Колонка редактора

Балтийский курс. Новости и аналитика Вторник, 18.12.2018, 21:32

Война и мир – священное двоемыслие

Ольга Павук, главный редактор Baltic-Course.com, Рига, 14.09.2018.версия для печати

«Война и мир» – так называется курс лекций, прочитанный в Риге признанным в мире экспертом в вопросах теории и истории войн. Профессор Лондонской школы экономики и Шведского национального колледжа безопасности Кристофер Коукер приехал в столицу Латвии, чтобы в очередной раз встретиться со слушателями семинаров, организуемых Ассоциацией школ политических исследований про Совете Европы.

Ждала выступления Коукера, который знает о войне и мире все или почти все. И ожидания оправдались. Доходчиво и образно профессор говорил о современном видении вопроса войны и мира, временами отсылая слушателей к истории и литературе.


Еще Аристотель говорил, что единственная цель войны – мир. Оруэлл в своем бессмертном романе «1984» писал: «Война – это мир». Однако профессор Коукер напомнил, что мир – изобретение человека, тогда как война часть его обычного существования. Священное двоемыслие.   


До 11 сентября 2001 года люди жили в состоянии холодной войны, не думая о ней. Точкой отсчета нового измерения стал взрыв башен-близнецов в Нью-Йорке, и сегодня все мы живем в состоянии войны с терроризмом. США уже потратили на эту войну 6 трлн. долларов.  Ее дыхание ощущаем мы все, оказавшись в аэропорту или на стадионе, где нас просвечивают рентгеном.


Уважаемый эксперт пытался ответить на вопрос – почему происходят войны, показав их эволюционное развитие. От лука и стрел до межконтинентальных ракет. От войны на суше до моря, небесного пространства, космоса и, наконец, киберпространства. 


Недавно в США появилась новая должность – командующий ракетно-космическими силами. В Китае изобрели тотальное оружие нового типа, которое никого не убивает, но используется в промышленном шпионаже, кибератаках и пр. И это – тоже война. Не за горами – роботы-убийцы.


Хорошая новость: войны становятся более дорогими, но все менее эффективными.  Плохая: пока еще не завершены технологические разработки в военной сфере без участия людей.


Не обошел эксперт и этическую составляющую вопроса. С одной стороны, война воспринимается как узаконенное убийство. С другой – люди оправдывают участие в войне: «бог на нашей стороне».  С 2009 года американские ученые работают над алгоритмом определения разницы между хорошим и плохим. Пока роботы не умеют различать гражданского от солдата. Нужен робот – судья. И он, наверняка, появится.


Еще один философский аргумент – онтологическая безопасность. Отношения робота и человека. Считается, что недостойно человека – позволить роботу убить другого человека. В науке ведутся исследования на тему, как регулировать возможности боевых роботов, их права. Ученых и инженеров, которые производят искусственный интеллект, пока не беспокоят правовые вопросы, касающиеся роботов. Они считают, что этого не будет «никогда», либо «не очень скоро». И это хорошая, по мнению Коукера, новость. Плохая же та, что «машина нас не заменит, мы станем частью машины», появится новый класс – люди-киборги.


Но все это опять о войне – войне 21 века. Как только люди смогут договариваться, войны не будет. Это – вопрос социального договора. Тезис уважаемого эксперта близок к моему восприятию вопроса войны и мира. Потому логичным был прямой вопрос Коукеру: кто и с кем должны договариваться, чтобы прекратить четырехлетнее кровопролитие на Донбассе. К великому сожалению, от ответа на этот простой вопрос он виртуозно уклонился, порассуждав лишь о стратегической ошибке Путина, сделанной четыре года назад. Но вопрос был о другом…


Вечный мир остается утопией, по крайней мере, до тех пор, пока демократические режимы не распространятся по всей планете. Демократии друг с другом не воюют. Дополнила бы этот тезис Коукера: если это демократии, а не их политические имитации. 

 

Войны заканчиваются, когда теряют свою репутацию. 60% новобранцев в США – женщины, когда-то, в древние времена, именно они считались воительницами. Надежда на то, что в условиях интеллектуального мира амазонки утратят воинственность, сохранив и приумножив свое очарование и жизнелюбие.   

       





Поиск