Культура, Латвия, Россия, Сотрудничество, Форум

Балтийский курс. Новости и аналитика Воскресение, 23.07.2017, 01:51

Латвийская «новая реальность» в Москве

Сергей Тимофеев, arterritory.com, 05.05.2017.версия для печати
Экспресс-интервью с куратором выставки «EXTENSION.LV: Встреча с самим собой» Кристиной Романовой

Кристина Романова. Пресс-фото

21 апреля в одной из ключевых московских галерей – в «Триумфе» – открылась представительная экспозиция современных латвийских художников. Здесь выставились Волдемарс Йохансонс, Роман Коровин, Дайга Крузе, Лиене Мацкус, Диана Тамане, Микелис Фишерс, Андрис Эглитис, Кристапс Эпнерс и Атис Якобсонс – имена, которые на слуху у всех, кто интересуется латвийским искусством. Их работы можно посмотреть в столице России ещё до 14 мая.


«Характерный для многих стран в сегодняшнем мире поиск идентичности в не меньшей степени определяет и художественную жизнь Латвии. Однако эксперименты по конструированию идентичности остались в 1990-х, и сегодня можно наблюдать уже рефлексию того, что в итоге приобрело черты реальности и поиск возможных средств описания этой реальности», – считают организаторы выставки, ставшей продолжением существующей уже несколько лет в галерее традиции представлять своего рода «выборки» художественной сцены других стран.


Интересно, что куратор выставки – из России, это Кристина Романова, с которой мы связались, чтобы задать несколько вопросов нашего экспресс-интервью.




Фрагмент экспозиции «EXTENSION.LV: Встреча с самим собой» с работами Андриса Эглитиса. www.arterritory.com

Как отбирались художники для выставки?


Кристина Романова: Начать стоит с краткой предыстории выставочного цикла EXTENSION, в противном случаевыбор художников, да и самой художественной сцены может вызвать множество противоречий и интерпретаций. Идея создания EXTENSION возникла естественным образом как продолжение трёхлетней работы галереи «Триумф» в области антропологического исследования современного искусства в рамках проектов специально созданного для этой цели Department of Research Arts (департамента научно-исследовательских искусств, если дословно). Своего рода кульминацией этой деятельности стала масштабная выставка при участии более тридцати отечественных и международных художников, где при посредстве видео, фотографий и инсталляций обсуждались вопросы спорных территорий и пограничных зон. EXTENSION представляет собой проект, в основе которого также лежит идея социально-антропологического подхода как попытки исследовать причины – исторические, политические, демографические, – приведшие к текущему состоянию художественной сцены в отдельно взятой стране. В первую очередь это те страны, которые связывает с Россией определённая общность по ряду факторов – географическая близость, фрагменты общей истории, взаимное культурное притяжение. Румынская художественная сцена была представлена первой, затем последовали южнокорейская, иранская, финская, эстонская, и, наконец, в центре внимания серии EXTENSION оказалось латвийское современное искусство.


У девяти представленных на выставке «EXTENSION.LV: Встреча с самим собой» художников за спиной Латвийская Академия художеств, выставки в Латвии, Литве, Эстонии, Польше, Бельгии, Италии, Германии, Финляндии и России. И, безусловно, почти все художники хотя бы раз становились номинантами или призёрами национальной премии – Приза Пурвитиса.


Конечно, премия и её результаты не являются основным критерием выбора, однако именно она стала путеводителем по ключевым именам современного искусства Латвии. Поэтому не случайно, что на московской выставке представлены работы сразу трёх финалистов премии этого года – Кристапса Эпнерса, Атиса Якобсонса, Волдемарса Йохансонса. А дальше уже последовали вопросы – «Какие они современные латвийские художники, где тот нарратив, который поможет избежать или не избежать диалогов о постсоветском пространстве, поиске идентичности и особом настроении „Балтийского региона”»?


И только после личных встреч с художниками и интервью выбор был сделан в пользу тех художников, кто работает с новой реальностью и необходимой дистанцией по отношению к ней. Не обошлось и без спорных и неоднозначных моментов, ведь национальная выставка в московской галерее – это не биеннале, не фестиваль и не дни культуры. Особый «статус» и так называемый «галерейный формат» диктуют во многом свои условия, что имеет свойства как привлекать художников, так и наоборот. Поэтому мы крайне благодарны тем художникам, кто решился на выставку в России и принял наше приглашение к сотрудничеству.


Дайга Крузе. Путешествие от изображения к изображению. Холст, масло. 150 × 200 см. 2016. Фото: www.arterritory.com

Какое у вас ощущение от латвийского современного искусства? Его характерные черты? Отличия от российского?


К.Р.: Надо признать, что когда мы приняли решение делать проект современного латвийского искусства, кроме нескольких имен концептуалистского искусства и проекта «ARMPIT» Андриса Эглитиса и Катрины Нейбурги лично я ничего вспомнить не могла. Но тот проект в Венеции очень запомнился. То ли масштабом архитектурной конструкции, то ли своей общей эффектностью и тонкими личными историями, которые, разумеется, всегда цепляют, пусть даже и являются отчасти мифотворческими. После личной встречи с Андрисом проект был переосмыслен, равно как и прекрасная история о сотрудничестве художников с бобрами, которая сперва казалась трудностями перевода.


Но если давать общую оценку латвийского современного искусства, то говорить за всё современное искусство Латвии было бы несправедливо. Помимо представленных на выставке художников есть целое сообщество молодых и актуальных художников, они по целому ряду причин не вошли в данный проект. В частности, отличная и тонкая недавняя выставка Дарьи Мельниковой, которая только что проходила в Москве в камерной галерее ISSMAG, осталась за гранью нашего проекта EXTENSION.


Выставка в «Триумфе» является всё же классической галерейной историей и выстраивается фрагментарно. Здесь каждый участник представлен небольшим циклом работ или инсталляцией. Здесь и мистика с эзотерикой звёздного Микелиса Фишерса, и вечная проблема гармонии человека с природой в небольших скульптурных объектах из пластилина Лиене Мацкус, и медитативная установка и интерес к прошлому Дианы Тамане, и инсталляция Романа Коровина из живописных работ и шутливых обращений к будничным сюжетам.


Было крайне приятно попасть на выставку финалистов Приза Пурвитиса и понять, что он – не миф. Всё очень масштабно, модно и актуально. То ли атмосфера Риги, то ли личные встречи с художниками привели меня трижды на эту экспозицию. 


Откровенно говоря, сперва кажется, что схожесть траекторий (а именно – образование, номинации и CV) даёт ощущение некой закрытости латвийской художественной сцены. Здесь сразу вспоминается проект двухлетней давности в одном из помещений Арсенала (Arsenale di Venezia) в Венеции – выставка «Орнаментализм. Латвийское современное искусство. Приз Пурвитиса» под кураторством Виктора Мизиано. Тогда дискурс строился на сравнении самодостаточного художественного мира Латвии с монадами как замкнутыми на себе элементами орнамента.


Однако постоянный опыт зарубежных резиденций и выставок, обращение к глобальным сюжетам и злободневным темам современности явно характеризует латвийских художников как способных тонко чувствовать дух времени, пусть даже через путь глубокой рефлексии с примесью мистики, мифа, воспоминаний и обращения к себе. Цитата Карла Густава Юнга, ставшая подзаголовком названия выставки, — «встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным» — как раз описывает данное состояние.


А интервью с художниками лишь подтверждают. «Я следую своей интуиции дополнительно к тому, что мной движет личный рост, который заставляет искать ответы на вопросы разного рода. Это живое любопытство поддерживает меня в поиске ответов на фундаментальные вопросы человечества. Кто я? Откуда всё на самом деле пошло? Что является причиной всего окружающего? Откуда мы пришли и куда мы движемся?», – говорит в своём интервью Атис Якобсонс.


Теперь про отличие от российской. EXTENSION как раз не про поиск отличий, а скорее про параллели и многообразие. По ощущениям от бесед с художниками и кураторами kim? у латвийского искусства, несмотря на ограниченное количество выставочных пространств и институций, всё же есть возможность работать и развиваться в сторону Запада – это широкая возможность для резиденций и привоза выставок художников из соседних стран и, что самое важное, для включения в единый контекст европейского искусства, пусть даже при условии некоторого периферийного статуса на сегодняшний момент. Часть латвийских художников уже давно не живёт и не работает в Латвии, однако местное сообщество хочет считать и считает их представителями латвийской художественной сцены.


Российскому искусству в этом плане повезло меньше. При этом в столице и ряде городов, скажем, в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Владивостоке, Краснодаре, Казани и ряде других есть и отличные институции, и художественное сообщество. Всё находит свои ниши внутри страны.


Важно отметить, что EXTENSION как раз не про поиск отличий, а скорее про параллели и многообразие. По ощущениям, российского искусства больше, и, может, поэтому всему «выхлопу» есть место в столице и ряде городов, а для латвийского есть возможность всё же смотреть в сторону Запада, больше и чаще уезжать и, может быть, возвращаться. 


Микелис Фишерс. Сверхвещество. Холст, масло. 286 × 362 см. 2012.Фото: www.arterritory.com

Каков был опыт общения с самими художниками? Действительно ли латыши такие интроверты, как об этом говорят?


К.Р.: Кто же их знает… интроверты. Да, много строится вокруг этого. Но если о личностном, то, может, трудности перевода и имеют место быть, но открытости в коммуникации им точно не занимать. А если о профессиональном, то – да. Можно назвать «интровертами», можно «глубоко рефлектирующими», а можно «вдумчивыми» – это как больше нравится. Каждый о своём – на очень серьёзном и осмысленном уровне. Мы провели вместе немало часов переписки, немало кофе было выпито, немало работ расставлено вдоль стен и разложено на полу, да и посещение мастерских и домов вряд ли можно отнести к «закрытости». Надеюсь, Микелис Фишерс не будет против рассказа: тёплый прием в домашней обстановке «экодома», демонстрация работ и целая серия откровений и переживаний, описанная и в вашем интервью с ним, стали и для меня приятным удивлением и интересным событием, несмотря на опыт дружеских отношений с московским художественным сообществом. 


И личные встречи в мастерских, и встречи художников со зрителями – это две важные составляющие для понимания. Я имею в виду две встречи с художниками, которые прошли до открытия выставки в «Триумфе», – наполненное харизмой выступление Романа Коровина в Школе Родченко и полноценный экскурс в деятельность Андриса Эглитиса в Школе Дизайна при Высшей школе экономики. Несколько юных барышень пришли на встречу в Школу Родченко с ранее приобретёнными книгами ROCK Романа Коровина за автографами. Нежно, тонко и показательно.


Как бы вы охарактеризовали месседж выставки, чем она может заинтересовать московскую аудиторию?


К.Р.: Давайте не забывать важного – московскую публику вообще сложно чем-то заинтересовать. Мы все здесь живём в сплошном потоке «ивентов» разного содержания и предназначения, где каждый вечер нужно делать выбор – куда же отправиться в первую очередь? Как очевидно из названия, общий месседж всего проекта EXTENSION – знакомство зрителей с именами – новыми или ранее известными, но предметнее и точнее. В случае с латвийским «EXTENSION.LV: Встреча с самим собой» сам месседж вынесен в название выставки. Каждый художник на языке «чистого искусства» предлагает свой взгляд на ту самую неудобную и сложную «встречу с самим собой», а именно – с новой реальностью. Микелис Фишерс обратился к эзотерике, шаманизму, оккультизму, научной фантастике и теориям заговора, то есть к попыткам расшифровать реальность, подобрать к ней соответствующий код. Атис Якобсонс совмещает элементы сакральной геометрии с образами из снов и нереальными пространствами, которые визуализируют поиск гармонии: «входишь внутрь себя, а там такая же огромная тёмная материя» – добавляет художник. Кристапс Эпнерс и Лиене Мацкус обращаются к реальности через наблюдение и медитацию. Скорость современной жизни, невозможность фиксации отдельных моментов становится одновременно и темой, и методом работы художницы Дайги Крузе. И всё строится вокруг человека, сама Дайга об этом говорит так: «Мои работы всегда о человеке, о том, кто он и что делает. Это может быть кто угодно, и часть его личности видна в моей живописи». И это видно во всём поле латвийского современного искусства и в небольшой её репрезентации на московской выставке.


Хочу ещё сказать, что галерея «Триумф» выражает благодарность посольству Латвии в Москве и лично Каспарсу Свилансу, а также kim? и лично Зане Онцкуле, Дите Биркенштейне, Ренате Пранцане за неоценимую помощь в организации выставки.

 






Поиск