется подход, и всем участникам системы налогообложения придется непросто.


Больше вопросов, чем ответов

Одной из главных целей налоговой реформы, по словам премьера Мариса Кучинскиса, являлось сокращение социального неравенства. Считаете ли вы, что эта задача будет выполнена?


А.Д.: Я к этому скептически отношусь. Надеяться на лучшее тут можно только на том основании, что ты оптимист, а не потому, что приняты такие хорошие законы. Цифры предварительных расчетов пока, к сожалению, показывают, что эффект может быть обратный - социальное неравенство лишь увеличится.


Каков будет фискальный эффект от введения новых ставок? Тут ответов столько, сколько алгоритмов макроэкономического прогнозирования. Недавно в одной телевизионной передаче я видел подсчет авторов программы, из которого выходило, что самая низкооплачиваемая часть налогоплательщиков получит лишь на 20 евро в год больше, чем сейчас. Но я скажу, что видел таких расчетов множество, и эти цифры разнятся от 20 евро в год до 50 евро в месяц. Мы сейчас можем четко понять лишь то, что денежный поток с предприятия в сторону налоговой службы увеличивается.


То есть Вы согласны с президентом Банка Латвии Илмаром Римшевичем, который резко отрицательно высказался о реформе? Мол, изначальная задумка была хорошая, изменения должны были повысить конкурентоспособность бизнеса, но потом, в том числе из-за проблем с финансированием здравоохранения, правительство приняло решение не делать слишком резких движений.


А.Д.:  Ну, о потенциальном коллапсе системы здравоохранения говорят уже минимум лет 15, а он так и не произошел. Я бы не хотел комментировать чужие комментарии, это некорректно. По сути дела, если вопрос о налоговых поступлениях или теневой экономике, тогда я со своей стороны могу сказать, что реформа в том виде, как она была задумана, наверное, не удалась. Это мое личное мнение. Кроме того, я считаю, что любую налоговую реформу нужно вводить дольше, чем сейчас. Я присутствовал на встрече с министром финансов Даной Рейзниеце-Озолой, и она говорила, что дольше тянуть нельзя, потому что впереди выборы. Кроме того, по ее словам, существует ряд требований Еврокомиссии и другие причины, по которым нужно все успеть в этом году. Возможно, она и права.


Но вы считаете, что нужно было больше времени на разработку реформы?


А.Д.: Конечно. Если бы разработка была более тщательной, то и эффект был бы лучше.


А сколько времени, на ваш взгляд, нужно на подготовку качественной налоговой реформы?


 А.Д.:  Года три.


А мы справились меньше, чем за год...


А.Д.: По-моему, не справились. Когда станет видно, как работает новая система, тогда будет понятно, справились ли. Пока по реформе больше вопросов, чем ответов.

Когда мы спорили с представителями министерств, они нам говорили: "Вы не понимаете, по каким макроэкономическим формулам мы считаем!". Но мне это и не нужно понимать, мне достаточно калькулятора для подсчетов. Ведь макроэкономические прогнозы делаются по какой-то конкретной модели, и результаты зависят от вводных данных. А о том, какие данные туда вводить, можно тоже немало поспорить. Численность населения, число предпринимателей, общий объем уплаченных налогов, налоговые ставки и так далее. Поэтому и получаются у всех, кто берется считать, разные цифры. Где-то там, во всех этих подсчетах, есть зерно истины, но все равно неясностей пока больше.


Как готовится бизнес

Обратимся к подоходному налогу с предприятий (ПНП). За введение нулевой ставки налога на реинвестированную прибыль многие в Латвии ратовали уже лет 20. И вот дождались, она будет введена в новом году. Бизнесмены рады?


А.Д.: И да, и нет. Нужно понимать, что цель каждого предпринимателя - заработать дивиденды. Если я должен за них заплатить налог, пусть. А если предприятие хочет оставить деньги у себя на балансе, чтобы потратить их на развитие, то в старой системе ПНП инструмент для этого уже был - быстрая амортизация. С ее помощью, допустим, стоимость нового рабочего стола или автомобиля, купленного для нужд предприятия, или других основных средств, можно было списать максимум в течение двух лет. То есть на эту реинвестированную прибыль я бы как раз и заплатил ноль налогов. По новой системе, если мне ничего нового не нужно, ну есть у меня уже стол, то понятно, что я буду прибыль с предприятия выводить, и платить за это налог.


А ставка поднялась...


А.Д.: По сути она выровнялась. По новой системе, если я как физическое лицо получаю дивиденды, я уже за них ничего не плачу, так как налог в размере 20% выплачен предприятием в момент вывода прибыли. По старой системе в итоге нужно было платить 10% + 15%. То есть может теоретически получиться, что теперь за дивиденды я буду платить меньше налогов, но как будет на практике, еще нужно посмотреть. 


Единственное, пока не ясны некоторые нюансы. Например, если я как латвийский резидент являюсь учредителем иностранной компании и получаю дивиденды от нее, при этом в той другой стране ставка ПНП отличается - нужно ли мне что-то пересчитывать и доплачивать в Латвии?


Какие бы вы еще назвали важные изменения в сфере ПНП?


А.Д.: Изменится полностью принцип расчета данного налога, а также, как я уже упоминал, декларацию по нему нужно будет подавать двенадцать раз в год вместо одного. Из других важных изменений можно назвать займы, выданные компанией связанным лицам (учредителям, членам правления) - они отныне считаются условно распределенной прибылью, а потому могут облагаться налогом.


Из общения со своими клиентами, среди которых, надо полагать, в основном предприниматели и средний класс, какие вы улавливаете настроения в связи с реформой? Есть ли у них уже какие-то соображения, как адаптироваться к новым порядкам?


А.Д.: Конечно они пытаются понять, как в рамках новых законов минимизировать налоговые платежи. Многие задумались о продаже бизнеса уже в этом году, чтобы заплатить налог на капитал и прирост капитала по старым, более низким ставкам. Большие компании, у которых сложная система бухучета, задумались о том, чтобы нанять еще одного бухгалтера. А часть предпринимателей спокойно ждет в стиле "ну, раз надо, будем платить 20%". Нужно еще понимать, что в Латвии есть большие предприятия, которые в принципе лоббировали эти законопроекты, и которые слабо понимают, что рядовые сотрудники латвийских компаний и малый бизнес от этой реформы практически ничего не выигрывают. Это мое мнение. У меня были споры с чиновниками Минфина, которые со мной не согласны. Время покажет. Я видел публикацию своих коллег, в которой говорилось, что, прежде чем думать о сборе налогов, нужно создать бизнес-среду, в которой можно эффективнее зарабатывать, чтобы было из чего налоги платить. У нас как-то взялись не с того конца за это дело. Вышло, что налоги первичнее. Для государственного аппарата наверное так и есть, но для предпринимателей это лишь расходная часть.


За кем придет СГД в 2019 году?

Как мы знаем, одни и те же законы на практике Службой госдоходов могут применяться очень по-разному. То есть от чиновников СГД тоже многое зависит в плане воплощения реформы?


А.Д.: Скажу так. К старой системе уже все привыкли, и в спорных случаях между налогоплательщиками и СГД уже тоже устоялась некая практика, как следует делать, а как нет. Одно дело, что сейчас технически введут новую систему - настроят EDS под новые ставки, переделают программы. Другое дело - споры по сути. Законы новые, разногласий может возникнуть огромное количество. Пройдет три-четыре года, пока все мы поймем, как работать с новой системой налогообложения. Политикам легко говорить, мол, введем сейчас новые порядки, а там посмотрим, как пойдет. А мне не хотелось бы, чтобы в 2020 году СГД сообщила мне, что я за 2018-й что-то остался должен. Кто будет за меня тогда выплачивать налоговую задолженность, премьер? Если бы был какой-то переходный период хотя бы, те же года три, когда к бизнесу не применялись санкции в полной мере в случае разногласий с СГД, тогда другое дело. А так многих из нас могут ожидать неприятные сюрпризы и штрафы. У меня прямо сейчас в практике дело: клиент судится с СГД по сделкам, которые произошли в 2009-2010 году. Теперь, семь лет спустя, все мы поумнели и знаем, как нужно было поступать. А тогда ни у кого уверенности не было, тоже закон был новый. Но СГД хочет сейчас спросить с налогоплательщика по всей строгости.


Это касается не только фирм, но и частных лиц. По новой системе может сложиться ситуация, что вы как физлицо не заплатили целиком подоходный налог с населения. В нынешней системе вы могли подать декларацию с чеками на оправданные расходы и получить от государства часть уплаченного налога обратно. В новой системе вполне может оказаться, что вы сами еще должны доплатить что-то в бюджет. Тут еще забавный момент в том, как СГД вас тогда найдет, если декларацию вы не подали. Да и речь там скорее всего пойдет не о сотнях евро, но о десятках - вполне может быть. Вы можете летом 2019 года, когда придет последний срок подачи деклараций за 2018 год, внезапно обнаружить, что должны государству приличную для рядового сотрудника сумму. Если вы тщательно планируете семейный бюджет, это окажется очень неприятным сюрпризом.

Потому я и сторонник того, что налоговую реформу нужно разрабатывать минимум несколько лет, чтобы максимальное количество ситуаций смоделировать и решить, как в них применять новые законы.


С топливом "сгорит" выгода

Нас ждет повышение всех ставок акцизного налога. Алкоголь, табак и азартные игры не считаются товарами первой необходимости, с их потреблением каждый может сам разобраться. Но рост акциза на топливо затронет всех. У большинства предприятий вырастут издержки, отсюда потенциальный рост цен на многие товары и услуги. По-вашему, есть ли риск, что повышение акциза на топливо "съест" весь положительный эффект остальных новшеств реформы для кошелька рядового потребителя?


А.Д.: Разные эксперты делали расчеты, пытаясь понять, как реформа в целом повлияет на доходы и расходы латвийских домохозяйств, и результат был такой, что эффект будет нулевой или близкий к тому. Но это те же макроэкономические модели. Допустим, сейчас кто-то говорит, что литр бензина будет стоить на 5 центов дороже. Но пока мы, заехав на заправку в новом году, не увидим, сколько он стоит на самом деле, откуда мы узнаем? 


Только после этого можно будет считать, учитывая свой регулярный расход горючего, на сколько вырастут расходы в месяц или в год. Но, к сожалению, насчет акциза я вынужден с вами согласиться - скорее всего его повышение повлечет за собой подорожание множества товаров. Повторюсь, что настоящий эффект от налоговой реформы мы увидим в лучшем случае года через три.

 






Поиск