Банки, Бизнес, ЕС – Балтия, Инвестиции, Латвия, Прямая речь, Россия

Балтийский курс. Новости и аналитика Четверг, 19.10.2017, 06:33

Российский инвестор: в Латвии с рентабельностью грустно

Мария Кугель, LETA, 07.08.2017.версия для печати
На высокую рентабельность бизнеса в Латвии сейчас рассчитывать не приходится: 5-6% - это уже хорошо, 8% - практически мечта. Тогда как в России рентабельность составляет 12-15%, иногда и 25%. Тем не менее инвестиционная компания Balti Partnership, входящая в крупный российский холдинг, деятельность в Латвии сворачивать не будет, но пока и крупных вложений не планирует, поддерживая уже начатые проекты и инвестируя точечно, сказал в интервью агентству LETA руководитель компании Алексей Зелинский.

Социально ответственное общежитие

Судя по информации на вашем сайте, основным бизнесом инвестиционной компании Balti Partnership является строительство и производство каталитического оборудования и оборудования для очистки нефтепродуктов от примесей, но первым проектом в Латвии стало общежитие для студентов-иностранцев. Почему?

Алексей Зелинский: Это проект на стыке гостиничного бизнеса и социального предпринимательства. Общежитие для студентов-иностранцев Valdemara Rezidence мы открыли три года назад, потому что такого рода услуг в тот момент в Латвии никто не предоставлял. У нас селятся студенты RISEBA, Рижской высшей школы права, которая располагается совсем рядом и других вузов. Студенты живут у нас сентября по май, а на лето мы выставляем номера на Booking и функционируем как обычный хостел. 


Иностранных студентов в городе очень много, порядка 20 тысяч. Наши 29 мест - капля в море. Я не буду скрывать, наш хостел дорогой: он находится в историческом здании в центре города, здесь физическая охрана, видеонаблюдение, уборка комнат, услуги химчистки, прачечная, прокат автомобилей, заказ еды. При среднем чеке рижского хостела в 200 евро наши услуги стоят 250-330 евро в месяц. Наш основной контингент - второкурсники, которые в Риге уже освоились. Помимо студентов-нерезидентов мы обслуживаем молодежь из латвийских регионов: Лиепаи, Даугавпилса, Вентспилса.


Какие потребности кампуса в обычных хостелах и общежитиях при вузах не удовлетворяются? Что нужно студенту?

А.З.: Мы принимаем детей до 18 лет и несем за них ответственность, подписываем договор с родителями. Никто другой этого не делает. Родители, отправляя свое чадо учиться в подготовительные школы RISEBA, Viсtoria или другую, не хотят снимать ему квартиру или общежитие без охраны, им нужно, чтобы за ребенком присматривали. Мы обязуемся следить за распитием на нашей территории алкоголя, курением, общим поведением, и вероятность, что молодой человек попадет в дурную компанию, снижается.


В общежитиях вузов, как правило, нет порядка. Раньше вахтер сидел на каждом этаже. Сейчас, к сожалению, он один на здание, поэтому там небезопасно. Были случаи драк, попытки изнасилований. Турки с армянами что-то не поделили, евреи с арабами и так далее. Риск проявления межнациональной вражды при расселении постояльцев никто не учитывает. Этаж в рижском вузовском общежитии занимает примерно 300 м2, на нем вполне могут армян и турок поселить рядом, еще хуже, если одни девочки, а другие мальчики, вообще может случиться трагедия. На датчик пожарной сигнализации можно натянуть презерватив и курить в номере. В некоторых общежитиях комнаты не прибирают. Мы построили систему по-другому: мы не можем себе позволить, чтобы у студентов в комнате было грязно. Хотя мы по закону не имеем права заглядывать за дверь, но, если из-под нее распространяется навязчивый запах разлагающегося органического мусора, мы его обитателя штрафуем. Три нарушения за месяц - выгоняем. Это происходит согласно подписанному с ним договору, в который включены сводные правила поведения. В них описаны элементарные вещи: например, что в общественных зонах нельзя ходить голым, курить в комнате. Но ведь работает!


Что еще? В отличие от других хостелов, у нас есть сервис. Начиная с регулируемого отопления зимой, доступ к которому автоматизирован, все на чиповых картах, видеонаблюдение в общественных зонах. Это повышает безопасность. И заканчивая прокатом автомобилей. Студенты в большинстве владеют только дебетной картой и не могут арендовать машину. Мы организовали автопарк, во дворе за 10 евро в день можно взять машину, вчетвером садятся и едут на учебу, обходится дешевле общественного транспорта.


Из каких стран приезжают ваши постояльцы, и как меняется их состав со временем?

А.З.: В этом году мы наблюдаем существенный недобор студентов-нерезидентов в вузах. Связываем это с выросшими очередями в миграционной службе на получение ВНЖ. Это происходит, видимо, из-за большого наплыва клиентов из России и стран СНГ. В связи с раскрытием информации о гражданах в Российской Федерации, об их банковских счетах и так далее, россияне стараются получить здесь вид на жительство, чтобы уже на него открыть расчетный счет. С Украины люди бегут от войны. ВНЖ в Латвии - услуга сравнительно дешевая, в связи с этим популярная. Студенты стоят в одной очереди с бизнесменами, сотрудниками латвийских предприятий. Когда мы открывались, наши ребята примерно на три недели опоздали на учебу. Мы стараемся всячески им содействовать, некоторые университеты принимают нашу помощь. Мы, например, готовы студентов задекларировать у себя, если они остаются надолго.


Кроме того, немного поменялся контингент. Изначально у нас селились преимущественно гуманитарии из бизнес-школ, жители СНГ, говорящие на русском россияне, украинцы, белорусы. Сейчас их теснят студенты-технари и медики из Индии и Китая, общающиеся на английском. Они учатся в Институте транспорта и связи, РТУ, университете им. Страдиня. В частности, техническое образование в Латвии вчетверо дешевле, чем в Германии. Потом, у нас живут студенты, которые учатся по программе Erasmus. Наши нынешние постояльцы родом из России, Узбекистана, Азербайджана - в основном, гуманитарии. И инженеры, и врачи из Китая, Франции, Шри-Ланки, Гамбии, Пакистана.



В Ригу инвесторы не ездят

Вы заявляли, что намерены скоро открыть в Риге новый коворкинг.

А.З.: Это направление нашей деятельности тоже относится к социальному предпринимательству. Это доступное офисное пространство для молодых специалистов, своего рода инкубатор. Существующие в Риге площадки в большинстве своем обслуживают ИТ-индустрию. Мы намерены приглашать еще и инженеров. Кроме того, у нас немного другой подход к инвестированию. Обычный коворкинг в Риге предлагает снять стол за условных 100 евро в месяц, а потом устраивает вечер инвесторов и собирает с клиентов еще по 100 евро, чтобы они в тех же помещениях, в которых сидят, выступили перед непонятными людьми в надежде привлечь какое-то финансирование. В Риге они его не привлекут, потому что сюда потенциальные инвесторы не ездят, они люди занятые. Они в Москве сидят, в Лондоне, в Хельсинки, в Женеве, в Копенгагене, даже в Таллине. У нас провинциальный достаточно город для стартапов. Те инвесторы, которые появляются здесь, душу вытянут из ребят, и еще вопрос, вложат ли денег.


Другой вариант, в котором наши технопарки преуспели, - это так называемое посевное инвестирование. Вот ко мне подходят и говорят: раз ребята не могут найти себе инвестора в Риге, давай их содержать. Им нужно, скажем, 10 программистов, стоят они 10 тысяч евро на три месяца, им нужно побывать на той или другой конференции, перелеты, отели. Вложи в них 50 тысяч, а потом, когда их купит какой-нибудь "Google", они все деньги вернут. Тоже плохой вариант. Я знаю людей, которые содержат целые команды, и непонятно, программисты, которым они платят, свои семьи на эти деньги содержат, или проекту хотя бы какие-то крохи достаются. Просто спонсорство на честном слове.


Мы собираемся устраивать тематические мероприятия бесплатно. Мы готовы предоставить стартаперу сеть контактов в обмен на возможность реализовать его идею, если она хороша. Берем, например, в России конкретный завод или компанию, и предлагаем проект им на разработку, предварительно подписав соглашение, чтобы идею не украли. Либо сами инвестируем. И в этом есть бизнес. Мы предложили Вильнюсскому технопарку, в котором сидят около 90 компаний: вы нам покажете портфель, мы подпишем необходимое соглашение, те проекты, которые нас заинтересуют, мы будем предлагать контрагентам или реализовывать сами.


Про мишек с мешками денег

А.З.: Balti является частью крупного российского холдинга, который занимается строительством, энергоаудитом, производством нефтегазового оборудования. Мы присутствуем в Германии, Чехии, в Эстонии, Латвии, арабских странах - ОАЭ, Кувейт, есть интерес к нам в Индии и Китае. Естественно, Казахстан, Белоруссия.


А что за холдинг? Как называется?

Не хочу называть. Здесь мы юридически независимы.


Я хотела задать вам вопрос как российскому инвестору: каковы ваши впечатления, как в Латвии с нормой прибыли, доходностью по сравнению с другими зонами, в которых холдинг присутствует?

А.З.: Начнем с того, что российского инвестора обманывают. Как только мы здесь появились, нам предложили первым делом купить недвижимость для получения вида на жительство. Это нормально, все хотят заработать. Ненормально предвзятое отношение. С нами общаются, как с туповатым мишкой, который пришел с мешком денег из заснеженной тайги. Мы продолжаем наращивать фонд недвижимости - цены нам постоянно завышают. И если лет пять назад это касалось исключительно россиян, потом, когда в Европу начали ездить азербайджанцы и чеченцы, это коснулось и их. Дом в Юрмале за 2 миллиона евро! За полмиллиона во Франции на побережье можно купить. Некрасиво риэлторы себя ведут по отношению к украинцам: там трагедия, война, люди со своим капиталом от нее бегут, а они пытаются на их горе нажиться. Если ты русский, то тебе объект стоит условно 10 тысяч, если азербайджанец - 15, украинец - 25. Что касается рентабельности, мы уже к этому привыкли…


Грустно с рентабельностью было только поначалу или и сейчас тоже?

А.З.: Грустно и сейчас, все становится только хуже. В России мы привыкли к рентабельности в 12-15, иногда и 25%. Конечно, там и кредиты дороги. Здесь рентабельность 8% - это очень хорошо. Но, например, в Германии, в которой у нас тоже есть интересы, московскому инвестору продают бизнес с "очень хорошей" рентабельностью 6-7%, и там уже настолько рынок устоялся, что даже за 5% буквально война идет. В Латвии доступные кредиты, но к нам это не относится, получить их на практике невозможно, если у тебя гражданство не латвийское: нерезиденты попадают в категорию клиентов повышенного риска. Мы отправили оформлять кредит на квартиру сотрудницу - резидента Латвии, его выдали, ежемесячный платеж чуть за 200 евро, ставка 2,5%. Потом пошли мы ту же квартиру оформлять в кредит, ради эксперимента. Нас попросили для начала обязательно в банке открыть счет, положить гарантийный депозит в размере стоимости квартиры, ставка была выше вдвое, ежемесячный платеж составлял 404 евро, тогда как мы ее сдавать хотели за 350 евро.


Тут виновата политика, виноваты санкции. После того как в прошлом году приехали американцы и борьба с отмывкой денег серьезно ужесточилась, счет открыть нам, как компании с российскими гражданами, стало практически невозможно. При организации гостиницы нужно создать инфраструктуру, необходим POS-терминал. Предложили нам открыть счета Norvik, ABLV, Latvijas pasta banka, BIB- дорогие банки, которые обслуживают российский капитал и берут за платежку по десятке евро. У нас латвийская фирма, гостиница в Риге, мы хотим Swedbank или SEB. Счета нам открыли, но мы убили на это полтора месяца, отдел AML (англ. anti money laundering, сокращенно AML, предотвращение отмывания денег. - Прим. ред.) разве что анализ крови у нас не взял. Что касается еврофондов: мы говорим, мы хотим делать социальный проект, дайте нам денег. Раскрывают паспорта акционеров, говорят: ой, нет.


А вы сами латвийский резидент?

А.З.: Я - да. Доходило до смешного. Мы подавали пару заявок на недвижимость, конфискованную банком. Под определенные залоги нам давали кредит до 200 тысяч евро, для банка недвижимость - неликвид. Когда мы открыли кейтеринговую компанию и хотели купить автопарк, под тот же финансово-оперативный баланс нам не дали денег на новую машину, которая стоит 10 тысяч евро. Не буду называть банк, скажу только, что он работает с нерезидентами. Вот это предвзятое отношение раздражает. Банки раздражают отдельно. У нас есть счета за пределами Латвии, в том числе в Швейцарии, и мы можем сравнивать "private banking", не говоря уже о банковской тайне. Небо и земля!


Ликвидность здесь низкая для россиянина, сверхприбылей нет. Демографическая ситуация ужасная, в Риге сейчас уже и 700 тысяч населения не наберется. Те, кто не уехал работать за границу, спиваются - вместо продовольственных магазинов и отделений банков открываются сплошные алкоаутлеты. Вся Бривибас в алкогольных магазинах. Латвия из этого кризиса выплывет рано или поздно, но сейчас на высокую рентабельность бизнеса рассчитывать не приходится: 5-6% - это уже хорошо. А когда окупится наша гостиница, никто не знает. Мы размышляли о постройке бизнес-центра. У нас есть бизнес-центр в Москве, мы его сдаем по цене, скажем, 50 долларов за м2. В Риге сдать площадь по 8 евро за м2 - это уже счастье.


Достойные проекты есть в Лондоне

В своем обращении на сайте вашей компании вы заявили широкий спектр инвестиционной деятельности: готовы вкладывать и в традиционный, уже состоявшийся бизнес, и в технологические стартапы. Вы находите здесь достойные объекты?

А.З.: Заявки идут постоянно по недвижимости, девелоперской деятельности, но мы до сих пор не можем понять, почему в центре Риги квадратный метр коммерческой недвижимости стоит 3 тысячи евро, а в Петербурге - 2 тысячи. Есть проект по альтернативной энергетике с местными учеными, вуз пока просил его не называть. Мы на стадии создания опытного образца. Недавно нам предлагали построить в Латгалии табачную фабрику. Но все это на таком уровне, мол, давайте вы все закупите, построите, а дальше посмотрим. Спрашиваем: а как табак-то будет называться? Нам говорят: как-нибудь назовем. Рассматривали вариант приобретения текстильного производства, раньше там работало 300 человек, теперь 60, огромные заводские помещения из белого кирпича, которые потребляют очень много электроэнергии. Их дешевле снести, чем обслуживать. Решили, что в Китае шить все-таки дешевле.


Но мы же не только в Латвии инвестируем. Мы вложили деньги в британский стартап по производству "умной" одежды для велосипедисток "Nakeid" (основатель Елена Громова. - Прим. автора). Эта одежда подстраивается к телу, и в ней есть считывающие чипы, которые собирают информацию о здоровье ее носительницы. Костюм синхронизируется с ее устройством и посылает сигнал для создания статистики. Решение достаточно инновационное. Современный велосипедист, выезжая из дома, надевает телефон на локоть, берет фонарик с камерой, плеер, бутылку воды и в результате весь обвешан вещами как гирляндой. С этой одеждой тебе не нужен телефон, все есть в одежде, и весит весь костюм меньше раз в пять. Проект рентабельный, кампания идет, одно из условий инвестиций - эксклюзивное право поставок в страны нашего интереса. Производится эта одежда в Риге, поскольку посчитали, что вместе с поставкой высококачественного сырья из Италии нам это обойдется дешевле, чем платить зарплаты англичанам. Мы здесь выступаем как клиент, размещаем заказы на текстильной фабрике, которая производит дорогую спортивную одежду. Сначала думали производить в Белоруссии, но ее потом ввезти в Евросоюз - проблема. А продаем в Англии. Там одна маечка стоит 90 фунтов. Не могут люди в Латвии позволить себе майку дороже ста евро, покупательская способность не та. Мы думали эту одежду запустить в Латвию через местные торговые сети, но ради маленького объема договариваться не имеет смысла.




Завалим лисичками всю Балтию

 А по соседству, в Балтии, есть проекты?

А.З.: В Эстонии у нас есть дочерняя компания Balti Saematerjali. Существует она дольше, чем латвийская. Изначально это был бизнес по производству пиломатериалов, потом он перерос в продажу древесины. У нас в Псковской области есть лес, 40 тысяч га. Вы не представляете, как это много, во всей Эстонии столько нет, наверное. Знаете, как обычно происходит? Россияне продают древесину эстонцам, те перепродают ее Ikea, а потом россияне покупают эту мебель. В зависимости от заказа мы производим первичную обработку.


В лесу растет все что угодно. И вот сейчас у нас проект, сезон настанет, будем пытаться организовать. У нас растут лисички. Плодоовощная продукция не подпадает под санкции. Мы готовы всю Балтию завалить этими лисичками, необработанными. Только вот с объемами беда: в Риге их съедают, как нам говорили, около 20 тонн в год, а у нас их 90 тонн. Мы их, естественно, реализуем внутри России. Общаемся сейчас с фармацевтическими предприятиями на предмет поставки экстракта из лисичек, он используется во многих препаратах натурального происхождения.


Есть подразделение Balti Security Systems. В России на нем разрабатывается комплексное охранное оборудование для рынка B2B. В основном оно выполняет сложные комплексные заказы за пределами Латвии, здесь для нас нет рынка. В Эстонии даже больше заказов. Другое направление - теплоаудит. Мы поднимаем в небо на высоту 25 метров квадракоптер, скажем, на нефтяном заводе и делаем анализ микротрещин в трубе. Таких промышленных заказчиков мы в Латвии тоже вряд ли найдем. Мы заявляем о себе как об инвестиционной компании, но к нам приходят и, как водится, просят денег на "оборотку". В этом нет ничего инновационного! Очень надеемся, что Латвия выйдет из нынешнего кризиса, но пока крупных вложений не планируем и инвестируем точечно. 

 






Поиск