Культура, Латвия, Общество, Прямая речь, Экономическая история

Балтийский курс. Новости и аналитика Четверг, 23.11.2017, 03:38

Архиепископ Збигнев Станкевич: о вредоносном советском вирусе и смертных грехах, мешающих развиваться Латвии

Елена Слюсарева, Press.lv, 30.08.2017.версия для печати
15 августа в Аглоне, где десятки тысяч латвийцев собрались на праздник Успения Богородицы, глава Латвийской католической церкви Збигнев Станкевич произнес довольно неожиданную и резкую проповедь о неустроенности мирской жизни в Латвии, которая до сих пор активно обсуждается в соцсетях не только верующими. Корреспондент press.lv обратился к святому отцу за подробным разъяснением: кто виноват, что делать…

Самые счастливые - беднейшие страны

Eлена Слюсарева: Господин Станкевич, в последнее время чувствуется настолько масштабная неудовлетворенность населения происходящим в стране, что приходит в голову: может, Бог забыл про Латвию? Или мы все здесь слишком многого хотим?


Збигнев Станкевич:  Бог Латвию определенно не забыл. В любом государстве далеко не все идеально. Но, любя родину, не надо утрачивать способность критически осмысливать происходящее и называть вещи своими именами. Нам точно есть, что улучшать.


Недавно я смотрел исследование насчет индекса счастья, и что удивительно – первые места в нем занимают государства, беднейшие в мире, вроде Индии и африканских стран. Исследовались не размеры зарплат и счетов в банках, а чисто человеческие ощущения.


Беднякам, как оказалось, нужно для счастья очень мало. Мы в Латвии имеем гораздо больше, но не ценим этого, а переживаем из-за того, чего у нас нет. Так что, счастье во многом зависит от нашего внутреннего состояния. Хотя объективная ситуация вокруг тоже влияет на ощущения человека, менять мир нужно начинать с себя.


Е.С: Это общеизвестно, но очень расплывчато.


З.С.: На самом деле, конкретнее просто некуда. Приведу слова из 1-го Послания апостола Павла к Тимофею - прямо про нас:


«Великое приобретение-- быть благочестивым и довольным. Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям».


И вот тут мы доходим до существенного момента: «Ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись некоторые уклонились от веры и сами  себя  подвергли многим скорбям».


Стараясь равняться на западные страны в  материальном смысле, мы завидуем им и потому не можем по достоинству оценить то, что имеем.


Родом из СССР

Е.С.: Почему завидуем вместо того, чтоб догонять?


З.С.: Это в нас осталось из советского времени, когда лицемерие было нормой жизни. Думали люди одно, а говорили то, что хотела слышать партия. Особенно в последние десятилетия, когда любому здравомыслящему человеку было ясно, что теория коммунизма явно не сходится с практикой.


И еще – подавление инициативы. В этом мы воспитывались. Все решалось наверху,  и человеку казалось, что он ничего не может изменить. Пассивность и недовольство – это с тех пор сидит в нас на подсознательном уровне.


Я сравниваю теоретический материализм, который господствовал в то время, с вирусом СПИДА. Он ослабил наш духовный иммунитет к тому искушению, которое пришло с запада – потребительство и поклонение золотому тельцу. Мы оказались беззащитными перед ним. Наши люди заболели, у нас в этом смысле пандемия в обществе.


Нашим идеалом стало потреблять как можно больше и наслаждаться жизнью. И мы сильно недовольны тем, что у других таких возможностей больше, чем у нас. Ценностные установки в нас смещены. Да и кто захочет честно платить налоги, когда они откровенно разбазариваются властями. Это вызывает в людях внутреннее сопротивление, бунт, отсюда нездоровая атмосфера.  


В управлении все те же коммунисты

Е.С.: Но советское время вспоминают глубоко по-разному. Чего нельзя отрицать – там была фундаментальная система социальной справедливости. Люди были уверены, что на старости лет они будут жить достойно. Тогда о выходе на пенсию мечтали, теперь до нее мечтают не дожить. Плюс  солидарность, не было такого расслоения в обществе на бедных и богатых.


З.С.: Согласен, нельзя все красить черным цветом, при социализме были свои положительные аспекты. Об этом писал в своей книге святой Иоанн Павел 2-й. Каждому, кто пережил сталинские репрессии, были гарантированы крыша над головой, бесплатное образование, медицина, работа и никого не убеждали менять пол или сексуальную ориентацию.


Это сидит в нашем подсознании и потому, говорят западники, мы слишком консервативны и закрыты всему новому – той свободе, которая не считается с самой  человеческой природой. Хотя коммунисты и боролись с Богом, в некоторых областях они все-таки брали за основу христианские заповеди, которые сохраняются в нашем обществе и сегодня.  


Е.С.: Надо ли вообще искать ошибки так далеко, ведь мы уже 25 лет живем в других условиях.


З.С.: Но сохранился дух старого управления. Поколения политиков меняются медленно, человек не может моментально стать другим. Только если покается, Бог его простит и преобразит его сердце. А если просто коммунисты переоделись в тоги демократов и приватизировали госпредприятия, то, по сути, в управлении это ничего не поменяло.


Е.С.: Латышская интеллигенция все чаще заводит разговор о том, что латышам необходимо провести десоветизацию по примеру немцев, которые проводили денацификацию – как вы к этому относитесь?


З.С.: Десоветизация в том смысле, чтоб назвать вещи своими именами, конечно, нужна. Копать нужно более глубоко, чем копали до сих пор. Но не так, чтоб механически поменять одних руководителей на других, потому что корни гораздо глубже, борьба идет на уровне внутренних установок. Сказано о прошлом было много, но реальной работы над ошибками недостаточно. Это мы видим по плодам.


Грех, что запустил процесс отъезда

Е.С.: Плоды политики заметили, когда они достигли сотен тысяч уехавших, но меняться власть даже это, похоже, не заставит.


З.С.: Я в Аглоне говорил об этом и призвал власть имущих ту же налоговую реформу продумать таким образом, чтоб мог развиваться средний класс. Чтоб каждый житель чувствовал, что о нем думают. Чтоб богатые знали, что их не грабят - они отдают свои налоги в помощь тем, кто менее успешен.


Е.С.: Вы так же говорили, что алчность лежит в корне нынешних проблем Латвии. Причем, это касается и элит, и простых смертных, убегающих на чужбину.


З.С.:Да, потому что корень отъезда - это сребролюбие. Далеко не во всех, конечно случаях, но в целом так.


Алчность, жадность – это грех, который запустил процесс отъезда. Те, что предались ему, подвергли себя многим скорбям, потому что отсюда недовольство и возникает. Когда человек не имеет, он хочет иметь. Когда он имеет, хочет иметь все больше.


Хотя, конечно, немало людей вынуждено уезжать потому, что не могут здесь прокормиться, расплатиться с кредитами. И многих одолевает чувство несправедливости.


Людям говорят, что нужно затянуть пояса ради всеобщего блага, но на деле пояса затягивают одни и те же, а другие при этом только богатеют. Так что  жадность, алчность элит, которые заграбастали себе все и не дают доступа другим, это основная причина наших бед.


И еще что важно - отсутствие патриотического воспитания. Нужные законы, как будто бы, приняты, но одними законами этого не воспитать. Человек должен чувствовать заботу этого государства о себе. Должен знать, что он не анонимный винтик, что его, в случае чего, не бросят один на один с его проблемами.







Поиск